Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

ВАДИМ НИКОЛАЕВИЧ ПОДБЕЛЬСКИЙ
1887-1920

Вадим Николаевич Подбельский родился 13 ноября 1887 г. в Богоразском улусе Якутии, где находились в ссылке его родители. Отец его - Папий Павлович Подбельский - был активным участником студенческого движения в Петербурге и за нанесение публичной пощечины министру просвещения Сабурову, а также за пропаганду среди рабочих был в административном порядке сослан Якутию на три года. Его мать - Екатерина Петровна Сарандович -участница народовольческого движения на юге России была присуждена к четырем годам каторжных работ.

В марте 1889 г. во время кровавой расправы царских жандармов со ссыльными, известной под названием "Монастыревской трагедии" (по фамилии хозяина дома, в котором она произошла), в Якутске был убит Папий Подбельский. До десяти лет Вадим рос среди ссыльных и познал все тяготы суровой скитальческой жизни.

Вадима Подбельского, как и остальных детей Подбельских, усыновил их дядя Николай Подбельский - участник студенческого движения в Казанском университете. В 1900 г. его семья переехала в Тамбов.

В 1904 г., обучаясь в пятом классе тамбовской гимназии, Вадим Подбельский уже активно участвует в революционном движении и вскоре становится вожаком местной учащейся молодежи. В том же году он избирается делегатом на второй Московский (Всероссийский) съезд учащейся молодежи. В следующем году он уже вступает в Тамбовскую организацию РСДРП (большевиков). За организацию студенческих демонстраций, забастовок и распространение прокламаций среди солдат он исключается из гимназии и подвергается короткому аресту, а затем высылается из Тамбова. Год Вадим Подбельский живет в эмиграции на юге Франции в г. Ментоне. В 1907 г. он возвращается в Россию, но попадает под надзор полиции и в 1908 г. его вновь арестовывают и ссылают на три года в Вологодскую губернию.

В ссылке Вадим Подбельский, которому едва минуло 20 лет, становится руководителем колонии политических ссыльных, организует издание гектографического бюллетеня, выступает обвинителем на суде, организованном колонией против сознательного провокатора, выявленного среди ссыльных, пропагандирует произведения К. Маркса и В. И. Ленина. Полицейские власти, боясь "разложения" колонии ссыльных, отправляют Вадима Подбельского в наиболее отдаленные районы Вологодской губернии - вначале в Яренск, а затем в Усть-Кулум. В ссылке Вадим Подбельский близко сходится с видными деятелями партии П. Г. Смидовичем и будущими бакинскими комиссарами И. Т. Фиолетовым и Я. Д. Зевиным.

Вернувшись из ссылки в Тамбов в конце 1911 г., Вадим Подбельский работает в местной печати, создает газету "Тамбовские отклики", выступает со статьями, очерками и фельетонами, в которых рисует бедственное положение рабочих мануфактурных фабрик тамбовщины, бичует самоуправство местных властей. С самого начала империалистической войны он выступает как гневный противник войны, разоблачает ее империалистический разбойничий характер, зовет к единству рабочего класса. Газету закрывают, а ее редактора подвергают неоднократным штрафам и аресту.

В 1915 г. Вадим Николаевич Подбельский был вынужден выехать в Москву, где он опять попадает под надзор полиции.

В Москве В. Н. Подбельский работает в сытинской газете "Русское слово", являясь одновременно активнейшим деятелем московской организации большевистской партии, ведет пропаганду среди рабочих. В период от февраля до октября он работает в газете московских большевиков "Социал-демократ", участвует в работе в качестве делегата и одного из докладчиков на VI съезде партии. В период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции В. Н. Подбельский является членом партийной "пятерки" по руководству восстанием в Москве.

31 октября 1917 г., когда на улицах Москвы еще продолжались бои за овладение такими важными коммуникациями, как телефонная станция и др., Московский Военно-революционный комитет назначил Подбельского Московским комиссаром почты и телеграфа.

Приступив к исполнению обязанностей, В. Н. Подбельский обратился к служащим телеграфа со следующим призывом:

"Почта и телеграф в Москве находятся в полном распоряжении Военно-революционного комитета. Безопасность в районе Центрального почтамта и телеграфа обеспечены прочной охраной революционных войск. Необходимо немедленно же начать правильную работу телеграфа.

Ввиду этого, прошу всех служащих телеграфа по возможности немедленно же явиться к исполнению своих обычных служебных обязанностей... ".[1]

В тот же день Совет почтово-телеграфных организаций Московского узла принял решение немедленно возобновить занятия в почтово-телеграфных учреждениях Московского узла. Совет объявил о выделении рабочего комитета из представителей всех организаций для управления всеми служебно-техническими функциями почтово-телеграфных учреждений узла.

Однако стало известно, что с первых же часов Октябрьского вооруженного восстания реакционная верхушка профсоюза почтово-телеграфных служащих повела подрывную работу. Уже 26 октября 1917 г. в 7 час. 15 мин. во все концы страны за подписями заместителя Министра Малянтовича и председателя ЦК почты и телеграфа Кинга была направлена секретная шифрованная телеграмма, обязывающая "все депеши, призывающие к восстанию, неисполнению боевых приказов передвижению войск,... направлять в Петроград, в Главную телеграфную контору, где дежурят члены Цекапотель" [2]. Эта телеграмма послужила сигналом к саботажу как в самом Комиссариате почт и телеграфов, так и в почтово-телеграфных конторах на местах. Из Одессы, Вологды, Рязани, Тамбова, Пензы, Благовещенска, Орла, Пятигорска и других городов поступали телеграммы, солидаризующиеся с Цекапотельсоюзом в непризнании распоряжений народного комиссара связи Н. П. Авилова-Глебова.

Аналогичный саботаж наблюдался и в учреждениях связи г. Москвы. Как выяснилось уже в первые дни Советской власти, "коллектив" представителей почтово-телеграфных учреждений Московского узла нарушил данное им обязательство и занял позицию, враждебную рабоче-крестьянской власти. 7 ноября 1917 г. на заседании Московского Военно-революционного комитета стало известно, что группа членов "коллектива" направляет во все концы России клеветнические и контрреволюционные воззвания и сообщения. Военно-революционный комитет решил "передать эти телеграммы тов. Подбельскому и просить его сделать заключение по этому вопросу" [3]. На этом основании, а также в связи с тем, что демократическая часть почтово-телеграфных служащих давно лишила "коллектив" своего доверия, отозвав из него своих представителей, народный комиссар распустил "коллектив", лишив его всех полномочий.

Опираясь на незначительную группу большевиков и лояльно настроенных служащих, показывая личный пример исключительной работоспособности, умения быстро вникнуть в суть дела, В. Н. Подбельский вскоре завоевывает массы. Уже 3 ноября 1917 г., несмотря на обструкцию и шиканье контрреволюционных элементов, общее собрание служащих Московского почтамта и городских почтовых отделений, на котором присутствовало более 1300 человек, большинством голосов постановило "...признать власть Военно-революционного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов и считать желательным присутствие Комиссара для совместной работы по восстановлению деятельности почтово-телеграфного аппарата, столь необходимого для страны и армии, кратковременная остановка которого грозит неизмеримо тяжелыми последствиями для России" [4].

27 (14) февраля 1918 г. собрание сотрудников Московского почтамта, в котором участвовал комиссар почты и телеграфа, единодушно принимает резолюцию по политическому моменту, в которой собрание горячо призывает всех истинных борцов за торжество пролетариата вступить в ряды Красной Армии. Собрание избрало Революционный главный комитет, которому поручалось управление делами почтамта в тесном контакте с комиссаром почт и телеграфов и Московским советом рабочих и солдатских депутатов.

Так, завоевывая массы почтово-телеграфных служащих, опираясь на большевистское ядро, В. Н. Подбельский налаживает работу учреждения связи г. Москвы и Московского округа.

Сразу же после переезда Советского правительства из Петрограда в Москву, постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного комитета от 11 апреля 1918 г. Вадим Николаевич Подбельский был утвержден народным комиссаром почт и телеграфов.[5]

Желая работать в полном взаимопонимании с профсоюзом почтово-телеграфных служащих, В. Н. Подбельский установил тесные контакты с Цекапочтелем и начал свою деятельность с ознакомления на местах с положением дела в учреждениях и на предприятиях почтово-телеграфного ведомства (в Петрограде, Курске, Тамбове, Ярославле, Казани, Нижнем Новгороде и др.).

Вернувшись из поездки, В. Н. Подбельский нарисовал В. И. Ленину картину тяжелого положения связи в стране, В. И. Ленин совместно с В. Н. Подбельским разработал ряд важнейших мероприятий, послуживших основой для решительного улучшения дела связи в республике.

24 апреля 1918 г. В. И. Ленин и В. Н. Подбельский подписали декрет Советского правительства "Об организации управления почтово-телеграфным делом".

"Почтово-телеграфное дело Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, - указывается в декрете, - переживает период тяжелой разрухи. Среди многих причин этой разрухи главное место занимает отсутствие соответствующего организационного аппарата по управлению почтово-телеграфным делом на местах, отвечающего новым началам жизни Советской Республики"[6].

Декрет определяет основные положения, по которым должно быть введено коллегиальное управление, и предупреждает, что в случае явного саботажа мероприятиям Советской власти по введению коллегиального управления в почтово-телеграфном ведомстве к виновным, которые должны рассматриваться как дезорганизаторы дела связи в стране, будут приниматься самые решительные и беспощадные меры.

31 мая 1918 г. Наркомпочтель В. Н. Подбельский подписал постановление-инструкцию "О порядке введения в почтовотелеграфном ведомстве коллегиальных начал управления". В печати; эта инструкция была опубликована 8 июня (26 мая) 1918 г.

Одновременно с огромной работой по восстановлению и организации связи в стране В. Н. Подбельский выполняет ответственные задания партии и правительства на фронтах гражданской войны в качестве особо уполномоченного ЦК и ВЦИК на Тамбовском участке Южного фронта, где он мобилизует коммунистов, переключает промышленность на нужды фронта, находится в рядах действующих частей, ликвидирует последствия мамонтовского "набега" на Тамбов, дает исчерпывающую информацию о положении на фронте представителям прессы и одновременно наводит порядок в учреждениях и предприятиях связи Тамбова и губернии.

В январе 1918 г. В. Н. Подбельский направил на имя Председателя Совета Народных комиссаров В. И. Ленина письмо, в котором с присущей ему прямотой характеризует бедственное положение связи в стране.

"Ежедневно берется у нас громадное число телеграфистов,. механиков, надсмотрщиков, аппаратов, проволоки, элементов и проч. Мы бедны как техническими силами в области телеграфии и телефонии, так и материалами... Приближается момент,. когда у нас не будет ни того, ни другого. Между тем сейчас эти; богатства растрачиваются с недопустимой преступностью, эксплуатируются совершенно не целесообразно. Мы видим хаос и преступление, царящие в этой области, но не знаем к кому обратиться за их устранением. Мне военная власть не подчиняется, а в среде самого ведомства нет того человека и учреждения, которое имело бы право и обязано было бы вносить в это. дело порядок.

"Почтово-телеграфный аппарат Военного ведомства оказался ниже критики. К моменту развития гражданской войны в его распоряжении не оказалось ни проволоки, ни аппаратов, ни живой технической силы...

"Во избежание упреков нашему ведомству в саботаже, до сих пор я давал на фронт все, что требовалось, принимая одновременно героические усилия к тому, чтобы добиться в Военном ведомстве установления порядка в этой области...

"Единственный выход из положения: немедленно создать тот полномочный орган, который бы имел право диктаторски распоряжаться в вопросах телеграфной, телефонной и почтовой связи на фронтах. Необходимо немедленно созвать совещание тех представителей Военного ведомства, которые имеют право образовать такой полновластный орган. Я прошу Вас сделать распоряжение о созыве такого совещания и приглашении на него представителей ведомства Почт и Телеграфов" [7].

На письме Наркомпочтеля В. И. Ленин написал: "23 ноября 1918. В Наркомвоен. Необходимо сегодня в СНК назначить такой центр. Дайте сегодня же своих кандидатов. Ленин"[8].

Спустя три дня, 26 ноября 1918 г., на заседании Совнаркома была учреждена Верховная комиссия телефонной связи[9].

В своей блестящей по глубине статье "Год борьбы и работы", опубликованной к первой годовщине Октябрьской революции, В. Н. Подбельский с подлинным революционным размахом наметил задачи и дальнейшие пути развития связи в нашей стране:

"Девизом нашего строительства должно явиться основное правило: самые совершенные в техническом отношении почта, телеграф и телефон к услугам самых широких трудящихся масс на самых доступных для них условиях.

"Таково задание момента нашему молодому социалистическому почтово-телеграфному ведомству. Трудное задание! Но еще больше - почетное задание! И современное поколение почтово-телеграфного пролетариата должно гордиться, что именно на его долю выпала величайшая честь принять в свои руки дело социалистического обновления нашего ведомства.

"В каждой волости должны мы открыть почтовое отделение, поставить телефонное сообщение. Мы должны сделать так, чтобы при совместной службе почты и телефона можно было бы и телеграф подвинуть к самому глухому деревенскому уголку, пока мы не доживем, наконец, до того момента, когда телеграфный ток будет пробегать по всем столбовым и проселочным дорогам нашей трудовой России... "[10].

Разработанной и утвержденной правительством строительной программой по почтово-телеграфному ведомству на ближайшие несколько лет намечалось построить 7153 версты новых телеграфных линий, открыть 200 новых телеграфных учреждений, довести сеть почтовых контор до 3000 с таким расчетом, чтобы каждая контора обслуживала местность радиусом не свыше 10 верст.

К числу важнейших декретов. Советского правительства, направленных на улучшение дела связи в стране в этот период, <были: "Об установлении при почтово-телеграфных учреждениях справочной службы", "Об установлении в учреждениях почтово-телеграфного ведомства продажи произведений Советской печати", "Об установлении бесплатной пересылки писем" и т. д.

По поводу этих декретов Советского правительства В. Н. Подбельский в начале декабря 1918 г. сказал, что "работа ведомства расширяется и реорганизуется и становится на истинный путь социализма"[11].

Одновременно с этими мероприятиями народный комиссар почт и телеграфов берет курс на обновление состава ведомства.

Уже первый год работы новых молодых кадров показал, что среди них встречаются незаурядные организаторы, умеющие творчески подходить к делу.

Особо следует отметить роль В. Н. Подбельского в развитии радиостроительства в нашей стране.

В середине июня 1918 г. в Москве состоялся II Всероссийский съезд радиоспециалистов (первый был в Петрограде в декабре 1917 г.). Съезд высказался за централизацию всего радиодела в России и разработал по этому вопросу свое положение.

21 июня 1918 г. за подписью В. И. Ленина был опубликован декрет Советского правительства "О централизации радиотехнического дела", сыгравший выдающуюся роль в развитии радио в нашей стране. Этим декретом был учрежден особый Радиотехнический совет, который наделялся большими полномочиями: составление плана устройства и эксплуатации сети постоянных радиостанций и высший надзор за выполнением этого плана; согласование хозяйственно-технической деятельности различных комиссариатов: ревизии всех радиостанций, складов и мастерских и т. д. Декрет точно распределял функции по эксплуатации радиостанций между различными комиссариатами.

К тому времени в стране имелся ряд радиостанций (Ходынская в Москве, Тверская, Детскосельская и другие), которые принадлежали Военному ведомству. В июне все эти станции перешли в ведение Народного комиссариата почт и телеграфов.

Тверская приемная радиостанция для междугородных сношений была единственной станцией, где группа талантливых инженеров создала небольшую "внештатную" лабораторию, в которой выполнялись весьма ценные исследования. В ней М. А. Бонч-Бруевич проводил успешные опыты по созданию катодной лампы. Когда начальником станции был назначен В. М. Лещинский, он привлек к работе лаборатории проф. В. К. Лебединского и ряд других выдающихся специалистов.

В августе 1918 г. по рекомендации председателя Радиосовета А. М. Николаева, побывавшего ранее в Твери, Тверскую радиостанцию посетил и наркомпочтель В. Н. Подбельский. Он заинтересовался изобретательской деятельностью М. А. Бонч-Бруевича и других, расспрашивал о нуждах станции и лаборатории и обещал свою помощь. По совету В. К. Лебединского еще 7 июня 1918 г. В. М. Лещинский подал в Коллегию НКПиТ свой знаменитый рапорт о необходимости стимулировать научную работу в области радио. Содержание этого рапорта было Вадимом Николаевичем доложено В. И. Ленину, и он дал указание о создании для этого специальной лаборатории.

Спустя короткое время бывшая "внештатная" Тверская радиолаборатория была переведена в Нижний Новгород (Горький), где местным исполкомом ей было предоставлено довольно большое каменное здание, правительство выделило для ее работы необходимые средства. Вскоре В. И. Ленин подписал "Положение о лаборатории". Нижегородская лаборатория стала быстро развиваться. Это видно из небольшой заметки, опубликованной в журнале "Радиотехник":

"Теперь это уже не та первичная Тверская лаборатория, помещавшаяся на площади, менее чем в 2 кв. саж., с одним исследователем, а обширное учреждение с мастерскими почти заводского характера и с большим персоналом, в состав которого предполагают войти многие специалисты по различным отраслям нашего дела"[12].

В. И. Ленин внимательно следил за работами НРЛ и особенно отмечал важность решения задачи радиотелефонирования, культурно-просветительное и организационное значение которого он не раз подчеркивал. Его указания Вадим Николаевич настойчиво проводил в жизнь.

В результате забот В. И. Ленина НРЛ по заданию Народного комиссариата почт и телеграфов осуществила в Москве первую широковещательную радиотелефонную передающую станцию. Уже 17 сентября 1922 г. был передан в эфир первый радиоконцерт.

Еще в сентябре 1918 г. в своем отчете Наркомпочтель указывал, что, работая в самых неблагоприятных условиях, Радиотелеграфный отдел Наркомата уже выполнил большую работу: им был разработан план и система строительства станций, охватывающих радиосвязью всю страну от Петрограда до Новой Земли,, мыса Дежнева, Петропавловска на Камчатке, Ташкента, Красно-водска, Баку, Новороссийска и т. д.; в период с февраля до сентября 1918 г. было уже установлено 103 радиостанции.

В дальнейшем работа Наркомпочтеля в направлении, намеченном В. Н. Подбельским, продолжала развиваться.

Москва стала "говорящим центром". В. Н. Подбельскому не суждено было дожить до этого времени. Через три недели после смерти В. Н. Подбельского было принято постановление Советского правительства, подписанное В. И. Лениным, о постройке в Москве Центральной радиотелефонной станции. Проектирование и изготовление оборудования для этой станции поручалось. Нижегородской радиолаборатории.

В 1919-1920 гг., когда в стране началось новое коммунистическое движение - субботники, названные В. И. Лениным "великим почином", В. Н. Подбельский организует субботники в Почтово-телеграфном ведомстве и сам в них активно участвует -грузит вагоны, ставит телеграфные столбы.

Во время одного из таких субботников В. Н. Подбельский уколол ногу, не обратил внимания на эту царапину. Небольшая царапина вызвала тяжелую болезнь и смерть наркома.

За месяц до смерти В. Н. Подбельский отчитывался на заседании Совнаркома о деятельности Наркомпочтеля. Совнарком признал его деятельность удовлетворительной, одобрил проект приказа о телеграммах-записках, об усилении движения почтовых вагонов и т. д.

В это же время В. Н. Подбельский, продолжая борьбу с остатками саботажнических элементов, пишет глубокую по своему содержанию подлинно марксистскую статью "Классовые и профессиональные интересы", в которой резко выступает против синдикализма.

Весть о смерти Вадима Николаевича Подбельского была воспринята работниками связи во всей стране с глубокой скорбью. В центральных газетах сообщалось, что смерть В. Н. Подбельского это - громадная, незаменимая потеря для русского пролетариата, для всей Советской республики, что он был одновременно революционным борцом и незаурядным строителем Советской республики.

Видный деятель профессионального движения связистов Н. Ефретов говорил, что В. Н. Подбельский в своей работе шел с массами, проявлял колоссальную энергию, инициативу, большие организаторские способности и умение быстро ориентироваться в вопросах связи. Пролетариат связи потерял своего вождя, руководителя, товарища.

Примечания

[1] Документы Великой пролетарской революции, т. 2-й, Госполитиздат, М., 1948, стр. 156.

[2] Архив Центрального музея связи имени А. С. Попова.

[3] Известия Московского Совета, от 23 ноября 1917, № 7.

[4] Документы Великой пролетарской революции, т. 2-й, Госполитиздат, М., 1948, стр. 2 об.

[5] ЦГАОРСС, ф. 1235, оп. 19, ед. хр. 34, л. 5.

[6] Декрет по управлению почтово-телеграфным ведомством, Почтово-телеграфный журн., ч. официальная, мая 30/17, № 14-15, 1918, стр. 140.

[7] Ленинский сб., XXXV, стр. 37, Госполитиздат, 1945.

[8] Там же.

[9] Там же

[10] Почтово-телеграфный журн., 7 ноября 1918, № 9-12.

[11] Известия ВЦИК Советов, 3 декабря 1918, № 264

[12] Радиотехник, № 1, сентябрь 1918, стр. 25.

[ Нижегородские пионеры советской радиотехники. Составитель Б. А. Остроумов. Л. 1966]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8