Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОЛЛЕКТИВА НИЖЕГОРОДСКОЙ РАДИОЛАБОРАТОРИИ ИМЕНИ В. И. ЛЕНИНА

В первый год существования Советского государства рабочих и крестьян по личному указанию Владимира Ильича Ленина начальником Тверской военной приемной радиостанции В. М. Лещинским была организована радиолаборатория в Нижнем Новгороде.

Чтобы правильно представить себе развитие и значение Нижегородской радиолаборатории (НРЛ), необходимо знать ту обстановку, в которой происходила ее организация.

Прежде всего следует сказать, что в ней нашел свое проявление и энтузиазм рабочих масс, взявших власть в свои руки, и подъем народного творчества, вырвавшегося из под гнета царского режима. С первых дней существования новая радиолаборатория приобрела популярность не только среди радиоспециалистов и ученых, но и среди самых широких кругов новой советской интеллигенции.

Она стала тем центром, вокруг которого начала объединяться новая техническая мысль, пришедшая на смену обветшалому миру, стала центром новых надежд, планов, новых точек зрения, новых технических проблем. Изумительные возможности беспроводной связи, столь необходимой новому социалистическому государству, привлекли к себе всеобщее внимание, и слово "радио" стало символом новой техники.

Не даром Владимир Ильич Ленин до самых последних дней своей жизни с большим вниманием и любовью следил за успехами нижегородцев.

Не даром при всех трудностях того времени Советская власть неизменно помогала и стимулировала их успехи, видя в них зародыш будущего технического могущества нашего отечества.

Не даром, несмотря на жестокую блокаду, специалисты за рубежом так чутко прислушивались к Нижегородским радиопередачам - следили за развитием советской радиотехнической мысли.

Нижегородская радиолаборатория стала колыбелью радиолюбительства - своеобразного народного движения, охватившего всю страну и давшего новые могучие кадры радиоспециалистов.

Она стала центром, где происходили многолюдные съезды советских радиоинженеров и физиков с докладами на самые животрепещущие темы и последующим оживленным обменом опытом. Эти съезды оставили неизгладимый след в истории и советской науки и советской техники. Они позволили ведущим творческим работникам быстро и точно определить взаимные направления своих исканий, а перед молодежью открыли широкие горизонты новой тематики.

Наука переставала носить кастовый характер. Новые силы вливались в нее мощным потоком. Она превращалась в подлинно народное творчество.

Из нижегородского центра новые технические идеи как электрические искры рассыпались во все стороны, зажигая умы, возвещая наступление новой эры технического прогресса. Впервые в Нижегородской радиолаборатории под редакцией пионера радиотехники профессора Владимира Константиновича Лебединского начал издаваться единственный специальный радиотехнический журнал широкого профиля - дорогой сердцу каждого радиста "ТиТбп". В нем сотрудничали почти все советские специалисты того времени. В качестве приложения к нему выходил более популярный журнал "Радиотехник". Оба эти журнала содержали богатейший информационный материал об успехах радио у нас и за рубежом. Однако не только техническими исканиями, не только разработкой теории или научного эксперимента были заняты сотрудники радиолаборатории.

Коллектив принял самое непосредственное, самое активное участие в строительстве новой жизни, нового общества. Необходимо отметить, что из 56 радиостанций Советского Союза, вошедших в список "Путеводителя по эфиру" за 1928 г., [1] 43 были целиком спроектированы, построены и пущены в эксплуатацию силами НРЛ, в том числе несколько коротковолновых и две самых мощных радиотелефонные станции в Европе - "Большой Коминтерн" (1922 г.) и "Новый Коминтерн" (1926 г.).

Достаточно вспомнить, что первые линии дальней связи на коротких волнах (Москва-Ташкент, Москва-Владивосток) были осуществлены по инициативе и под непосредственным руководством ее сотрудников. Кроме того, НРЛ снабжала радиостанции мощными электронными лампами в течение всего времени, пока не окрепла радиопромышленность и не освоила нового производства. Таковы основные штрихи, которые коротко характеризуют НРЛ как новое, совершенно своеобразное научно-производственное учреждение. Необычны были и задачи, и условия работы, и состав сотрудников, который в короткое время сумел выполнить поистине титаническую работу.

Там работали и профессора с известным именем, и инженеры-новаторы, и квалифицированнейшие рабочие разных профессий, и совершенно юные увлекающиеся радиолюбители.

Только люди, полные энтузиазма, поверившие в новое дело, в его значение и перспективы, поверившие в свои силы, в свои способности находили свое место в этом коллективе, охваченном единою страстью, единой верой, единым стремлением добиться успеха, приблизиться к ясно осознанной цели, создать подлинно советскую радиотехнику. Общие успехи и блестящие перспективы захватывали всех с такой силой, что личные интересы, а подчас и личная жизнь куда-то отступали, уходили на второй план.

Чтобы осветить всю широту размаха работ радиолаборатории хотя бы поверхностно, достаточно только перечислить некоторые узловые технические задачи, на которые были направлены творческие усилия ее коллектива.

Среди них на первом месте, безусловно, стояли задачи вакуумной техники - разработка и применение электронных ламп разного назначения, завершившаяся созданием медных мощных ламп, дававших на 100-метровой волне около 100 квт мощности.

Далее, систематические исследования вопросов радиотелефонии, развернувшиеся впоследствии в целую новую обширную науку - электроакустику, охватывающую ныне многообразные закономерности связи между механическими и электрическими колебаниями. С этими проблемами были неразрывно связаны и вопросы модуляции высокочастотных незатухающих колебаний.

Владимир Ильич Ленин поставил перед руководством радиолаборатории основную задачу: создать "газету без бумаги, без расстояния", подчеркнув этим первоочередную необходимость тщательного изучения законов распространения радиоволн на безграничных просторах нашей родины и необходимость постройки мощных радиовещательных станций.

В результате напряженного труда коллектив Нижегородской радиолаборатории в этой области быстро вышел на первое место в мире. Этому существенно способствовало глубокое изучение теории излучения антенн и радиосетей.

Отсюда логически вытекал вопрос о направленном излучении, связанный с передачей энергии на расстояние. Осуществить направленное излучение длинных волн в то время было технически невозможно. Однако накопленный опыт подсказал новые пути. Под руководством В. В. Татаринова в лаборатории систематически разрабатывался своеобразный метод изучения радиосетей и антенн на моделях, возбуждаемых короткими волнами. Он воспроизводил явления в сильно уменьшенном масштабе, удобном для экспериментирования и требовавшем минимальных затрат сил,, времени и средств. Он побуждал коллектив НРЛ осваивать практику генерирования коротких волн и методы их измерения, подготавливая почву для исследования направленного излучения.

Первые опыты беспроводной передачи энергии были успешно-выполнены с фасада здания лаборатории. Передача была принята за Волгой на "Мочальном острове" системой направленных приемных антенн с мощностью около 2 вт и с к. п. д. порядка 1-2%.

Опыты связи на коротких волнах и направленных передач вызвали к себе колоссальный практический интерес, когда на одной из лабораторных бесед проф. Лебединский отметил их значение для дальней связи при малой затрате мощности, и особенно, когда было обнаружено явление отражения коротких волн от верхних слоев атмосферы - от слоя Хивезайда, что обеспечивало исключительную дальность связи.

В творческой жизни НРЛ начался новый период. Внимание всех обратилось к проблемам коротковолновой связи. Каждый стремился внести свою долю участия в решение этих новых проблем.

Дирекция НРЛ выхлопотала участок земли за пределами города специально для опытов с короткими волнами. На нем со сказочной быстротой были сооружены антенны направленного излучения и установлены экспериментальные макеты передатчиков и приемников. Сам участок получил название "Радиополе".

Радиопередачи короткими волнами перекрыли огромные расстояния, и сигналы НРЛ, принятые в Рио-де-Жанейро, были громче, чем передачи местных радиостанций. Путем экспериментального подбора надлежащих длин волн направленные передачи были приспособлены для эксплуатации на линиях Москва- Ташкент и для связи с Дальним Востоком.

Не следует, однако, думать, что такая дружная коллективная разработка основных проблем радиотехники и достигнутые успехи целиком занимали все внимание сотрудников радиолаборатории и подавляли их личное техническое творчество, сужали их исследовательскую работу. Нижегородская радиолаборатория не страдала боязнью многотемности.

Не приостанавливая кропотливой и трудной разработки основных задач, ее сотрудники, исходя из своих возможностей, способностей, вкуса и опыта, всячески пополняли свой теоретический багаж и, совершенствуя свое экспериментальное искусство, изо дня в день расширяли свой кругозор.

Сотрудники НРЛ с успехом изучали и тонкие вопросы приема радиосигналов, и методы радиоизмерений, и новую аппаратуру, и явления пьезоэлектричества в кварце, и теорию нелинейных колебаний и целый ряд других вопросов, казалось бы стоявших далеко в стороне от текущей общей работы.

Юный радиолюбитель Олег Владимирович Лосев еще в 1921 г. открыл новое физическое явление - генерирование колебаний в детекторе с кристаллом цинкита, и построил свой получивший мировую известность кристаллический приемник "кристадин". Он всю свою жизнь не оставлял исследований загадочных в то время явлений детектирования. Спустя три года ему удалось обнаружить и подробно изучить еще одно новое явление - холодное свечение в детекторе из кристалла карборунда. Ценность этих работ стала более ясной только в наши дни, спустя более четверти века.

Работы Лосева послужили одним из мощных стимулов для разработки совершенно нового направления в физике твердого тела - теории полупроводников.

Теперь, когда все эти работы отошли далеко в прошлое, можно объективно оценить роль Нижегородской радиолаборатории в истории советской радиотехники и всю значимость достигнутых ею успехов, послуживших мощным фактором в деле освобождения нашей технической мысли от иностранного влияния.

Поражает и объем и разнообразие исследовательских работ, выполненных за короткое время столь малочисленным коллективом. Только дружная, сплоченная семья ученых, инженеров и рабочих с самыми разными личными способностями смогла выполнить этот огромный и многогранный труд.

Вспоминая ушедшие годы, я хорошо представляю себе их яркие, индивидуальные образы - дорогие образы товарищей и друзей, большинства из которых уже нет более среди нас.

Вспоминается мне и спокойный уравновешенный, всегда реально мыслящий и объективный Иван Васильевич Селиверстов, организаторский талант которого позволял простейшим образом решать часто весьма запутанные вопросы повседневной жизни и обеспечивать материальные нужды НРЛ;
и пылкий, неугомонный Петр Алексеевич Остряков, полный инициативы и стремления к немедленной реализации новых успехов; и живой как ртуть, человек широкого технического размаха с народной смекалкой - Валентин Петрович Вологдин, привыкший мерить успех техники в масштабах всего народного хозяйства;
и всегда оригинальный, глубокомысленный передовой русский ученый Дмитрий Апполинариевич Рожанский;
и старейший радист, воспитавший целое поколение военных специалистов по радиосвязи, беззаветно преданный своему делу молчаливый Иван Алексеевич Леонтьев;
и блестящий экспериментатор, человек с богатейшим геометрическим воображением, знаток теории электромагнетизма Владимир Васильевич Татаринов;
и суровый с виду, но добродушный с искорками веселого юмора в глазах Сергей Иванович Шапошников, строитель "Малых Коминтернов", наставник начинающих радиолюбителей;
и специалист по автоматике и быстродействующему телеграфу, неутомимый изобретатель Александр Федорович Шорин; и первый начальник мастерских, опытный конструктор и организатор производства приемных радиоламп Федор Илларионович Ступак.

Вспоминается глубокомысленный химик, человек с широким кругозором, пользовавшийся исключительной популярностью среди всех сотрудников НРЛ, Николай Сергеевич Холин, с успехом разрабатывавший технологию "гетеров" и микрофотоэлементов;
блещущий талантом и здоровым юмором, богато одаренный молодой инженер Володя Петров, безвременно скончавшийся, едва достигнув расцвета своих сил;
его друг, вдумчивый, молчаливый, скромный, выдающийся экспериментатор Дмитрий Евгеньевич Маляров, создавший впоследствии совместно с другим учеником и сотрудником проф. Бонч-Бруевича инж. Алексеевым знаменитый разрезной магнетрон;
юный радиолюбитель, молчаливый и бесконечно добрый Олег Владимирович Лосев - изобретатель кристадина;
конструктор микродина, увлекающийся молодой специалист радиоприема, коротковолновик Борис Львович Максимовых; одаренная ученица В. В. Татаринова молодой физик-экспериментатор София Ивановна Моругина;
библиотекарь-полиглот, уверовавшая в исключительное значение радио и отдавшая ему всю свою жизнь, Ольга Александровна Зайцева;
инженер-химик, ставший авторитетным радиоспециалистом, Виктор Андреевич Павлов, нашедший себя в этой новой профессии;
мастер горячей обработки стекла, безукоризненно выполнявший все работы по изготовлению мощных ламп и выпрямителей, Василий Степанович Богомолов;
технолог-новатор, организатор производства ламп и конденсаторов, Глеб Владимирович Путятин;
радиомонтажник, работавший над изготовлением первых радиоламп в Тверской радиостанции, Александр Васильевич Бабков;
организатор изготовления передатчиков, энтузиаст новой техники, начальник радиомастерских, Василий Александрович Салтыков;
и Лев Николаевич Салтыков - полиглот и общественный деятель, яркий представитель советской интеллигенции, представлявший достижения НРЛ на радиовыставке в Стокгольме.

Я уже не застал в живых организатора НРЛ, бывшего прежде заведующим Тверской военной внештатной лабораторией Владимира Михайловича Лещинского. Он скончался через год после основания НРЛ. Однако в течение еще нескольких лет сохранялся его дух в стиле руководства. Он был инициатором и первым руководителем семинара, получившего название "Лабораторные беседы", собиравшегося все годы существования НРЛ.

Проходят передо мною и образы живущих сейчас сотрудников этого замечательного коллектива.

Они свято хранят память о ставшей родной для них лаборатории. Многие из них стали выдающимися специалистами, ведущими работниками в разных областях, основателями научно-технических школ.

Все творческие успехи коллектива были неразрывно связаны с деятельностью двух основных его членов - профессоров В. К. Лебединского и М. А. Бонч-Бруевича. Это они сумели вдохновить на трудовой подвиг коллектив своей лаборатории, сплотить людей в дружную трудовую семью, пробудить в них жажду творчества.

Эти два выдающихся человека всю жизнь были связаны узами тесной дружбы - дружбы вдохновенного учителя и талантливого ученика. Их дружба началась еще в те годы, когда Михаил Александрович сидел на школьной скамье и внимательно слушал блестящие лекции профессора Лебединского, а тот в свою очередь старался найти среди своих учеников юношей, которых интересовали бы его смелые научные концепции, которые в дальнейшем могли бы продолжить дело его жизни.

Своей первоочередной задачей они считали освобождение Советского государства, советской науки, советской промышленности, всей советской культуры от иностранной зависимости, и каждый по-своему привлекал к ее решению других людей, зажигая в них искру творческого огня.

Когда по указанию В. И. Ленина была организована НРЛ, М. А. Бонч-Бруевич был особенно обрадован тем, что В. М. Лещинский получил возможность привлечь к ее работе их старого учителя В. К. Лебединского, который в первые годы после безвременной кончины В. М. Лещинского и стал идейным вдохновителем коллектива.

Руководители лаборатории высоко ценили личную инициативу и индивидуальное творчество. Каждый сотрудник мог смело обратиться к ним со своими предложениями и был уверен, что всегда получит дружеский совет и товарищескую помощь. В коллективе установился обычай свято блюсти приоритет товарища, которому пришла новая перспективная мысль.

Широкое обсуждение новых предложений и изобретений, что называется в момент самого зарождения и осознания их, обеспечивало не только быструю их проверку и реализацию, но и, освобождая от ошибок, упрощало разработку.

Только при таких условиях могли появиться на свет "кристадин" Лосева, "микродин" Максимовых и многие оригинальные радиотехнические приборы.

Большое значение для стимулирования творчества имели упомянутые выше лабораторные беседы, проходившие под руководством профессора Лебединского. На них заслушивались и горячо обсуждались и достижения мировой техники, и успехи лаборатории, и предложения сотрудников, и доклады гостей, приезжавших познакомиться с жизнью радиолаборатории. Например, немалую роль в расширении кругозора сотрудников НРЛ имели сообщения о природе электрона большого друга лаборатории академика Владимира Федоровича Миткевича и доклад пионера высокочастотной техники профессора Алексея Алексеевича

Петровского об организации геологоразведки, а также многие другие выступления.

"Беседы" были школой, в которой сотрудники НРЛ учились, как нужно отстаивать свои мысли и дружески, по существу, критиковать и исправлять ошибки друг друга.

В свободное от основной работы время сотрудники выполняли новые эксперименты по своей личной инициативе, или с интересом знакомились с журналами и новой литературой, заботливо подобранными Ольгой Алекандровной Зайцевой. И старшие товарищи, и молодежь засиживались в лаборатории частенько до позднего вечера, а иной раз и далеко за полночь. Откачка и тренировка ламп требовали длительной непрерывной круглосуточной работы. Прием радиосигналов с Запада происходил преимущественно ночью. Коротковолновые передатчики и приемники работали и на "дневной" и на "ночной" волне.

Ну, где тут было соблюдать релгаментированное рабочее время! Суток не хватало! Разве можно было отложить на несколько часов эксперимент, суливший ценные, новые перспективы и дававший ответ на неотложные животрепещущие вопросы?!

Когда усталость заставляла оторваться от работы, можно было пройтись по "Откосу", подышать свежим воздухом Волги, дать отдохнуть утомленным глазам, глядя на далекие просторы ее заливных лугов. И вот снова голова начинала работать, снова приходили на ум новые я новые варианты решений трудных неотложных задач. При такой напряженной работе в столь разнородном коллективе были неизбежны горячие споры и острые разногласия. Однако теоретические соображения, как правило, быстро проверялись практикой, и в порядке дальнейших очередных исследований; разногласия естественно сами собой исчезали.

Только одно весьма серьезное расхождение во взглядах так и не удалось изжить в коллективе НРЛ. Оно раскололо коллектив на два "непримиримых лагеря". Это были отголоски спора, захватившего радиоспециалистов во всем мире, - "спора между машиной и электронной лампой", между различными направлениями радиостроительства.

Машина была старше лампы. Она привлекала инженеров простотой электрических цепей, высоким к. п. д., а главное, почти неограниченной возможностью повышения мощности высокочастотных колебаний. Казалось она-то и сулила гарантию успеха для дальней беспроводной связи.

Лампа по сравнению с совершенными, поражавшими своей: "солидностью" машинами В. П. Вологдина, уже выдержавшими; почти 10-летнее испытание в эксплуатации, казалась маленьким пигмеем. Однако работы М. А. Бонч-Бручевича открывали новые возможности увеличения мощности ламп, а гибкость управления ими приводила непосредственно к созданию радиотелефона - мечте В. И. Ленина.

В борьбе новых идей со старым наследием замечательно было то, что в данном случае "старое" - машина - само по себе не утратило прелести новизны и сулило еще богатые перспективы развития. В ближайшем будущем машина должна была стать орудием производства в разных областях промышленности, существенным фактором развития народного хозяйства.

Но не в этом видели будущие успехи радиосвязи сторонники лампы. Они отчетливо сознавали свойственную ей универсальность. И в технике связи победила лампа. Так естественно, диалектически закончился этот долгий спор.

Коллектив лаборатории, объединившийся в 1923 г. вокруг М. А. Бонч-Бруевича, с честью выполнил свой долг перед родиной и за блестящие успехи лаборатории было присвоено имя великого вождя Владимира Ильича Ленина. Отмечая успехи, достигнутые коллективом НРЛ, нельзя забывать, что его творческие усилия опирались на мощную поддержку Владимира Ильича Ленина и на повседневную помощь ведущих; руководителей Народного комиссариата почт и телеграфов - наркома В. Н. Подбельского и члена Коллегии Наркомата А. М. Николаева - председателя Радиосовета. Они оба сыграли важную и даже решающую роль при организации НРЛ, а в ее дальнейшей деятельности проявляли исключительную заботливость о ней - осуществляли непосредственную связь коллектива НРЛ с великим организатором Советского государства, воплощая в жизни его указания на развитие беспроводной связи.

Перед руководителями НРЛ стал остро вопрос о внедрении достигнутых успехов, новых методов, новой аппаратуры в массовое производство. Радиолаборатория явно перерастала самое-себя, она уже не могла развиваться в прежних рамках. Нужно было массовое производство радиоламп, радиодеталей, радиоприемников - строительство мощных радиостанций. Для этого необходимо было привлекать тысячные армии рабочих, обеспечивать мощные производственные базы и добиваться громадных; капиталовложений.

Старое должно было уступить дорогу новому. Так в 1928 г. закончился славный нижегородский период советской радиотехники.

Естественно возникает вопрос, кто же были те люди, которые сумели своевременно выдвинуть и в основном разрешить главнейшие технические задачи радиосвязи, отметить новый этап в истории ее развития? Естественным является также желание увековечить в памяти их трудовой подвиг и рассказать людям об их жизненном пути, отметив характерные черты каждого из них.

Примечание

[1] Г. Г. Гинкин, Л. В. Кубаркин, В. Б. Востряков. Путеводитель по эфиру на 1927-1928 г. Изд. "Труд и книга", М., 1927.

[ Нижегородские пионеры советской радиотехники. Составитель Б. А. Остроумов. Л. 1966]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8