Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ САЛТЫКОВ
1878-1937

В течение короткого, но насыщенного творческой работой существования Нижегородской радиолаборатории имени В. И. Ленина видное и своеобразное место в ее достижениях занимал Лев Николаевич Салтыков, физик и полиглот с исключительно широким кругозором. Он еще в начале германской войны примкнул к тому кружку русских радистов, которые, понимая громадное значение нового средства связи, в условиях того времени старались стимулировать его развитие и широкую популяризацию.

Лев Николаевич родился в 1878 г. в местечке Темир-Хан-Шура в Средней Азии. Его отец Николай Николаевич Салтыков был врачом-хирургом. Вся семья отличалась исключительной одаренностью. С самого детства Лев Николаевич проявил способности к языкам - и древние и новые языки давались ему чрезвычайно легко, а строгий режим в семье, установленный его отцом, способствовал тому, что все его внимание было сосредоточено на учебных занятиях и на чтении выдающихся литературных произведений, которые он часто целиком запоминал наизусть. Семья жила в разных местах южной России и на Кавказе. Во Владикавказе (ныне Дзауджикау) Лев Николаевич окончил гимназию. Высшее образование он получил уже в Петербурге, окончив в 1900 г. физико-математический факультет университета. Как одаренный студент, для которого обязательные курсы были слишком легки, он получил полную возможность и исключительно благоприятные условия, чтобы целиком отдаться самообразованию.

В девяностых годах молодежь России была, как известно, увлечена революционными идеями и резко выражала протесты против прогнившего старого режима. В условиях петербургской жизни Лев Николаевич, которого давно тяготила строгая семейная дисциплина, с увлечением отдался новым веяниям и решил построить свою жизнь на основе личных соображений, не стесняя себя никакими условностями обывательского жизненного уклада. Он хотел целиком посвятить себя широким целям мирового прогресса, которые было трудно согласовать с мещанскими интересами окружавшего его общества. Среди своих сверстников он прослыл чудаком и оригиналом. Весь погруженный в свой внутренний мир, он привык относиться с пренебрежением к внешней обстановке. Однако это не повлияло на его популярность среди молодежи, которую увлекали его смелые независимые, часто парадоксальные, суждения и покоряли его доброжелательные отношения, совершенно свободные от личных эгоистических мотивов, его искреннее желание быть полезным всякому, кто нуждался в его помощи.

В те годы он в своем стремлении к идейной независимости был далеко не одинок - литература сохранила нам от той эпохи целый ряд образов таких оригиналов-одиночек, которые каждый по-своему строили личную жизнь.

Многие надеялись найти лучшие формы общественного строя за границей - во Франции, в Швейцарии, в Америке. Там образовались своеобразные эмигрантские кружки, сыгравшие потом весьма значительную роль в истории нашего отечества.

Побывал за границей и Лев Николаевич. В 1906-1907 гг. он объехал Германию, Италию, Францию и Голландию, а в 1912 г. ему удалось съездить в Америку. Прекрасное знание иностранных языков и острая наблюдательность дали ему возможность быстро ориентироваться в условиях жизни за рубежом. Он убедился, что формы общежития и тяжелые условия, в которых находился рабочий класс за границей, представляют мало привлекательного и не сулят быстрого прогресса. Поэтому он не долго задержался за океаном и, возвратившись, с удовоенной энергией обратился к просветительной деятельности и к популяризации знаний всеми доступными ему средствами. В ней он видел теперь единственное верное средство прогресса и основную задачу своей жизни.

С большим успехом он вел преподавание физики в Александровском военном корпусе, давал частные уроки, принимал участие в просветительных организациях. Любимой темой его публичных лекций была "Как читать великую книгу природы".

К этому времени он уже был женат и имел двух дочерей и сына. Однако и в семейной жизни он оставался прежним оригиналом, стараясь предоставить своим близким максимум личной свободы. Своих маленьких детей он даже называл на "Вы", к великому недоумению окружающих.

Он не мог и не хотел добиваться материального благополучия и часто терпел тяжелую нужду. Однако вера в человеческую доброжелательность, которая всегда поддерживала его в трудные моменты, а главное его одаренность и богатая инициатива помогали ему не только выходить из затруднений, но продолжать интенсивную умственную работу.

Нашлись добрые друзья, которые позаботились о детях после смерти их матери и помогли им получить образование. Позаботились они и о самом Льве Николаевиче, личная обаятельность которого и исключительное бескорыстие привлекали к нему и покоряли всех, кто с ним встречался.

Он был в дружеских отношениях с профессором В. К. Лебединским и через него сблизился с передовыми военными радистами - А. В. Водаром, И. А. Леонтьевым, В. М. Лещинским, М. А. Бонч-Бруевичем, И. В. Селиверстовым и другими. Полковник А. В. Водар, заинтересованный в срочной организации Военной Электротехнической лаборатории и быстром освоении зарубежного опыта, оценив физико-математическую подготовку, выдающуюся эрудицию и знание языков Л. Н. Салтыкова, включил его в число первых ее сотрудников.

При организации в Твери "внештатной" лаборатории Салтыков был привлечен к исследовательским работам. В одном из писем к проф. В. К. Лебединскому руководитель этих работ М. А. Бонч-Бруевич с особой благодарностью отзывается о той помощи, которую он получил от Льва Николаевича.

Октябрьский переворот захватил его в Петрограде и открыл: перед ним широкие возможности общественной деятельности. Он был в числе членов учредителей РОРИ (Российское общество радиоинженеров), организованного Водаром и проф. Лебединским, и даже выдвигался кандидатом в члены Совета.

Когда в Москве 15 июня 1918 г. собрался Н Всероссийский съезд профессионального союза радиоспециалистов, Лев Николаевич принял в нем активное участие как представитель Тверского района и вошел в КОМИССРПО ПО пересмотру устава профессионального союза.

Как человека, владеющего всеми основными европейскими языками и хорошо знакомого с жизненным укладом зарубежных стран, правительство не раз привлекало его к отдельным работам в органах, обеспечивающих международные связи Советского Союза, в частности, он работал: некоторое время в Торгпредстве в Осло. Это обстоятельство, по существу, и дало возможность НРЛ принять участие в радиовыставке, происходившей в Стокгольме в 1925 г., где Лев Николаевич выступал как представитель коллектива лаборатории. Отдел НРЛ, прекрасно оформленный под его руководством, сыграл важную роль в укреплении популярности лаборатории за рубежом.

По распоряжению А. М. Николаева в 1923 г. Лев Николаевич сопровождал в Нижний Новгород выдающихся немецких радиоспециалистов, представителей фирмы "Телефункен", графа Арко и проф. Мейснера для ознакомления на месте с достижениями НРЛ, в частности с мощными электронными лампами конструкции М. А. Бонч-Бруевича.

Лев Николаевич принимал самое активное участие в советской ассоциации физиков, организованной проф. О. Д. Хвольсоном и проф. Б. П. Вейнбергом. В 1919 г. Л. Н. Салтыков сыграл видную роль в организации съездов физиков и радиотехников,, на которых сотрудники НРЛ с успехом выступали с докладами о своих новых достижениях. Первый радиотехнический съезд в 1921 г., а также третий и пятый съезды ассоциации физиков в 1922 и 1926 гг. происходили в Нижнем Новгороде при непосредственном участии сотрудников радиолаборатории. Успеху их не мало содействовали усилия и организаторские способности Льва Николаевича. Никто из сотрудников НРЛ не был в состоянии выполнить те задания, которые выпали на его долю во время съезда 1926 г., в котором приняли участие многие иностранные-ученые с мировым именем (редактор "Цейтшрифт фюр физик" проф. Шель и др.).

После реорганизации в 1928 г. Нижегородской радиолаборатории им. В. И. Ленина и перевода ее сотрудников в Ленинград в состав Центральной радиолаборатории Треста заводов слабо-точной электропромышленности и с прекращением работ ассоциации физиков, уже выполнившей к тому времени свои первоочередные задачи, внимание Льва Николаевича обратилось от радиотехники к новой принципиальной проблеме, которую в конце двадцатых годов выдвигал ряд передовых советских ученых - к проблеме использования энергии Солнца.

Тогда этот вопрос привлек серьезное внимание и в руководящих органах правительства под влиянием выступлений академика А. Ф. Иоффе, профессора Б. П. Вейнберга и ряда сотрудников Государственного оптического института. Поэтому Лев Николаевич добился перевода из Нижегородской радиолаборатории в Физико-технический институт АН СССР и с 8 февраля 1929 г. стал работать в должности физика, а 1 июня 1930 г. в его Гелиотехническом отделе, организованном проф. Б. П. Вейнбергом.

Вскоре в Средней Азии был создан специальный Гелиотехнический институт, а первый в Советском Союзе инженер-гелиотехник В. Б. Вейнберг в широком масштабе начал эксперименты по практическому применению солнечной энергии. Стойкая безоблачная погода на юге создавала для них исключительно благоприятные условия. Эти работы привлекли внимание целого ряда специалистов различного профиля, и в их числе одним из наиболее увлекающихся оказался Лев Николаевич. В 1932 г. он отправился в Ташкент, чтобы принять участие в этих исследованиях. Однако, попав в своеобразную обстановку среднеазиатской республики того времени, он убедился в срочной необходимости развертывания широкой просветительной работы среди местного населения. Параллельно с разработкой гелиотехнических задач, он, изучив в течение менее одного года разговорный и литературный узбекский язык, принял активное участие в работе местных культурно-просветительных учреждений и учебных заведений - читал лекции на узбекском языке, вел преподавание и пр.

Это было последнее увлечение Льва Николаевича. В 1937 г. он внезапно скончался. Его нашли утром мертвым в номере гостиницы, который он занимал. Врачи предположили смерть от заворота кишок.

Столь многогранна была научно-техническая и общественная деятельность Льва Николаевича. Она была по плечу только исключительно одаренному человеку, посвятившему все свои силы служению народу - реализации идей социализма.

Так сложилась своеобразная и беспокойная жизнь этого искреннего искателя правды и поборника прогресса человечества.

[ Нижегородские пионеры советской радиотехники. Составитель Б. А. Остроумов. Л. 1966]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8