Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ ОСТРЯКОВ
1887-1962

Петр Алексеевич Остряков родился 4 (16) декабря 1887 г. в г. Казани в семье чиновника. Пяти лет он лишился матери, учившейся на фельдшерских курсах и заразившейся от трупа черной оспой. Через 7 лет, когда мальчик учился в реальном училище, умер и отец, и в 1900 г. мачеха отдала его на воспитание в Симбирский кадетский корпус. Петр Алексеевич окончил курс с отличием в 1906 г. и поступил в Николаевское военно-инженерное училище в Петербурге. Он учился там на одном курсе с М. А. Бонч-Бруевичем. Окончив училище в 1909 г. подпоручиком, Петр Алексеевич по собственному желанию был направлен в 3-й Восточно-Сибирский саперный батальон. Он вынужден был уехать так далеко из-за того, что юнкерам не разрешалось жениться до 28 лет, а он женился на дочери подполковника Вере Викторовне Богоявленской-Прохоровой.

В 1910 г. Петр Алексеевич перешел в 1-ю Восточно-Сибирскую роту искрового телеграфа. Таких рот было всего 4 на всю армию. Командовал 1-й и 2-й ротами полковник Иван Алексеевич Леонтьев, являвшийся одним из самых квалифицированных искровиков того времени.

Два раза в неделю под его руководством происходили так называемые "офицерские занятия" по специальности, в которых активное участие принимали все подчиненные ему молодые командиры.

В 1912 г. Петр Алексеевич был принят в Офицерскую электротехническую школу в Петербурге (ныне Военная академия связи). Товарищем его по учебе вновь стал М. А. Бонч-Бруевич.

Окончив школу в июне 1914 г. с дипломом военного инженера-электрика, Петр Алексеевич был направлен в Кронштадт в 1-ю минную роту.

Началась война. Немцы не пошли на Кронштадт. Просившихся на фронт офицеров не отпускали, тех же, кто упорствовал, сажали под арест. Петр Алексеевич нашел выход. Он перевелся преподавателем в постоянный состав Офицерской электротехнической школы и, узнав о том, что начальник искровой станции Кавказской кавалерийской дивизии был убит, добился назначения на Кавказский фронт. Там он принимал участие в военных действиях во время рейда по Персии и Турции и получил первую боевую награду - темляк на шашку, а затем и первый орден Станислава. Этот поход был им описан в неизданной до сих пор рукописи: "С радиостанцией по Персии и Турции". Затем, в конце 1916 г., он был отозван сначала в Киев в Комиссию по выработке типа передатчика для аэропланов, потом назначен помощником по авиационной части своего прежнего командира И. А. Леонтьева, который был заведующим радиотелеграфом Северного фронта. В феврале 1917 г. он написал свой первый научный, если его можно так назвать, ТРУД "Заметки о катодных лампах военного радиотелеграфа". Это было пособие для начальников радиотелеграфных станций обороны от воздушных нападений в гг. Петрограде и Пскове.

После Февральской революции он был выбран в офицерско-солдатский объединенный комитет. Не сохранилась, к сожалению, фотография этого комитета с подписью "Дорогому товарищу офицеру на память о великих и жгучих моментах революции". Неизданная рукопись Петра Алексеевича "16-й год" содержит описание некоторых ярких предреволюционных эпизодов, относящихся как ко времени войны, так и к первым годам Советского государства.

Октябрьская революция застала Петра Алексеевича в Твери, на Тверской радиостанции - выделенном приемном пункте для международных военных связей с союзниками, куда в апреле 1917 г. добился его перевода на должность своего помощника В. М. Лещинский. Когда в армии было введено выборное начало при назначениях командного состава, В. М. Лещинский и Петр Алексеевич, пользовавшиеся доверием и уважением команды, остались на своих должностях.

Кроме своей основной работы на радиостанции, Петр Алексеевич занимался совместно с М. А. Бонч-Бруевичем производством первых отечественных радиоламп. До 19 июля 1918 г. радиостанция находилась в ведении Главного военного инженерного управления (ГВИУ). Декретом СНК от 19 июля 1918 г. о централизации радиосвязи все крупнейшие радиостанции, в том числе и Тверская, были переданы из Военного ведомства в Наркомпочтель.

По указанию В. И. Ленина нарком почт и телеграфов Подбельский выделил из состава Тверской радиостанции тот контингент специалистов, который занимался производством радиоламп, и на базе этого контингента в Нижнем Новгороде была организована Нижегородская радиолаборатория Наркомпочтеля. Петр Алексеевич принимал самое живейшее участие в организации лаборатории, в снабжении ее станками и всевозможным оборудованием. Не жалея сил, он беспрерывно ездил в Петроград и Москву, добывая всякими правдами и неправдами все необходимое. "Это все Остряков вам натаскал?" - как-то сказал А. Т. Углов, начальник 2-й военной казанской радиобазы. В это время Петр Алексеевич не раз делал пешком по 18 км по голодной и холодной Москве, жил в ванной комнате у брата И. А. Леонтьева, питался "пшей" (пшенная каша) и черным хлебом, который обычно я выпекала и присылала ему. С августа 1918 г. по июнь 1920 г. Петр Алексеевич выполнял в радиолаборатории обязанности сначала лаборанта, потом инженера конструктора, помощника начальника лаборатории и, наконец, председателя Совета НРЛ. В этот же период он вел интенсивную научную работу по изготовлению и исследованию дугового генератора, выясняя пригодность дуговых генераторов для целей радиотелефонии. Радиотелефон был тогда основной проблемой, над которой трудился весь коллектив НРЛ. Эти исследования убедительно показали, что следует обратиться к другим источникам незатухающих колебаний - к машинам высокой частоты или к электронным лампам большой мощности. Результаты всех исследований Петр Алексеевич изложил в статье "Работа с вольтовой дугой как с генератором колебаний для радиотелефонирования" [1].

Успешная работа Нижегородской радиолаборатории по созданию мощных радиоламп позволила вскоре начать постройку ламповых телефонных передающих станций. По делам, связанным с постройкой радиостанций, П. А. Острякову часто приходилось бывать в Москве. Возник вопрос о целесообразности создания в Москве постоянного бюро Нижегородской радиолаборатории. Такое бюро, организованное 29 апреля 1920 г., возглавил П. А. Остряков, явившись его первым штатным работником.

На основании постановления Совнаркома, подписанного В. И. Лениным 27 января 1921 г., Наркомпочтелю было поручено оборудовать в Москве и наиболее важных пунктах республики радиоустановки для взаимной телефонной связи. После принятия этого постановления Московское бюро Нижегородской радиолаборатории стало расширяться. Петр Алексеевич возглавил вновь организованное радиостроительство и получил за подписью В. И. Ленина специальный мандат (фотомандат), которым П. А. Острякову были предоставлены широкие полномочия.

Неизгладимое впечатление произвела на Острякова встреча с Владимиром Ильичей; она на многие годы определила характер его деятельности. Произошла эта встреча неожиданно для П. А. Острякова в начале 1921 г. Работа Нижегородской радиолаборатории по созданию радиостанций в то время оказалась под угрозой срыва из-за остановки городской электростанции, от которой она получала электроэнергию. Требовалось срочно построить собственную силовую станцию, но у радиолаборатории не хватало денег. Приехав в Москву, Петр Алексеевич безуспешно пытался получить необходимые средства и, "доведенный до отчаяния" (это его слова), в конце концов решил обратиться за помощью к Владимиру Ильичу. Написав письмо, П. А. Остряков сдал его в комендатуру Кремля и через 2 часа был вызван к В. И. Ленину для личного доклада. Владимир Ильич внимательно выслушал Острякова, то и дело вставляя свои реплики, задал много вопросов. Затем В. И. Ленин лично позвонил в Наркомфин и распорядился выдать радиолаборатории необходимые средства. В. И. Ленин внимательно следил за успехами советской беспроводной связи и неоднократно оказывал радиостроительству свою поддержку.

Важнейшей работой П. А. Острякова в области радиостроительства была постройка первой мощной широковещательной станции им. Коминтерна. Бывший одно время управляющим НРЛ инженер П. Я. Бялович так пишет об этом в своих неизданных воспоминаниях: "Успешные испытания послужили основанием для нового правительственного задания в 1921 г., которое предписывало НРЛ построить в Москве мощную радиотелефонную установку со сроком 6 месяцев. Строительство было поручено П. А. Острякову. Энергичность, быстрая сообразительность, настойчивость, сохранение присутствия духа при всяких обстоятельствах, уверенность, что со всякими трудностями можно справиться - таковы были характерные черты П. А. Острякова. Деятельность его в роли начальника строительства была поистине вулканическая. Нужно было добыть оборудование для лаборатории и радиостанции, материал для постройки здания и мачт, наблюдать за начавшимся строительством и т. п. и все это в условиях 1921-1922 гг. В это же время им был организован в Москве филиал, изготовлявший электронные лампы для эксплуатационных нужд НКПиТ. Наблюдение за деятельностью этого филиала также было поручено ему. Несколько позже при его участии в НРЛ был построен и небольшой нефтегазовый завод"[2].

В конце мая 1922 г. началась установка передатчика на Московской станции, а 22 августа 1922 г. она была сдана в эксплуатацию.

17 сентября был передан большой радиоконцерт. Создатели первой мощной радиотелефонной станции М. А. Бонч-Бруевич и П. А. Остряков были персонально отмечены среди других работников, награжденных Советом труда и обороны за успешное строительство радиостанции.

Бурная организационная деятельность Петра Алексеевича протекала преимущественно в Москве вдали от лаборатории, что исключало возможность собственной экспериментальной работы, о которой он не переставал мечтать. Основным мотивом его деятельности был горячий патриотизм, побуждавший его развивать советскую радиотехнику широким фронтом и предельно быстрыми темпами. Он прекрасно понимал, к каким печальным последствиям приведет отставание в этой области.

В своей повседневной работе в Москве он часто соприкасался с учреждениями, ведавшими организацией беспроводной связи, и с предприятиями радиопромышленности. В начале двадцатых годов последняя находилась в тяжелом состоянии и явно не справлялась с текущими задачами обеспечения беспроводной связи доброкачественной аппаратурой. Правительственные учреждения, возглавляемые В. В. Куйбышевым, были этим озабочены и старались найти пути стимулирования производства.

Все заводы высокочастотной техники были объединены в Трест слаботочной электропромышленности, и тем не менее они работали с дефицитом и не могли равняться на зарубежную технику. С одобрения В. В. Куйбышева правление Треста заключило договор о технической помощи с французским акционерным обществом, обязавшимся передать Тресту свой технологический опыт и технические чертенш. Это неизбежно приводило к проникновению в Советское государство иностранного капитала, узаконивая номенклатуру и технические условия на иностранные образцы. Руководство промышленностью сознательно на это пошло в надежде стимулировать таким путем рост отечественной радиопромышленности.

Между тем многие специалисты видели в этом серьезную опасность снова попасть в кабальную зависимость от иностранцев, как это было во времена А. С. Попова - ведь в Советском государстве не было необходимых материалов и специализированного оборудования для рентабельного воспроизведения иностранных образцов.

Петр Алексеевич со всей своей горячностью примкнул к этой группе и резко выступил против заключения французского договора, считая его препятствием для развития отечественной радиотехники, которая росла у него на глазах и уже начала перегонять достижения зарубежной промышленности.

Страстные, довольно резкие высказывания задели престиж целого ряда учреждений и внесли недопустимое разногласие в организационную работу, особенно когда публицистом Сосновским с ведома Петра Алексеевича вопрос был перенесен на страницы газеты.

Дальнейшая совместная работа Петра Алексеевича с промышленными организациями оказалась невозможной. Он был вынужден от нее отойти и вновь обратиться к чисто экспериментальным исследованиям на этот раз в области дальней связи и коротких волн.

Петр Алексеевич был назначен ответственным руководителем по организации связи в Якутии. Его помощником в роли комиссара оказался прославленный потом исследователь Арктики И. Д. Папанин. Строительство радиостанции началось в 1925 г. (закончилось уже в 1926 г.) в Томмоте - городке, расположенном в суровой Якутской тайге. Много месяцев тяжелого упорного труда потребовалось для строительства радиостанций. Даже дорога до Томмота была необычайно трудной. Целый альбом фотографий, запечатлевших отдельные этапы этой эпопеи, привез с собой Петр Алексеевич. Находясь в Якутии, он осуществил и ввел в эксплуатацию коротковолновую связь на линиях Иркутск-Томмот и Иркутск-Москва.

Вернувшись из Якутии, Петр Алексеевич выполнял ответственные работы, занимая должности помощника начальника от- дела передатчиков НКПиТ; главного инженера строительства Октябрьской радиостанции в Москве; главного инженера треста Радиострой и др. Начиная с 1944 г. и до самых последних дней жизни он работал по совместительству в Академии наук у академика И. В. Курчатова и А. Л. Минца, выполняя ряд научных разработок.

В мае 1945 г. Петр Алексеевич был принят в ряды Коммунистической партии.

Последняя крупная работа Петра Алексеевича в области радиостроительства относится к годам Великой Отечественной войны. Он спроектировал и построил систему водоохлаждения крупнейшей радиопередающей станции и был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Созданием рациональных систем водоохлаждения Петр Алексеевич занимался много лет, начиная с 1931 г. К этому времени относится его предложение охлаждать лампы воздухом. Работы его в области охлаждения ламп были подытожены в книге: "Водоохлаждающие устройства мощных радиостанций", напечатанной в 1937 г. в качестве пособия для втузов связи. Считая вопросы отвода тепла с анодов ламп очень важным, Петр Алексеевич занимался ими до конца жизни и подготовлял книгу, посвященную новым теплоотводящим устройствам.

К работам П. А. Острякова в области теплоотводящих устройств непосредственно примыкают работы по электровакуумным приборам, начатые еще на Тверской радиостанции. В начале Великой Отечественной войны он организовал сначала мастерскую по регенерации ламп, которая превратилась затем в экспериментальный завод Министерства связи. Разработанная им технология регенерирования позволила успешно восстанавливать дорогие типы генераторных радиоламп. Крупнейшей работой в области электровакуумных приборов явилась его диссертация "Пути повышения мощности радиоламп". В ней Петр Алексеевич изложил принципы построения электронных ламп большой мощности и оригинальные способы охлаждения анодов мощных ламп. Защита диссертации П. А. Острякова прошла блестяще и 12 апреля 1947 г. ему была присвоена ученая степень кандидата технических наук. Однако официальные оппоненты в своих отзывах предложили считать представленную диссертацию достаточной для присуждения ее автору ученой степени доктора технических наук. Аттестационная комиссия Министерства Высшего образования согласилась с этим мнением и в том же году ему была присуждена степень доктора технических наук, а в 1949 г. присвоено звание профессора.

Последние годы своей жизни, как Государственный директор связи III ранга, Петр Алексеевич работал заместителем директора Научно-исследовательского института по научной работе, деятельно участвуя в производственной и общественной жизни, смело поддерживая все новое, прогрессивное. Многогранная и кипучая деятельность его оборвалась 24 февраля 1952 г.

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ

О вольтовой дуге как о генераторе колебаний для радиотелефона, ТиТбп, 1919, № 6, стр. 108.

Ведущая роль русских инженеров в развитии радио, Радио, 1951, ноябрь, № 11, стр. 18.

Расцвет советской радиотехники, Вестник связи, 1851, май, № 5, стр. 3.

У истоков радиовещания, Радио, 1950, январь, № 1, стр. 10.

Рождение советской электронной лампы, Вестник связи, 1952, май, № 5, стр. 21.

Экономика радиостроительства в зависимости от конструкции бачка мощных ламп. В кн.: "Электросвязь", научно-техн. сб., вып. 4, Связьиздат, 1938, стр. 74.

Водоохлаждающие устройства мощных радиостанций. Связьиздат, 1937.

П. А. Остряков и А. А. Зарянов. Теплоотводящие устройства мощных радиостанций. Связьиздат, М., 1954.

Михаил Александрович Бонч-Бруевич. Связьиздат, 1953.

Тепловые расчеты электронных ламп с сетками. Связьиздат, 1957.

АВТОРСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

№ 95556. Гр. Острякову Петру Алексеевичу и Воеводину А. А. за изобретение "Радиобашня", 18 июня 1953.

№ 71225. Устройство для генерирования, детектирования и усиления электромагнитных колебаний, 3 декабря 1947.

№ 48853. Устройство для охлаждения анодов электронных ламп, 31 августа 1926.

Примечания

[1]ТиТбп, 1919, № 5.

[2]Архив Центрального музея связи им. А. С. Попова.

[ Нижегородские пионеры советской радиотехники. Составитель Б. А. Остроумов. Л. 1966]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8