По законам военного времени

Авторы: Л.А. Королихина, Л. В. Ведерникова
Номер: N01(2082) январь 2010.

Цветок засохший, безуханный,
Забытый в книге вижу я;
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя...
А.С. Пушкин

Лариса Анатольевна ПОНОМАРЕВА -доктор биологических наук, известный ученый-океанолог, выпускница биофака нашего университета. Накануне Великой Отечественной войны она получила диплом с отличием, специализировалась по кафедре проф. А.Д. Некрасова (зоология беспозвоночных).

В течение всей своей яркой и насыщенной жизни она писала письма родным, друзьям, коллегам. В личном архиве Л.А. Пономаревой, который хранится в музее ННГУ, их насчитывается более 500. В письмах военной поры Лариса предстает перед нами молодым специалистом, ищущим свое место в жизни, она переживает трудности эвакуации в далекой Киргизии, куда попала из Крыма. Мечтает о настоящей работе и научной карьере. Ее оценки событий переплетены с описанием трудного быта военного времени.

В конце 1942 г. она возвращается в Горький, поступает в аспирантуру в родном университете. Ей удалось попасть в научную экспедицию по северным морям, и летом 1945 г. она успешно защитила кандидатскую диссертацию по гидробиологии.

Л.А. Пономарева была приглашена Л.А. Зенкевичем на работу ведущим биологом в Институт океанологии (ИОАН). Лариса Анатольевна - единственная женщина, руководившая рядом научно-исследовательских морских экспедиций. Корабль "Витязь", на котором плавала возглавляемая ею экспедиция, превращен в музей (г. Калининград). (Письма публикуются с некоторыми сокращениями и уточнениями).

Киргизия, 21 февраля 1942 г.
Дорогая мамочка!
Твое письмо от 21 января я получила вчера. Начинаю нумеровать письма, что и тебе советую. Значит, у вас уже начался голод. Я думаю, тогда тебе стоит согласиться жить в районе, выбери Ветлугу или что сама хочешь. А иначе тебе придется съесть Гуську (собачка), хотя его очень жалко. У нас тоже начались перебои с продуктами еще с конца января. Мы имеем некоторый запас сала, а рис скоро кончится, берем молоко, в общем, в городе уже ничего нет. Сергей (муж Л.Пономаревой) считает дни до мая. Получили заявку на 5 человек на селекционную станцию (12 км от города), и хотя для карьеры это было бы лучше, но он не хочет ехать, т.к. очень оголодал, а там не больно-то отъешься. До осени я буду здесь, а осенью хотела бы вернуться в Горький, это необходимо для поисков, через Москву, настоящей работы. А ты пиши, что ты думаешь делать?

Надо тебе еще рассказать о здоровье: я весь февраль хожу по бюллетеню, у меня была температура и сильная головная боль. Теперь поправляюсь, осталась слабость. Думаю, с 24 февраля выйду на работу. Врачи не знают, в чем дело. Врачи здесь хорошие, из эвакуированных. Сдавала кровь на исследование - нашли у меня сыпной,тиф. Но все же я им не заболела. Вчера таскали на рентген насчет туберкулеза, но нашли расширение сердца. Ты спрашиваешь, на чем я сплю? На кровати, конечно. В чем хожу? В буцах, конечно, в чем же еще? Плохо, что я весь февраль из-за хвори ничего не зарабатывала. Но думаю, выкрутимся. Все равно покупать нечего. У нас, кажется, холода закончились, чего мы с нетерпением ждали. Вчера было + 3 днем.

Читала ли ты в "Правде" за 27 января статью "Таня"? А 15 февраля ей дали звание Героя Советского Союза. И она оказалась вовсе не Таня, а Зоя (Космодемьянская). 16 февраля по радио выступала ее мать. На меня это произвело сильное впечатление, на всех нас. Она была ученицей 9 класса московской школы. Так могло быть и со мной. Я, конечно, если бы нас не сократили, из Крыма не стала бы эвакуироваться. Напиши побольше чего-нибудь, а то чегой-то скучно. Жизнь наша тоскливая. Если куда поедешь, Гуську не оставляй насовсем.
Целую, Л.

Киргизия, 1 апреля 1942 г.
Милая мамочка!
Я уже почти две недели не имела от тебя писем и очень беспокоилась, хотела посылать телеграмму. Хорошо, что у тебя с питанием налажено более или менее. Чего нельзя сказать про нас, особенно потому, что Сергей тяжело болен. Он как-то простудился и получил воспаление легких. Лежит уже неделю, температура 40 и 39. Врачей здесь мало, а платно не имею возможности позвать. Здесь очень распространено воспаление легких. Сергей просился в клинику - нет мест. Вообще он все время капризничает и злится. Очень обидно, что так получилось. Профессора разъедутся по районам, так что, вероятно, он институт не окончит. Молоко (которое уже 10 руб.) и рис я отдаю ему. Мне остается картошка и хлеб. Жалованье за 1-ю половину месяца так и не дают. Дела неважные. Приезжай ко мне и поедем в район, а в Горьком мне делать нечего. Ведь ты не хочешь, чтобы я "замоталась на подсобных работах"? Так что, если я приеду в Горький, то только на время. Думаю все же ехать зоологом в Ош, это через Ташкент и Фергану. Надо мне лечить неврозы. А то мне уже дают 26-27 лет. Это я так всего за два месяца изменилась (февраль-март). Плохое питание, плохой сон, плохая работа и частая трепка нервов. С этой работы (довольно приличная по понятиям многих) уйду в конце апреля. Сергея, наверное, пошлют на работу, как только он поправится. Всех посылают по Киргизии. Насчет "Тани" и "Лизы" (Чайкиной) я думаю, что ведь им дали звание не за подвиги, а за геройскую смерть, неужели это не ясно? Меня смерть, хотя бы и геройская, не особенно привлекает, но все же очень бы хотелось пойти воевать, и я боюсь, что потом буду вечно себя укорять, что не пошла. Тем более, что у меня есть теперь "звание" - так как я заведую складом биопрепаратов (а на эту работу допущены только ветработники), я могла бы пойти ветфельдшером. Литер и инструкций прочитала порядочно. Да в них и не могло быть ничего сложного, это ведь не работа в колхозе. Ты, конечно, смотришь отрицательно на мои намерения, но напрасно...

Вчера у нас отключили свет (по постановлению СНК Киргизской ССР), в театре спектакли не дают по неделям, да и почитать нельзя. Не знаю, может быть, стоит пойти работать в МТС или звероводом на ферму. Но я думаю, если ни здесь, ни в Алма-Ате не найду интересной работы, то уеду. А больше всего хотелось бы уехать ветфельдшером в армию.
Целую. Привет от Сергея. Лора.

Архангельск, 12 августа 1944 г.
Дорогие Сережа и мамочка!
Завтра у нас в некотором роде "юбилей" - месяц, как мы здесь. А мне кажется - сто лет, будто бы давным-давно я живу в этом номере - 6 кроватей - 6 девчат. Давным-давно хожу между 8 и 10 завтракать, а между 1 и 7 обедать. Курсирую между гостиницей, ПИИРО (исследовательский институт), почтамптом, базаром, читальней и "Кашалотом". За этот месяц 2 раза была в бане, 2 раза в кино (оба раза ходила на "Джунгли") и не научилась ровно ничему, кроме того, как оформлять прием и разгрузку товарных вагонов. В общем, месяц можно считать вычеркнутым из жизни. Здесь есть хорошие книги в магазинах. И новые, и букинистические. Таких книг не достать в Москве, а у нас в Горьком тем более. Я ведь всегда обрастаю книгами, как корабль ракушей. Так и на этот раз, чуть завелась у меня "полулишняя" копейка. Сережа, как мы были неправы... Хватит одного научного работника! Будь хорошим агрономом или селекционером. Или учись на врача, или инженера. Зенкевича не зря называют "адвокат от биологии" (он закончил до этого юридический вуз).

Спешу сообщить хорошую новость: раз в месяц, возможно, смогу давать о себе знать. Числа 15-18 мы, т.е. 14 девушек во главе с Зенкевичем и Колей (замыкающий), выедем пароходом в Хабарово. Ехать 4 суток - я думаю, даже больше. Там просидим "энное" количество времени, поджидая свои "каравеллы". Вчера было так называемое "производственное совещание", перед которым нас предупредили, что все сказанное уже решено и обсуждению с нашей стороны не подлежит. Итак, я на "осетре", а со мной 2 дяди (так себе) и 3 тети. Одна из них, единственная женщина старший научный сотрудник, очень нудная, но, говорят, что хороший работник. Другая мне меньше всех нравится - трескучая и ленивая. Третья, Люба, очень оригинальная девушка, я таких не видела, нескладная, ходит огромными шагами (сапоги 42 размера), любит физический труд, произносит всего несколько фраз в день.
Целую, Л.

 Copyright © 2010 Музей ННГУ
 Copyright © 2010 Газета "Нижегородский университет"
 По всем вопросам:  info@ nrl.unn.ru