Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

ВЛАДИМИР КОНСТАНТИНОВИЧ ЛЕБЕДИНСКИЙ
1868-1937

Владимир Константинович Лебединский родился 8 июля 1868 г. (ст. ст.) в городе Петрозаводске. Его отец преподавал историю в средней школе. Поэтому юноше были знакомы сложные взаимоотношения, складывавшиеся подчас между учителем и его учениками. Высокое звание учителя слилось в его сознании с авторитетом отца и с первых же дней сознательной жизни наложило своеобразный отпечаток на весь его жизненный путь.

С раннего детства у Владимира Константиновича наблюдалась исключительная жажда к знаниям, особенно к изучению природы. Он много читал, наблюдал, беседовал со старшими. Его не удовлетворяло механическое запоминание фактов и рассуждений. Всем своим существом он воспринимал и переживал ту гигантскую творческую работу, то напряжение мысли, которое приводило человечество к блестящим успехам точного естествознания.

В 1887 г. он поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, имевшего блестящий состав преподавателей, в числе которых были и молодые в то время ученые: О. Д. Хвольсон, И. И. Боргман, Марков и ученые старшего поколения: Ф. Ф. Петрушевский, П. Л. Чебышев и другие. Владимир Константинович целиком отдался учебе.

Он попал в среду талантливых, ищущих знаний сверстников, из которых многие потом прославили свою страну, как выдающиеся ученые новых направлений. Со многими из них Владимир Константинович сохранил дружеские отношения до конца жизни. Они не мало способствовали расширению научного кругозора молодого студента. Горячие юношеские споры оставили неизгладимый след на всем характере мышления, на всем духовном облике начинающего ученого.

Иван Иванович Боргман, тогда совсем еще молодой физик, своим полным энтузиазма изложением работ Фарадея и Масквелла увлек Владимира Константиновича и "направил его внимание на те изумительные технические приложения электрической энергии, которые непосредственно вытекали из нового понимания электромагнитной теории. Поэтому доклады Александра Степановича Попова, изобретателя беспроволочной связи, в Русском физико-химическом обществе об его замечательных экспериментах были восприняты Владимиром Константиновичем с особенной остротой и напряженным интересом. Они и определили, в сущности, основное направление его дальнейшей научной работы. Это было начало девяностых годов, когда В. К. Лебединский уже успел окончить университет (1891 г.) и даже приобрел некоторый педагогический опыт.

Еще студентом Владимир Константинович усердно посещал все заседания Русского физико-химического общества, а после окончания курса стал одним из деятельных его членов.

В 1895 г. в журнале Общества в 27 томе он опубликовал свою первую экспериментальную работу "О некоторых опытах с катушкой Румкорфа". Эту работу он выполнил в Петербургском электротехническом институте, где в это время он читал курс "Переменных токов" в духе Фарадея-Максвелла и где он организовал первую в России специальную лабораторию по этому предмету.

В 1896 г. он принимает участие в астрономической экспедиции на р. Лену в селение Чекурское для наблюдения полного солнечного затмения. Там им впервые в России была получена фотография обращенного спектра Солнца в момент, когда Луна полностью заслонила его диск. Он оставил нам живое картинное описание этой экспедиции [1].

В 1900 г. вместе со своим старшим товарищем и другом М. А. Шателеном Владимир Константинович побывал в Париже на Всемирной выставке. Парижские выставки служили местом встречи ведущих ученых разных стран. Там обычно зарождались международные объединения для решения острых, назревших научных вопросов, рассмотрение которых в пределах отдельных стран было невозможно. Еще в предыдущем столетии на одной из очередных Всемирных выставок в Париже была создана Международная ассоциация для установления единства мер и весов, труды которой завершились разработкой метрической системы. Выдающиеся ученые, съехавшиеся в Париж, в своих докладах делились успехами науки и в разных странах старались находить сторонников своих новых смелых идей.

Понятно, какое огромное впечатление на сознание молодого одаренного физика произвел этот форум мировой науки на фоне технических и экономических успехов, достигнутых различными народами в разных частях земного шара. В Париже Владимир Константинович встретился с Пьером и Марией Кюри, с Бекерелем, с Ланжевеном и с целым рядом зарубежных ученых, установив с ними дружеские связи на многие годы. Особенно сильное впечатление оставили у него доклады по радиоактивности, новой области естествознания, привлекавшей всеобщее внимание.

Посещение Парижской выставки явилось определенным рубежом в научном росте Владимира Константиновича - оно помогло ему найти самого себя, определить свою дорогу в жизни, уточнить очередные задачи и перспективы своей деятельности.

По возвращении в Петербург, помимо ставшей уже привычной литературной работы и научных исследований, он особенно много внимания начал отдавать учебной деятельности, читая лекции и ведя другую педагогическую работу в Электротехническом институте и в других учебных заведениях. Очень охотно Владимир Константинович принял приглашение преподавать физику в Николаевском военно-инженерном училище и не прерывал чтение этого курса почти до самой мировой войны - до 1913 г. Следует сказать, что Николаевское военное училище резко выделялось среди аналогичных военных учебных заведений того времени более высоким культурным уровнем как учащихся, так и преподавательского коллектива. В нем десятками лет складывались традиции осмысленного отношения к военной службе и к патриотическому долгу. Из среды его воспитанников вышли такие выдающиеся личности, как Тотлебен, Достоевский, Григорович, Сеченов, Яблочков, Цезарь Кюи, Кондратенко (герой русско-японской войны) и ряд других.

Помимо курса в Военно-инженерном училище, с 1899 по 1913 г. он преподает физику на курсах Лесгафта и Лохвицкой-Скалон, а с 1906 по 1913 г. в Петербургском политехническом институте читает "Курс электромагнитных колебаний".

В 1913 г. Рижский политехнический институт избирает Владимира Константиновича профессором кафедры физики.

Владимир Константинович считал, что именно в Николаевском инженерном училище продвижение новых достижений физики в практику преподавания должно быть наиболее нужным и плодотворным. Действительно, он быстро нашел общий язык со своими молодыми слушателями и оставил в их памяти глубокий след. Несколько его учеников впоследствии сделались выдающимися пропагандистами новой техники. К ним в первую очередь относится М. А. Бонч-Бруевич, которого Владимир Константинович спас от грозившего ему исключения из училища и которому по его представлению за первую еще юношескую работу Русское физико-химическое общество присудило премию им. Ф. Ф. Петрушевского. Впоследствии, уже в советское время, учителя и ученика еще теснее сблизили многие годы совместной творческой работы в области беспроводной связи.

Вопросы связи с самого начала творческой деятельности Владимира Константиновича казались ему особенно важными - он считал их основным условием прогресса и культуры. Успехи А. С. Попова и впечатления от встреч с зарубежными учеными в Париже окончательно укрепили его в этом убеждении. Он стал горячим пропагандистом и популяризатором электросвязи и в особенности связи без проводов.

В те годы, в начале первого десятилетия XX в., на русском языке не было ни одного руководства по беспроводной телеграфии, которое можно было бы принять за основу проектирования, производства и эксплуатации радиоаппаратуры. Поэтому в 1906 г. Владимир Константинович выпускает первый учебник по новой дисциплине под названием "Электромагнитные волны и основания беспроволочного телеграфа", написанный исключительно доходчивым языком и содержащий необходимые для того времени теоретические основания технических расчетов. Эта книжка приобрела широкую популярность и положила начало целому ряду публикований по этому новому разделу электротехники на русском языке. Часть их принадлежит перу самого Владимира Константиновича.

Таково было начало научной и педагогической деятельности Владимира Константиновича. Одновременно, как уже говорилось, развернулась и его литературная работа.

Уже с 1891 г. будучи студентом Лебединский принял самое деятельное участие в издании журнала "Электричество". Он печатает в этом журнале множество статей, заметок, обзоров и рецензий, освещавших различные вопросы, связанные с новейшими успехами точных наук и прогрессом технических знаний. Он старается привлечь внимание русских электриков к самым важным, к самым ярким открытиям и изобретениям как в России, так и, за рубежом:.

Его популярности среди русских электриков немало способствовала продолжавшаяся много лет целеустремленная работа в журнале "Электричество". Связь с редакцией этого старейшего электротехнического журнала он сохранял всю свою жизнь.

Внимание его привлекали преимущественно вопросы, связанные с учением об электрических и магнитных явлениях и электромагнитных колебаниях, с проблемами распространения электромагнитных волн. Своим энтузиазмом он сумел привлечь к разработке этих проблем своих товарищей, физиков и инженеров, среди которых идеи А. С. Попова нашли горячих последователей.

В 1911 г. под его редакцией выходит сборник сделанных ими переводов классических работ по радиотехнике под названием "Электрические колебания и волны", служивший многие годы основным пособием при изучении радиотехники для русских радистов.

Горячая пропаганда нового вида связи привела впоследствии к всеобщему признанию Владимира Константиновича "пионером радио".

Еще в 1906 г. Владимир Константинович взял на себя редактирование журнала Русского физико-химического общества (часть физическая), единственного в то время русского научного физического журнала. Вскоре он добился основания при этом чисто научном журнале, предназначенном для специалистов, отдельного популярного журнала "Вопросы физики", соответствовавшего запросам более широких кругов преподавателей физики, начинающих экспериментаторов, молодых инженеров и учащейся молодежи. Он привлек к участию в новом журнале самых живых и талантливых популяризаторов науки того времени.

Интенсивная педагогическая и литературная деятельность не смогла оторвать Владимира Константиновича от экспериментальных исследований, которые он проводил в лабораториях тех институтов, где состоял преподавателем.

Владимир Константинович в эти годы опубликовал целый ряд оригинальных работ [2], обративших на себя внимание специалистов

и получивших впоследствии дальнейшее развитие в работах его многочисленных учеников и в трудах других ученых.

В качестве редактора и руководителя двух самых солидных специальных журналов физического и технического в этот период Владимир Константинович вел оживленную переписку и часто лично встречался с молодыми авторами и с маститыми учеными. У него на глазах развивалась отечественная и мировая наука. В то же время он все теснее сближался с учащейся молодежью.

Он остро, как может быть лишь немногие из его современников, воспринимал и ясно сознавал тот огромный разрыв, который в то время существовал между триумфальным шествием точной науки и темнотою народною в России.

Воспринимая жизнь "как целое", будучи по своей натуре художником и энциклопедистом по образованию он, наблюдая окружающую действительность, пришел к твердому убеждению, что наука лишь тогда выполнит свое назначение, когда она явится достоянием всех людей. Он решил употребить все свои силы, все доступные ему средства, чтобы облегчить проникновение точного естествознания в широкие народные массы. Владимир Константинович становится убежденным популяризатором успехов науки и техники и обращается к изучению этого своеобразного искусства.

Как любящий отец или брат, как самый верный друг, он изучает психологию учащейся молодежи, передовых рабочих, начинающих ученых, их культурный рост, условия творческой работы.

Владимир Константинович старается нащупать те затруднения, те подводные камни, которые задерживают научный рост и подчас парализуют робкое, только еще начинающееся научное мышление. Он пытается указать им кратчайшие пути для достижения поставленной цели.

Рисуя широкие перспективы, раскрывающиеся перед мыслящим человеком при углубленном изучении природы, четко намечая задачи отдельных этапов учебной работы, Владимир Константинович вдохновляет молодежь на новые усилия. Он знакомит ее

.

с тем своеобразным удовлетворением, которое испытывает человек в результате созидательного труда.

Из-под пера Владимира Константиновича выходят десятки популярных статей и обзоров. Он читает популярные лекции, привлекающие многочисленных слушателей, издает учебники, выступает на собраниях, съездах и т. д.

Усилия Владимира Константиновича не остаются бесплодными. Скоро он становится одним из самых популярных лекторов. Его выступления часто заканчиваются горячими овациями аудитории.

Эта напряженная работа по распространению знаний постепенно заполняет всю его жизнь. Его собственные исследования, всегда отличавшиеся новизной и оригинальностью, все чаще и чаще остаются незаконченными, неопубликованными.

Не все могли понять мотивы этой своеобразной деятельности Владимира Константиновича, понять его стремления и чаяния.

Много препятствий встречал он на своем творческом пути. Бывало не раз, что его искренние порывы приобщить к сокровищнице науки широкие круги общества, истолковывались совершенно превратно.

Только несколько старых друзей и чуткое сердце его подруги жизни Юлии Илларионовны, урожденной Будилович, неизменно до конца дней поддерживали Владимира Константиновича в его своеобразном жизненном призвании. Их семейный очаг привлекал и научную молодежь и маститых ученых. Он служил центром, около которого объединялись люди разных направлений мысли, разных специальностей, люди, искавшие среди столкновения мнений новых путей к познанию природы.

Память об этих дружеских беседах до сих пор хранят их участники. В них ярко проявилась способность Владимира Константиновича быстро, часто с полуслова, схватывать основную мысль собеседника, доброжелательно стать на его точку зрения и обнаружить в ней все ценное и оригинальное, выделив ошибочное и недостаточно обоснованное. К нему за советом шли и молодые авторы и новаторы-изобретатели. Они неизменно получали поддержку в своих исканиях, приходили к новым идеям, новым задачам, а иногда и совершенно новым направлениям в работе.

Заняв кафедру в Рижском политехническом институте, Владимир Константинович мечтал еще шире развернуть свою научную и популяризаторскую деятельность, однако разразившаяся в 1914 г. мировая война разрушила все его планы. Институт был эвакуирован в Москву, а затем совсем прекратил работу.

В Москве Владимир Константинович вместе с небольшой частью коллектива Политехнического института пытался организовать преподавание для того числа студентов, которых там удавалось собрать, но без успеха. Институт вскоре полностью распался.

Между тем тяжелые вести с фронта заняли все его внимание. Он болезненно переживал неудачи русского оружия и напрасную гибель защитников родины, среди которых было немало и его учеников. Вопрос о связи на фронте, протяжением в 3000 км, был тогда особенно острым, и радиосвязь приобрела исключительное значение. Тут и сказалась роковая нехватка квалифицированных кадров радиосвязистов. Радиоаппаратуру в то время Россия получала в кредит от своих союзников. Острота положения побудила Владимира Константиновича возобновить связи с командованием инженерных войск, в составе которого работали многие его ученики по Военно-инженерному училищу.

Для ознакомления военных радистов с новыми успехами техники связи при активной поддержке полковника Н. Ф. Жерве, начальника радиосвязи Северо-Западного фронта, Владимир Константинович организует в г. Минске издание журнала "Вестник военной радиотехники и электротехники". Он ведет личную переписку с наиболее инициативными своими учениками: В. М. Ле-щинским, только что назначенным начальником Тверской военной приемной радиостанции, и М. А. Бонч-Бруевичем, организовавшим при этой станции специальную исследовательскую "внештатную" лабораторию.

Он несколько раз лично выезжает в Тверь, разыскивая пути всемерного стимулирования неотложного дела организации радиосвязи в широких масштабах. Под его влиянием В. М. Ле-щинский начал читать популярные лекции "О сущности беспроволочного телеграфа", рассчитанные на самую широкую, преимущественно рабочую и техническую аудиторию. Их содержание в начале 1918 г. вышло отдельной книжкой под редакцией В. К. Лебединского. Так, путем личных контактов он подбирал и сотрудников, и материалы для нового специального журнала, а вместе с тем выявлял первоочередные технические вопросы, подлежавшие освещению на его страницах, выдвинутые нуждами текущего дня. Большую поддержку в своих начинаниях Владимир Константинович встретил со стороны энтузиаста беспроводной связи А. И. Страхова, который содействовал организации печатания и выпуска в свет номеров журнала.

Огромные человеческие жертвы и потрясения, вызванные войной, мрачные события на фронте, крушение старого строя и победа пролетариата, создавшего в нашей стране новый общественный строй, установивший новую власть рабочих и крестьян, на время прервали было начатое Владимиром Константиновичем дело.

Нетрудно себе представить, какое огромное впечатление произвел весь этот вихрь исторических событий на острый наблюдательный ум Владимира Константиновича, как он увлек его новыми неожиданными возможностями осуществления его самых заветных мыслей.

Чуткий и вдумчивый он остро воспринимал изумительный исторический процесс, участником которого он сам являлся. В числе самых первых представителей интеллигенции он безоговорочно с энтузиазмом примкнул к начинаниям новой власти рабочих и крестьян и весь остаток своей жизни посвятил многогранным работам, связанным с укреплением нового государства. Свою работу он старался сделать максимально целесообраной и продуктивной, отдавал ей с юношеским жаром все свои силы, весь свой богатый опыт.

Ведь только социалистическая революция могла осуществить мечту всей его жизни - сделать науку достоянием всего народа.

Если до революции за 27 лет литературной деятельности он успел опубликовать около 100 печатных работ, то после революции на протяжении 20 лет число опубликованных работ оказалось вдвое большим.

Увлеченный новыми перспективами, с юношеской энергией Владимир Константинович принялся за решение самых первоочередных технических проблем, выдвинутых жизнью молодого Советского государства.

Огромные пространства нашей страны, делающие столь трудной связь между отдельными его пунктами, необходимость тесного единения всех трудящихся вокруг новой власти для отпора нападений внешних и внутренних врагов, потребность в четкой координации всех органов государства, своеобразная обстановка того времени, заставили Владимира Константиновича все свои силы, весь опыт направить на организацию беспроводной связи внутри страны.

Ему вспомнились первые работы А. С. Попова, вспомнились собственные юношеские мечты и увлечения. Для реального овладения этим чудом новейшей техники необходимо было быстро обучить тысячи специалистов, предстояло изготовить для них десятки тысяч новых приборов и инструментов.

Владимир Константинович яснее чем кто-либо другой сознавал эту острую необходимость, и он сделал все, что было в его силах, чтобы ускорить распространение и внедрение новых средств связи на необозримых просторах нашего отечества.

Он принял самое активное участие в Радиосовете, созданном в составе Народного комиссариата почт и телеграфов под председательством члена Коллегии А. М. Николаева, в котором сосредоточилось руководство всеми работами по организации беспроводной связи в новом государстве рабочих и крестьян.

По его инициативе и под его редакцией уже в 1918 г. в Москве при Народном комиссариате почт и телеграфов начинает издаваться специальный журнал "Телеграфия и телефония без проводов" (ТиТбп"), явившийся по существу продолжением "Вестника военной радиотехники и электротехники", издание которого прекратилось - набранный в г. Минске шестой номер уже

не увидел свет. Новый журнал сначала печатался в Москве. Он состоял из двух частей: первая "ТиТбп" предназначалась для квалифицированных специалистов, вторая "Радиотехник" - для среднего технического персонала, занятого на производстве и эксплуатации радиоаппаратуры. Деятельное участие в организации этих журналов принял А. И. Страхов, который сам получил ответственную работу в Наркомате почт и телеграфов.

В конце 1918 г. Владимир Константинович переехал в Нижний Новгород, где по прямому указанию В. И. Ленина его ученики В. М. Лещинский и М. А. Бонч-Бруевич организовали исследовательскую радиолабораторию для разработки новых средств связи. В самом начале 1919 г. он переводит туда издание "ТиТбп" и "Радиотехник".

Все свои силы Владимир Константинович отдает научно-техническим работам НРЛ и повышению квалификации ее коллектива. Он с громадным успехом преподает в Нижегородском университете и читает лекции для рабочих. Несколько раз рабочая молодежь, восхищенная перспективами технического прогресса, ярко и доходчиво обрисованными Владимиром Константиновичем, на руках выносила его из аудитории.

Он проявляет инициативу и самое активное участие в организации съездов радиотехников и физиков, собиравшихся в Нижнем Новгороде: первый в 1921, второй в 1922 г.

По его инициативе советской общественностью в торжественной обстановке была отмечена 30-я годовщина изобретения радиотелеграфа в 1925 г. Он активно выступил в защиту приоритета А. С. Попова в зарубежной печати.

В значительной мере в результате его титанических усилий в нашей стране быстро разрастается мощная волна радиолюбительства. В короткое время она охватила сотни тысяч молодых людей и рабочих разных профессий, сделалась неиссякаемым источником прекрасных кадров искусных радиотехников как для быстро развивавшейся новой радиопромышленности, так и для службы связи.

Такая напряженная и разностороняя деятельность требовала концентрации всего внимания, всех мыслей, всех сил, требовала непрерывного пополнения технического опыта, пополнения теоретических знаний. И в то же время она почти не давала никакой возможности Владимиру Константиновичу возобновить прерванные мировой войной его собственные оригинальные исследования, хотя он не оставлял надежды заняться ими "позже", в благоприятной обстановке. Общественные неотложные интересы в течение всей жизни превалировали над его личными желаниями, личными увлечениями, которые всегда отходили на второй план.

В интересах достижения поставленной цели было безусловно необходимо, чтобы единственный в то время печатный орган, из которого русские радисты черпали необходимые им сведения и

об успехах отечественных работ и о заграничных новинках, журнал "Телеграфия и телефония без проводов" выходил регулярно, без перебоев.

По инициативе Владимира Константиновича в Нижнем Новгороде при радиолаборатории организуется собственная маленькая типография, где небольшой коллектив печатников, увлеченных новыми задачами и перспективами, на ручном станке и на серой бумаге печатает и выпускает по возможности в срок его номера, появление которых с нетерпением ждали все русские радисты - он стал "рупором радиотехнической мысли" в стране Советов.

Благодаря усилиям сотрудников радиолаборатории, сплотившихся вокруг Владимира Константиновича, журнал этот выходил непрерывно в течение почти 10 лет до 1928 г., когда редакция была переведена в Ленинград, и журнал получил новое название сначала "Техника радио и слабого тока", а потом "Известия электротехнической слаботочной промышленности". Особенно ценно было его руководство молодыми сотрудниками, начинающими радистами. Он приходил им на помощь и своей огромной эрудицией, и своими навыками в экспериментальных исследованиях. Многолетний педагогический опыт давал ему возможность быстро отмечать наиболее одаренных юношей и направлять их развитие в соответствии с индивидуальными особенностями их дарований.

Он первый обратил внимание на своеобразный характер мышления и техническую интуицию Олега Владимировича Лосева - изобретателя "кристадина". Он помог ему быстро овладеть основами теории и до конца своих дней с участием и внутренним; удовлетворением следил за его успехами.

Это он направил внимание Д. Е. Малярова - изобретателя "разрезного магнетрона" на занятия вакуумной техникой.

Владимир Константинович принимал горячее участие в решении всех труднейших вопросов по разработке электронных ламп, выполнявшихся М. А. Бонч-Бруевичем и другими сотрудниками. Эти работы, как известно, принесли Нижегородской радиолаборатории мировую славу.

Небезынтересно вспомнить события 1923 и 1924 гг., когда между ведущими специалистами радиосвязи разгорелся горячий принципиальный спор, разделивший их на два непримиримых лагеря, спор между машиной и лампой, спор между двумя направлениями дальнейшего развития радиотехники.

Сторонники машины, опираясь на блестящие успехи в разработке высокочастотных машин, уже достигнутые В. П. Вологдиным, и на богатый зарубежный опыт, видели будущее радиотехники - в создании мощных машинных радиостанций.

Сторонники лампы, восхищенные чудесными свойствами этого изумительного электронного прибора, возлагали все надежды на

его дальнейшую разработку и повышение мощности. Они требовали строительства новых мощных ламповых передатчиков.

Владимир Константинович с самого начала принял второе направление, он присоединился к группе молодых изобретателей-конструкторов, смело ставших на новый путь.

Лампа победила.

21 января 1924 г. скончался В. И. Ленин - создатель и вдохновитель НРЛ. Владимир Константинович тяжело переживал эту утрату. Он выпустил траурный номер журнала, где поместил статьи А. М. Николаева и М. А. Бонч-Бруевича, посвященные памяти великого вождя. Кончина Владимира Ильича вызвала перестановку в составе правительства, в частности в Наркомпоч-теле. А. М. Николаев получил ответственное поручение за рубежом, и вместо наркома В. С. Довгалевского был назначен И. Н. Смирнов. К работам НРЛ он проявил критическое отношение и в приказе по Наркомату объявил Владимиру Константиновичу выговор, выразив ему как редактору недоверие.

В этих условиях для Лебединского была весьма ценной моральная поддержка коллектива НРЛ.

Когда с большим успехом была испытана мощная медная лампа в 30 квт и пущена в серийное производство по предложению Владимира Константиновича, было решено принести ее в дар Академии наук в честь двухсотлетия ее существования. Навеянные заветами Владимира Ильича, насыщенные оптимизмом и верой в прогрессивное человечество слова адреса, составленного Владимиром Константиновичем, были приняты под гром аплодисментов общим собранием всех сотрудников НРЛ.

Большое значение он придавал работам по коротким и ультракоротким волнам. Этими вопросами занимались многие сотрудники радиолаборатории - В. В. Татаринов, М. А. Бонч-Бруевич, А. М. Кугушев, С. И. Шапошников, Г. А. Остроумов, Б. Л. Максимовых и др. Владимир Константинович подчеркивал необходимость и возможность глубокого теоретического обоснования этих работ и указывал на те перспективы, которые они открывают. Он старался все новые достижения коротковолновиков подробно освещать на страницах журнала и подвергать обсуждению на лабораторных беседах.

Так напряженно протекала деятельность Владимира Константиновича в Нижнем Новгороде.

Между тем Советский Союз вступил в эпоху мирного строительства. Советская радиотехника уже превращалась по заветам Владимира Ильича Ленина и под мудрым руководством Коммунистической партии в мощную передовую отрасль индустрии, развивалось радиовещание, разрабатывалось телевидение. Целая армия молодых радиолюбителей во всех уголках нашего Союза с неподражаемым упорством и терпением изучала основы беспроводной связи и мастерила оригинальную радиоаппаратуру. - '

С чувством глубокого удовлетворения Владимир Константинович мог убедиться, что его усилия увенчались успехом, что избранное направление его трудов было правильным, что поставленная цель была им достигнута. Можно было перейти к решению других основных задач. Можно было обратить взоры на другие области науки и техники.

В сентябре 1925 г., не прерывая тесной связи с Нижегородской радиолабораторией и с журналом, Владимир Константинович переезжает в Ленинград и занимает кафедру физики сначала в Первом медицинском институте, потом в Военно-медицинской академии, а через некоторое время в Институте инженеров железнодорожного транспорта возглавляет кафедру ФОЭ - физических основ электротехники. Высшая квалификационная комиссия присуждает ему ученую степень доктора технических наук без защиты диссертации.

Расширяются научные интересы, а глубокий жизненный опыт и острая наблюдательность раскрывают перед Владимиром Константиновичем многое, что ускользает от внимания других. Недаром Г. М. Кржижановский, выдающийся электрик, вдохновитель планов ГОЭЛРО, назвал Владимира Константиновича "физик-мыслитель".

Владимир Константинович внимательно, как истинный ценитель, следит за новинками литературы и отмечает все выдающиеся события в мире науки и искусства.

Люди самых разнообразных профессий, разных вкусов и стремлений,, находят у него глубокое понимание своих заветных мыслей.

Дружбой с Владимиром Константиновичем дорожили и президент Академии наук В. Л. Комаров, и Алексей Максимович Горький, и президент палаты мер и весов проф. Н. Г. Егоров, и шлиссельбуржец Н. А. Морозов, и основатель Оптического института академик Д. С. Рождественский, и глубокий физик-теоретик проф. П. С. Эренфест, и специалисты по ультракоротким волнам А. А. Глаголева-Аркадьева и М. А. Левицкая, и президент Академии наук академик С. И. Вавилов, не говоря уже о многих молодых начинающих ученых и о преподавателях разных дисциплин. Для меня лично дружба с Владимиром Константиновичем составляет одно из самых светлых моих воспоминаний.

Владимир Константинович со свойственным ему увлечением: отдавался учебной работе в новой реформированной высшей школе, уделял особое внимание методике преподавания и составления учебных пособий. От него всегда можно было услышать новую мысль, оригинальный подход к предмету, совет, как построить курс лекций, как организовать демонстрационные эксперименты.

Между тем годы шли, здоровье его пошатнулось, обострилась хроническая кожная болезнь, годами отравлявшая существование и неподдававшаяся лечению. Только временами наступало облегчение. Бессонные ночи все более и более ослабляли деятельность сердца. Тем не менее его творческие усилия не прекращались. Реформа высшей школы дала ему возможность вновь возвратиться к исследовательской экспериментальной работе. И вот уже на склоне дней, в тридцатых годах, после 45 лет напряженной многогранной неутомимой работы Владимир Константинович обращается к изучению одной из труднейших и интереснейших проблем физики - к проблеме намагничивания железа. Он уже предвидел, какое огромное значение она приобретет в новой технике, какие откроет неожиданные возможности для разнообразных практических приложений, в частности и для целей связи.

Владимир Константинович воспроизвел явление Баркгаузена прерывистого намагничивания железа в совершенно новой и оригинальной обстановке, позволяющей обнаруживать новые детали его и проследить за перемещениями вещества при намагничивании. Намечались и другие работы.

В значительно расширенном объеме и в совершенно переработанном виде с учетом достигнутых успехов Владимир Константинович подготовляет к печати второе издание сборника "Электрические колебания и волны". В свободные вечера он с увлечением пишет очень оригинальную популярную книжку "Беседы об электричестве", где он в необычной, в художественной форме пытается набросать доступную самому широкому кругу читателей картину современного понимания электрических и магнитных явлений, заинтересовать вопросами электротехники новые широкие круги молодежи. Он успел закончить рукопись всего за несколько дней до своей кончины. Книжка эта вышла в свет уже после его смерти по личному распоряжению президента Академии наук С. И. Вавилова, который придавал ей особое значение, считал ее образцом, на котором молодые начинающие авторы могли бы учиться трудному искусству популярного изложения науки.

К сожалению, подготовленное к печати по распоряжению С. И. Вавилова второе издание "Бесед", соответствующим образом переработанное, встретило непреодолимые трудности перед выходом в свет.

Поздно ночью 11 июля 1937 г. неумолимая смерть оборвала трудовую жизнь Владимира Константиновича, жизнь, посвященную служению горячо любимой им Родине и исполнению своего общественного долга, жизнь, полную горения, исканий и глубокого проникновения в тайны природы.

В истории советской науки и советской техники своеобразная многогранная неутомимая деятельность Владимира Константиновича Лебединского оставила глубокий след.

Примечания

[1] "Беседы об электричестве". Изд. АН СССР, Л.-М., 1940.

[2]О действии ультрафиолетового света на искру, Электричество, 1900, № 7; ЖРФХО, 1902, т. 34, вып. 4, стр. 31.

Действие магнитного поля на положительные электрические заряды, Электричество, 1900, №№ 12, 13.

О некоторых свойствах электрической искры, ЖРФХО, 1901, т. 33, вып. 3 и 4.

Исследование явлений в индукционной катушке с помощью трубки Брауна, там же, 1903, т. 35, вып. 5, стр. 530

О резонансе несвязанных систем. Электричество, 1905, № 11, 12, стр. 153.

Сопротивление электрической искры, ЖРФХО, 1906, т. 38, вып. 7, стр. 89.

Практические методы измерения излучений, там же, 1906, № 7.

О некоторых случаях разделения радиации, там же, 1908, т. 40, вып. 4, стр. 187; 1909, т. 41, вып. 2, стр. 97.

Электропроводность при различных температурах, там же, 1908, т. 40, вып. 5, стр. 183.

Исследование работы трансформатора переменного тока, там же, 1909, т. 41, вып. 8, стр. 269; 1916, т. 48, вып. 4, стр. 137.

Результаты излучения солнечных спектрограмм 1896 года, там же, 1909, т. 41, вып. 9, стр. 395.

О причинах понижения температуры с поднятием над поверхностью земли, там же, 1911, вып. 7, стр. 272.

[ Нижегородские пионеры советской радиотехники. Составитель Б. А. Остроумов. Л. 1966]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8