История одной фотографии

Авторы: Елена Стариченкова
Номер: №5 (2086) май 2010 г..

Вадим Геннадьевич КУЗЬМИН - декан факультета физической культуры и спорта ННГУ, кандидат физико-математических наук, неоднократный чемпион Европы, судья всесоюзной категории, автор более 100 публикаций, в том числе 10 авторских свидетельств на изобретения. Благодаря страстному увлечению радиоспортом Вадим Геннадьевич встречался не раз с теми людьми, каждого из которых смело можно называть человеком-легендой. Среди таких людей Эрнст Кренкель - радист первой полярной экспедиции нашей страны.

Разговор об этой исторической фотографии зашел у В.Г. Кузьмина с директором университетского музея Тамарой Ивановной Ковалевой во время обсуждения личного фотоархива декана. Вадим Геннадьевич как бывший спортсмен-международник, один из руководителей Нижегородского общества радиолюбителей, к тому же много и охотно фотографирующий всю жизнь, для музея представляет огромный интерес. Речь шла о возможности научной обработки фотографий. Вот тут и вспомнил Вадим Геннадьевич, что у него есть фотография, на которой он рядом с Кренкелем. Когда и при каких обстоятельствах сделано фото? Мы решили узнать подробности.

Старшее поколение хорошо знает это имя, а для молодых людей, которые слабо представляют себе отечественную историю прошлого века, напомню, что Эрнст Теодорович Кренкель (1903-1971)-российский полярник, доктор географических наук, Герой Советского Союза (1938), председатель Всесоюзного общества филателистов. С 1924 г. радист советских полярных станций (в 1937-38 гг. "СП-1") и арктических экспедиций ("Сибиряков", "Челюскин" и других). Вряд ли можно описать полярную биографию Кренкеля лучше, чем сделал это он сам в книге "РАЕМ - мои позывные", которая, едва успев увидеть свет, прочно вошла в золотой фонд советской мемуарной литературы. Интересно читать книгу и сегодня - благодаря прекрасному языку и здоровому юмору.

История арктического мореплавания назовет немало замечательных полярников-радистов, внесших ценный вклад в освоение Северного морского пути. Надо знать, что это такое - Арктика, чтобы представить себе, какой стойкостью должен обладать человек, связавший свою жизнь с ее освоением. Сегодня, когда героика и романтика освоения далеких окраин страны прочно уступила место "романтике самолета, романтике автомобиля", молодому поколению трудно представить себе не только мотивы, двигавшие людьми той эпохи, но и их физическую и духовную стойкость. Впрочем, возможно, обществу снова понадобятся люди, равные по духовной и физической стойкости Кренкелю или итальянскому радисту Джу-зеппе Биаджи, известному своим участием в арктической экспедиции Умберто Нобиле на дирижабле "Италия".

Эрнст Теодорович Кренкель родился 11(24) декабря 1903 года в городе Белостоке в семье инспектора коммерческого училища, немца по национальности. В 1910 году семья переехала в Москву. Стремясь дать сыну хорошее образование, родители, несмотря на ограниченные средства, определили его в ] 1913 году в частную реформатскую гимназию при швейцарской церкви. Впрочем, гимназию он не успел окончить из-за революции и завершал свое образование уже в советских вузах. В 1921 году поступил на годичные курсы радиотелеграфистов, и это событие определило его жизнь. Летом 1924 года Эрнст Кренкель отправился в Ленинград с мизерной суммой денег в кармане и с весьма призрачной надеждой устроиться радистом на какой-нибудь корабль дальнего плавания. В дальние рейсы ходили лишь единичные советские суда, и в Ленинграде кадровые радисты-моряки сидели без работы. Где уж тут было тягаться с ними юному радисту, к тому же сухопутному! Но когда надежда устроиться судовым радистом рухнула окончательно, кто-то из безработных моряков сообщил ему, что Гидрографическое управление срочно ищет радиста для экспедиции на остров в Северном Ледовитом океане, но охотников не находится - платят там мало и к тому же ехать надо на целый год. Через считанные минуты он предстал перед начальником экспедиции Северного Ледовитого океана, известным гидрографом Н.Н. Матусевичем, который набирал новую смену зимовщиков для работы на первой советской полярной обсерватории Матшар, годом ранее построенной на Северном берегу ново-земельского пролива Маточкин Шар.

Год зимовки, как писал Эрнст Кренкель в своих мемуарах, не прошел, а пролетел. Затем он был призван в Красную Армию и год служил в Отдельном радиотелеграфном батальоне во Владимире. Там же он подружился с соседом по койке в казарме. В свободное от службы время Кренкель тренировал его в приеме на слух и передаче на ключе сигналов азбуки Морзе. После армии они потеряли друг друга из виду и случайно встретились в Москве только через сорок лет. К удивлению Кренкеля, его способный ученик оказался знаменитым советским разведчиком Рудольфом Ивановичем Абелем.

Вернувшись в Москву, Кренкель работы по специальности не нашел, пришлось ему согласиться на то, что предложила биржа труда - сортировать посылки. Но как раз в то время вышло постановление, разрешавшее иметь частные радиостанции, и началась "коротковолновая лихорадка". Не устоял против всеобщего увлечения и Кренкель. Вскоре у него появились своя, самодельная аппаратура, свой позывной и мечта "установить самую дальнюю, самую интересную, самую необычную связь".

Где можно установить такую связь? Конечно, в Арктике, где нет абсолютно никаких помех. А где взять аппаратуру? В Нижнем Новгороде, где радиолаборатория разрабатывает и создает новое радиотехническое оборудование. Об опытах Лбова (кстати, у В.Г. Кузьмина есть фотография, где Кренкель изображен вместе с Ф. Лбовым) и Петрова он услышал во время своей зимовки на Земле Франца-Иосифа. На аппаратуру нет средств. Как убедить людей в необходимости использования коротких волн в Арктике? Он идет в Московское отделение Нижегородской радиолаборатории и, представившись сотрудником Гидрографического управления (!), рассказывает о намерении испытать короткие волны на полярных станциях. Находившийся в столице Михаил Александрович Бонч-Бруевич заинтересовался этим сообщением, лаборатория давно планировала опыты в Арктике. Ученый обещал помочь аппаратурой и консультацией. Полный комплект радиооборудования - приемную и передающую аппаратуру, антенны, запчасти, измерительные приборы - был выдан, и притом бесплатно.

Эрнст Кренкель едет в Ленинград, оформляется полярным радистом и рассказывает своему начальству о желании руководителей Нижегородской радиолаборатории провести на Севере испытания коротковолновой аппаратуры. Дело только за полярниками! Так было положено начало коротковолновому радио за Полярным кругом, и Нижний Новгород имеет к нему самое прямое отношение. В Архангельск Кренкель приехал с компактной приемно-передающей установкой типа ЛГБ мощностью в 300 ватт, трехламповым приемником и волномером. Силовую установку выделило управление безопасного кораблевождения в северных морях. Пунктом зимовки намечен был Маточкин Шар, и испытания предстояло провести на Полярной гидрографической обсерватории.

Сначала Кренкелю ответил Баку, а затем он принял сигналы Москвы, Ленинграда и, конечно, своих новых друзей из Нижнего Новгорода. Появляются у него корреспонденты из Парижа, Лондона, а самой южной точкой связи оказался тот самый Мосул, который впервые услышал Федора Лбова и Владимира Петрова.

В следующую зимовку Эрнст Кренкель продолжает совершенствовать аппаратуру. 12 января 1930 г. ему удается установить связь с американской экспедицией адмирала Верди, зимовавшего на южнополярном материке и пытавшегося на самолете достичь Южного полюса. На этот раз коротким волнам покорилось расстояние в 20 тысяч километров!

В каких только условиях не пришлось испытывать свою аппаратуру Эрнсту Кренкелю! Участвует в 104-часовом полете на дирижабле "Граф Цеппелин". Служит на ледоколе "Серебряков" во время его легендарного похода. После трагической гибели "Челюскина" рация Кренкеля связывала ледовый лагерь с Землей. Его позывные в течение нескольких месяцев извещали мир о беспримерной зимовке отважной четверки на Северном полюсе. Короткие волны завоевывали пространство. Киномеханик Шмидт из города Вохмы Северного края 3 июля 1928 г. принял сигнал "505" об аварии экспедиции Нобиле на дирижабле "Италия". В радиорубках кораблей, спешащих к потерпевшим, находились нижегородцы-коротковолновики: на ледоколе "Малыгин" А. Кожевников и на судне "Персей" В. Гржибовский. Об этом Эрнст Кренкель пишет в своей книге, не забыв помянуть нижегородских ученых добрым словом.

С горьковчанином Вадимом Кузьминым Эрнст Теодорович Кренкель встретился в 1969 году уже будучи знаменитым ученым и общественным деятелем. Вадим Кузьмин как мастер спорта СССР международного класса и победитель многих всесоюзных соревнований в составе сборной страны по радиоспорту часто бывал на международных соревнованиях. Кренкель поддерживал развитие радиоспорта в стране. Был президентом федерации радиоспорта СССР и часто сопровождал сборную на международные соревнования. Его опыт и знания для молодых спортсменов были неоценимы, и он умел ими делиться, но, как вспоминает Вадим Геннадьевич, никогда не навязывался молодежи со своим прошлым, как это порой случается со стариками. Спросят -расскажет какой-нибудь случай. В общении был прост и доброжелателен, а вот с немцами, приезжавшими на соревнования из ФРГ, был всегда подчеркнуто вежлив и холодноват. Дело в том, что его, немца по национальности, не раз пытались "освоить", а он слишком уважал себя и свою страну, не хотел ронять чести. Ему было за что себя уважать, ведь он принадлежал к славной плеяде тех, кто сам слагал историю своей страны.

Памятное фото было сделано в болгарском городе Варна на молодежных соревнованиях "За дружбу и братство" в конце сентября 1971 года. Вадим Кузьмин крайний левый в верхнем ряду, он был самым высоким в группе. Эрнст Кренкель - во втором ряду. Кто же знал, что ровно через месяц этот улыбчивый и сильный мужчина погибнет от нелепой случайности - при подготовке к очередной поездке на Кубу на международую конференцию филателистов ему делали комплекс прививок, как это было принято в СССР. Одна из прививок вызвала анафилактический шок, а лекарств, быстро снимающих его, тогда в стране еще не было. Человек ушел, оставив яркий след и добрую память.

 Copyright © 2010 Музей ННГУ
 Copyright © 2010 Газета "Нижегородский университет"
 По всем вопросам:  info@ nrl.unn.ru