Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

БОРИС ЛЬВОВИЧ МАКСИМОВЫХ
1901-1960

Борис Львович Максимовых был самый молодой из числа тех сотрудников НРЛ, работы которых оставили заметный след среди результатов, полученных ее коллективом.

Он родился 21 июня 1901 г. в деревне Шишкино Уржумского района Кировской области в крестьянской семье. Вскоре его родители Лев Лазаревич и Александра Николаевна переехали в г. Казань и поселились на Поддужной улице.

В 1912 г. Борис Львович поступил в Казанское реальное училище, которое окончил в 1918 г. Уже в школе он проявил недюжинные способности и увлекся физикой и электротехникой. Большое влияние на весь склад его характера и мышления оказали преподаватели реального училища Б. А. Остроумов и А. Н. Нефедьев, с которыми он поддерживал тесную связь многие годы.

С 1919 г. началась его трудовая жизнь в качестве конторщика Казанского районного управления водного транспорта; потом он работал слесарем на фенолсалициловом заводе, затем техническим сотрудником лаборатории методики физики Казанского высшего института народного образования. В январе 1921 г. он был мобилизован и как красноармеец, имевший техническую подготовку, направлен в радиотехнический дивизион 2-й Казанской базы радиотелеграфных формирований. К этому времени он успел, одновременно с работой, окончить 1-й курс математического отделения физико-математического факультета Казанского университета и как радиолюбитель приобрести ценный опыт в сборке радиоаппаратуры.

В мае 1921 г. Борис Львович на основании ходатайства астрономической части Обь - Енисейского гидрографического отряда (впоследствии переформированного в УБеКо-Сибири), возглавляемой его учителем по реальному училищу (впоследствии профессором) А. Н. Нефедьевым, был по приказу командарма

направлен в распоряжение начальника Омской гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана для участия в полярных экспедициях в качестве радиотелеграфиста. В течение 1921 - 1924 гг. Борис Львович принимал активное участие в четырех полярных экспедициях, заведуя специальной приемной радиостанцией, снабженной 6-каскадным ламповым усилителем. В условиях Заполярья для определения долготы пунктов, где она находилась, радиостанция могла принимать сигналы точного астрономического времени всех главнейших европейских радиостанций. В 1923 и 1924 гг. по совместительству Борис Львович служил флагманским радиотелеграфистом на экспедиционном гидрографическом судне "Святая Анна".

В периоды между экспедициями он под руководством А. Н. Нефедьева вел исследовательскую и конструкторскую работу по совершенствованию радиоаппаратуры в астрономических обсерваториях Казанского и Пермского университетов. В частности, он разработал установку пишущего приема сигналов времени на телеграфную ленту. Это, исключив "личное уравнение" наблюдателя и обеспечив документальную регистрацию сигналов, позволило повысить точность и упростить определение долгот в экспедиционных условиях. Полученные результаты, описанные начальником астрономической части экспедиции проф. А. Н. Нефедьевым [1], установили приоритет советских геодезистов в применении пишущего приема сигналов времени при точном определении долгот удаленных точек на земном шаре, как это подтвердил в переписке с А. Н. Нефедьевым известный немецкий геодезист проф. Ванах.

В октябре 1924 г. после демобилизации Борис Львович приехал в Нижний Новгород и был приглашен проф. М. А. Бонч-Бруевичем в НРЛ в качестве старшего лаборанта для продолжения работы по радиоприему. Он разработал оригинальный чувствительный приемник "Микродин" со специальной лампой "малюткой" (с экономичным питанием 2 в и 50 ма накала, с 10 в на аноде), предназначенный для глухих сельских местностей и экспедиций [2]. С целью подробно ознакомить более широкие круги радиолюбителей и облегчить им возможность самостоятельного изготовления этого прибора, открывавшего широкие перспективы приема удаленных станций, в статье [3], написанной им совместно с М. А. Бонч-Бруевичем, была подробно дана технология его сборки. К сожалению, крупные советские радиопромышленные предприятия не были в те годы заинтересованы в выпуске дешевых приемников, а местная промышленность едва организовывалась, так что наладить массовый выпуск "Микродинов" не удалось. В то же время Борис Львович изучил технику связи на коротких радиоволнах.

В 1925 г. по постановлению Нижегородского горисполкома для работ по изучению коротких волн за городом был выделен особый участок, названный "Радиополе", и построены два небольших деревянных домика, один для коротковолновых передатчиков, другой - для приемников. В них была отведена отдельная комната для постоянного проживания сотрудника НРЛ, так как изучение ночной связи с дальними станциями представляло специальный интерес и опыты проводились круглые сутки. По предложению М. А. Бонч-Бруевича в ней поселился Борис Львович со своей молодой женой Марией Геннадиевной (урожденной Кудлай). Она в значительной мере взяла на себя бытовые заботы и не только обеспечила возможность круглосуточной работы, но и непосредственно включилась в нее. Благодаря ее знанию иностранных языков, такая помощь оказалась для Бориса Львовича особенно ценной при изучении новейшей литературы и при расшифровке сигналов зарубежных коротковолновиков. Частенько в моменты особенно напряженной работы Мария Геннадиевна помогала мужу и в сборке схем, быстро освоив несложную еще в те годы технологию.

" Между лабораторией и радиополем была постоянная телефонная связь. Это давало возможность другим сотрудникам лаборатории приезжать на радиополе только на время экспериментов и установок новой аппаратуры.

Таким образом, Борис Львович являлся непременным участником почти всех экспериментальных работ, выполнявшихся на этом участке до начала 1928 г., о чем свидетельствуют отчеты НРЛ и другие публикования.

За время работы в НРЛ и особенно на радиополе Борис Львович весьма значительно повысил свою квалификацию и полностью овладел техникой и теорией приема и передачи на коротких волнах. Это, естественно, повлекло за собой повышение его авторитета. Последний год этого периода он числился уже инженером-конструктором 15-го разряда.

В 1928 г. руководство НРЛ было занято организацией исследования коротковолновой связи на предельно далеких расстояниях и Для этой цели предложило Борису Львовичу длительную командировку во Владивосток на радиостанцию "I-КАБ" Дальневосточного государственного университета для организации там экспериментальных пунктов приема и передачи. Вместе с Марией Геннадиевной он спешно выехал на место новой работы. Опыты коротковолновой дальней связи по намеченной программе, однако, были прерваны вследствие перевода НРЛ в Ленинград в связи с реорганизацией. Несмотря на приглашения проф. М. А. Бонч-Бруевича в Ленинград в расширенную Центральную радиолабораторию, Борис Львович предпочел остаться во Владивостоке для продолжения начатых работ и развития коротковолновой связи на Дальнем Востоке. 1 февраля 1929 г. он был освобожден от работы в НРЛ.

Памятуя рекомендации М. А. Бонч-Бруевича и воспользовавшись известным ему опытом НРЛ, Борис Львович в новых условиях в первую очередь взял на себя руководство по изготовлению приемно-передающих радиостанций, необходимых для рыбной промышленности Приморского края и для обслуживания Камчатки.

В университетских мастерских были изготовлены 52 маломощные станции, которые могли на коротких волнах поддерживать регулярную связь с университетским передатчиком "1-КАБ". 31 августа 1931 г. все радиохозяйство этой станции передано в ведение Владивостокского отдела ОГПУ со всем инвентарем и штатом. Однако Борис Львович получил возможность продолжать работу в прежнем направлении, но под новым руководством и по новым заданиям. 26 февраля 1938 г. он был уволен по сокращению штата и 27 февраля 1938 г. вновь перешел на работу в Министерство связи в качестве инженера Владивостокского радиоцентра.

В июне 1940 г. Борис Львович был назначен старшим инженером и начальником станции "Приморский радиоцентр". 20 октября 1946 г. вследствие болезни и в результате сильного переутомления он был освобожден от обязанностей начальника и до 1 февраля 1948 г. временно работал инженером-радиотехником, после чего вновь был назначен старшим инженером. Однако уже 24 декабря 1952 г. после вторичного тяжелого заболевания вследствие острого переутомления он ушел на пенсию как инвалид труда 2-й категории. После некоторого улучшения здоровья он вновь приступил к работе и занялся приведением в порядок кварцевого хозяйства станции. Только 31 июля 1956 г., когда ему уже стало трудно обходиться без посторонней помощи, Борис Львович полностью прекратил работу. 24 июля 1960 г. его не стало.

Мария Геннадиевна в течение всех лет его напряженной работы на Дальнем Востоке был ему усердной помощницей и верным другом. Она прилагала все свои силы, чтобы облегчить ему болезненные страдания. Он скончался у нее на руках.

Многогранная работа Бориса Львовича в области радиотехники сопровождалась рядом ценных оригинальных успехов. Вот наиболее яркие из них:
1) Пишущий прием радиосигналов времени.
2) Разработка "Микродина".
3) Разработка частотной модуляции радиотелеграфных сигналов.
4) Разработка разных вариантов коротковолновых передающих и приемных станций малой мощности и организация их производства на далекой окраине.
5) Разработка быстродействующего электронного реле для манипуляторов радиопередатчиков (до 500 слов в мин.), внедренного на всех передатчиках Дальневосточного центра.
6) Руководство разработкой и строительством оригинального радиопередатчика мощностью в 20 квт с заземленной сеткой выходного каскада (по методу М. А. Бонч-Бруевича).

Работа Бориса Львовича была отмечена целым рядом лестных отзывов, почетных грамот и премий. Министерство связи дважды награждало его значком "Отличника социалистического соревнования" (в 1947 и в 1951 гг.). На далекой окраине Борис Львович с честью продолжал дело, начатое в НРЛ.

Среди своих товарищей по работе Борис Львович неизменно пользовался авторитетом и любовью за свою принципиальность и доброжелательное отношение к людям. Своим энтузиазмом он увлекал всех, кто с ним работал. Он оставил по себе самую светлую память, и весь коллектив радиоцентра пережил смерть Бориса Львовича, как тяжелую утрату.

Примечания

[1] См. Записки по гидрографии, декабрь 1923, № 47; ТиТбп, декабрь, № 23.

[2]Б.Л. Максимовых, ТиТбп, 1925, № 30.

[3] В..Л. Максимовых и М. А. Бонч-Бруевич, Жури "Хочу все знать", 1925, № 5, стр. 18.

[ Нижегородские пионеры советской радиотехники. Составитель Б. А. Остроумов. Л. 1966]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8