Письмо, не отправленное по назначению...

Авторы: Л.Ведерникова
Номер: N01(2082) январь 2010.

В музее университета хранится необычный документ Великой Отечественной войны - письмо военнопленного немца.

Волею судьбы он оказался в нашем городе. Вместе с другими пленными он работал на строительстве лестницы, спускающейся к Волге, так называемой "чкаловской". Письмо по какой-то причине не было отправлено, написано оно фиолетовыми чернилами на листе бумаги не очень хорошего качества, судя по протершимся сгибам, было сложено в несколько раз до небольшого формата, чтобы его можно было носить в нагрудном кармане. Конец письма утерян. Написано оно по-русски, хотя с искажениями и ошибками, судя по всему, написавший его человек был достаточно образованным. Конечно, оно было проверено военной цензурой, может быть, в этом и кроется причина, почему оно не было отправлено по назначению. Очень хочется верить, что человек, написавший это письмо, вернулся на свою родину.

Воскресенье, 2 марта 1947 г.
Моя любимая Грете и мои любимые дети!
Сегодня хочу написать первое письмо и сказать, как мне повезло! Чтобы тебя успокоить, могу тебе сообщить, что через все трудное и лишения в плену я прошел, и духом и телом удержался здоровым и, надеюсь, что судьба мне принесет освобождение из плена. И ты опять будешь иметь настоящего мужа. Конечно, быть в плену - это тяжелое душевное положение (тяжесть) для меня, и рассказы от тебя и родственников жду с нетерпением.

Вообще должен сказать, что все время обращение ко мне со стороны русских корректное, в это трудное время стараются нас содержать так, чтобы мы были здоровы.

И это зависит от каждого, как он себя ведет, и как ты знаешь, я много раз был в трудной обстановке и не терялся. Пока я находился на этой земле, я многое понял, что потом на родине пойдет на пользу. Ты пишешь мне, что многие друзья хотят за границу, потому что они не верят и не надеются на лучшие времена на родине. Я думаю иначе. Я научился жить, что никаких работ не боюсь, я уверен, что не пропаду. У меня железное желание к жизни, и как раз русский народ для меня пример, что нужно делать. Я тебе советую остановиться в Англии, чтобы эти трудные времена прожить с детьми. Но боюсь, что ты там не будешь счастлива, у знакомых (родных) нехорошо жить. С другой стороны, я думаю, что многие англичане нас ненавидят. Иначе я думаю о русском народе, несмотря на то, что мы, немцы, им натворили, они нас будут встречать со вниманием. Мы, как военнопленные, не можем иметь верного и окончательного взгляда, многое для нас незнакомо и опять непонятно, что случиться на родине. Но я надеюсь, что люди в Германии сознают, что мы, миллионы немецких военнопленных, через нашу работу здесь хорошо делаем, что исправляем разрушенное войной, и они осознают, что через это мы получим недостающую свободу, долгие годы вдали от дома нельзя быть! Надеюсь, что родина нас не забудет и признает нас за все это.

Маленькая справка: последние недели войны я был около Данцига (Вайксел округ), где меня еще раз ранили. Разгром и капитуляцию я встретил мз полуострове Хапз. Оттуда я попал в лагеря Дойч-Айлау, где я остался до конца сентября. Нескольким сотням товарищей я преподавал уроки английского языка, там мы приготовились на скорое возвращение домой. Но вышло иначе. Мы поехали в Россию в торфяной лагерь около Волги. Там я был до апреля 1946 г. И прожил очень холодную (твердую) зиму. Лагерь был неплохой, только работа непривлекательная, было трудновато. Разыгрался мой ревматизм, но через врачебную помощь и лечение стало лучше. От апреля 1946 я нахожусь в одном большом русском городе в лагере, мне повезло с товарищами. Я работаю с моей бригадой на стройке большой каменной лестницы, иногда на шампанской фабрике. Там я хорошую каплю выпил! Теперь я работаю в одном магазине. Мы ходим без конвоя свободно туда и назад, и в город. Рабочее время 8 часов, и перерывы бывают. С моей бригадой мы зарабатываем всегда выше нормы и получаем добавочное питание. Я получаю 700 г хлеба в день. Наш лагерь - большая школа с центральным отоплением, водой и хорошими кроватями. По воскресеньям мы свободны, ходим в баню, иногда на концерт или в кино. Я до сих пор 5 американских фильмов на английском языке видел. Для холодного времени я был тепло одет, что холод не чувствовал..."

 Copyright © 2010 Музей ННГУ
 Copyright © 2010 Газета "Нижегородский университет"
 По всем вопросам:  info@ nrl.unn.ru