Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Остряков П. А.
У Владимира Ильича [1]

Остряков Петр Алексеевич (1887--1952 гг.). С июня 1914 г.- военный инженер-электрик, с апреля 1917 г. - пом. начальника Тверской радиостанции. Был одним из организаторов НРЛ, председателем ее Совета. С 29 апреля 1920 г. возглавил Московское бюро НРЛ. Руководил установкой радиотелефонного передатчика на Ходынской радиостанции, постройкой радиовещательной станции им. Коминтерна в Москве, мандат его был подписан В. И. Лениным 18 февраля 1921 г.
16 ноября 1920 г. Остряков был принят В. И. Лениным, который выслушал его рассказ о работе и нуждах НРЛ и помог ему получить для НРЛ деньги.
Оставил НРЛ в октябре 1925 г., работал в агентстве "Связь", руководил организацией коротковолновой связи в Якутии. Позднее занимался вопросами строительства мощных радиостанций, рационализировал охлаждение мощных ламп.
В мае 1945 г. принят в члены КПСС. Работая в НИИС НК связи, в 1947 г. получил степень доктора технических наук, в 1949 г. присвоено звание профессора. Написал 9 работ, получил 3 авторских свидетельства. Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

...Владимир Ильич... 27 января 1921 г. подписывает декрет о радиотелефонном строительстве, в котором говорится:

"Ввиду благоприятных результатов, достигнутых Нижегородской радиолабораторией по выполнению возложенных на нее постановлением Совета Труда и Обороны от 17 марта 1920 г. заданий по разработке и установке телефонной радиостанции с большим радиусом действия,- Совет Народных Комиссаров постановил:

Поручить Народному Комиссариату Почт и Телеграфов оборудовать в Москве и наиболее важных пунктах Республики радиоустановки для взаимной телефонной связи..."

Далее намечалась широкая программа радиотелефонного строительства и подчеркивалась особая государственная важность и исключительная срочность этих заданий, которые причислялись к группе ударных работ.

Изготовление большой серии радиотелефонных передатчиков и приемников было снова поручено Нижегородской радиолаборатории. Высшему Совету Народного Хозяйства поручалось принять срочные меры к расширению и оборудованию мастерских Нижегородской радиолаборатории.

Срок постройки радиотелефонной станции в Москве Владимиром Ильичом был установлен в 6 месяцев. Это был очень сжатый срок. М. А.- Бонч-Бруевич должен был, прежде чем построить мощный передатчик, усовершенствовать свои охлаждаемые водой лампы. Он успешно справляется с работой, доведя рассеяние мощности на аноде до 1,2 кет. Генераторная часть радиотелефонного передатчика должна была состоять из таких ламп; столько же ламп предполагалось поставить в модулятор. Мощность, отдаваемая генератором, как ожидалось, достигнет 10-12 кет. По тем временам это должна была быть не только самая мощная в СССР, но и во всем мире радиостанция. На Западе и в США не было мощных генераторных ламп, и не могло быть поэтому мощной радиостанции.

Хуже шли дела у строителя радиостанции, который должен был строить здание и мачты в Москве и в то же время обеспечивать работы лаборатории в Нижнем, где положение к тому времени весьма осложнилось: город остался без топлива и Нижегородская электростанция остановилась - сказывались последствия колчаковщины. В довершение всех бед прекратил работу в Петрограде завод "Нефтегаз", поставлявший лаборатории баллоны со сжатым газом, которые еще с 1918 г. по идее В. Н. Подбельского перевозились в Нижний в почтовых вагонах. Однако работу по изготовлению передатчика и мощных ламп для него ни срывать, ни откладывать нельзя. Значит, надо строить свою небольшую электростанцию и миниатюрный газовый "завод". На это срочно понадобились деньги.

Спешно привезли два дизель-генератора по 150 л. с, демонтированные с Детскосельской радиостанции и начали строить здание электростанции во дворе радиолаборатории. Удалось почти окончить кладку стен, но на этом строительство прекратилось. Для дальнейших работ не хватало денег. Тогдашние руководители НКПиТ вообще считали, что собственная электростанция радиолаборатории не нужна; можно подождать подвоза топлива на городскую электростанцию. Поэтому обращения в НКПиТ, затем в НКФин оказались безрезультатными.

... Автору этих строк хорошо памятен день [2], когда он, обегав в Москве все инстанции и испробовав все возможности, вернулся в Московское отделение Нижегородской лаборатории на Большую Дмитровку, 22 (ныне Пушкинскую улицу) с пустыми руками. Положение казалось безвыходным. Везде было категорически отказано. Между тем для продолжения строительства позарез нужно было 35 тысяч рублей.

Мелькнула в голове мысль: обратиться непосредственно к Владимиру Ильичу. Несмотря на всю кажущуюся нелепость такого выхода, он оставался единственным, итак решено: надо обратиться непосредствен но к Владимиру Ильичу. Лучше всего написать ему письмо.

Я набросал это письмо. Я очень волновался, когда писал его. Чем дальше писал, тем более волновался. Получилось четыре страницы. Перечитать написанной я уже не мог, меня охватил припадок нервной лихорадки.

Запечатав письмо в конверт, я написал адрес, выбежал на улицу, взял извозчика и поехал к Троицким воротам Кремля, находящимся около манежа. Сдал письмо в окошечко для почты и пешком вернулся на Б. Дмитровку. Это было около двух часов дня.

Приблизительно через час в моей комнате раздается телефонный звонок:
- Говорит секретарь Совнаркома. Это Вы писали Владимиру Ильичу?
- Я!
- Приезжайте сейчас в Кремль. Он Вас примет!

От неожиданности я растерялся. К докладу Владимиру Ильичу я совершенно не был подготовлен. Кое-как собравшись с мыслями, я набросал краткий конспект того, что нужно доложить Владимиру Ильичу. Решил взять с собой отштампованный кусок стали от машины высокой частоты, которую строил в Нижнем Новгороде В. П. Вологдин. Из таких листков стали толщиной в доли миллиметра, собирались пакеты, а из пакетов - статор машины. Сталь эту В. П. Вологдину удавалось прокатывать на одном из заводов Урала. Взял с собой и некоторые детали электронных ламп.

Вот я опять у Троицких ворот, а потом в секретариате Совнаркома. Секретарь сказала мне, что я должен немного подождать. Минут через двадцать в одну из дверей вышел какой-то крестьянин, по-видимому, ходок. По возбужденному лицу, горящим глазам посетителя я понял, что там, за дверью кабинета - Ленин. Действительно, мне предложили туда войти.

Это был тот кабинет, макеты которого многие видели в незабываемом кинофильме "Ленин в Октябре" или в Музее Революции. Владимир Ильич протянул мне руку и сказал (конечно, первые слова Владимира Ильича, ходившего по кабинету, врезались в память): Если Вы будете писать мне в следующий раз - печатайте на машинке. Я с трудом прочел Ваше письмо.

Я ответил что-то насчет того, что я не очень надеялся, что письмо дойдет до него.
Тогда для чего же Вы мне его писали?
Ответить на этот вопрос мне было нечего.
- Ну, рассказывайте, что у Вас там произошло?

Я коротко изложил положение, в котором оказалась постройка электростанции, рассказал, почему она необходима, что такое электронная лампа и для чего она нужна. Показал детали и лист стали от машины высокой частоты. Владимир Ильич внимательно меня выслушал, взял телефонную трубку, вызвал Наркомфин и вопрос о получении денег был сразу же решен. Деньги я получил на следующий день.

Вся эта беседа заняла минут двадцать. Я поднялся и собрался, было уже уходить, но Владимир Ильич остановил меня и спросил, знаю ли я изобретателя Чейко. Я ответил, что знаю.

- Что же Вы думаете об его изобретении?
Я сказал, что, по-моему, все это дело похоже на авантюру. Владимир Ильич неодобрительно взглянул на меня, нахмурился и предложил подробно объяснить, почему я так думаю.

Дело было в следующем. Незадолго до описываемых мною событий в Нижегородскую радиолабораторию был прислан этот изобретатель Чейко. Он, по его словам, изобрел способ производить взрывы на расстоянии при помощи электромагнитных волн. В стенах радиолаборатории его работы были засекречены, и мы к нему не входили. Однако, по той аппаратуре, которую он требовал со склада, было ясно, что пороху ему не выдумать, а тем более не взорвать. Вот почему я и позволил себе так резко отозваться об этом изобретении.

Мне пришлось, однако, по требованию Владимира Ильича изложить более мотивированные объяснения. Доложил Владимиру Ильичу, что на мой взгляд, изобретая способ взрыва на расстоянии с помощью электромагнитных волн, можно идти двумя путями.

Первый путь - это направить пучок волн такой частоты, которая бы вызвала какие-то собственные колебания в молекулярной, а может быть, и атомной струи туре взрывчатки, например, пироксилина. Здесь встает вопрос о микроволнах, микроколебаниях электронной структуры материи. Второй способ - это направить пироксилиновую шашку пучок лучей, может быть просто тепловых и без явлений резонанса, чисто насильственным, вынужденным способом заставить её загореться, а потом и взорваться, что, впрочем, для пироксилина необязательно.

Что же касается изобретателя Чейко, то он не работает ни над той, ни над другой потенциальной возможностью. Это видно по аппаратуре, которой он пользуется. В то время, как я все это излагал Владимир Ильичу, мне пришлось касаться вопросов электронной теории, строения вещества, электромагнитных волн. Ответные реплики Ленина приводили меня порой смущенье. "Откуда он все это знает?" - нередко мелькала мысль.

Лишь через несколько лет я прочел классическую работу Ленина "Материализм и эмпириокритицизм; книгу, столь необходимую для каждого инженера, увидел, что мое изложение электронной теории на самом деле не требовалось. Эрудиция Владимир Ильича как теоретика-физика была столь же необъятна, как и социолога.

...На этом моя беседа с Владимиром Ильичом закончилась. Я получил приказание доносить ему о ход работы, как по постройке электростанции в Нижнем Новгороде, так и по вскоре начавшейся стройке радиотелефонной станции. Мне был выдан мандат за лично подписью Владимира Ильича, датированный 18 февраля 1921 г. за ї 1505/VII. В этом мандате говорилось

"Радиотелефонное дело признано чрезвычайно важным и срочным, в силу чего: 1. Председателю Совета Нижегородской Радиолаборатории тов. ОСТРЯКОВУ вменено в обязанное использовать все имеющиеся в его распоряжении средства для скорейшего окончания работ по постройке Радиотелефонных станций..." [3]

Силовая электростанция и газовый завод были построены в срок, но назначенные шесть месяцев для: окончания работ по строительству радиотелефонной станции прошли, а она готова не была. Причины невыполнения задания в срок разбирала Л. А. Фотиева. Перед ней сидели строитель станции - автор этих строк и председатель ВСНХ. Срок окончания работ по строительству был отодвинут, а постановлением Совнаркома строителю был объявлен выговор за срыв этого срока, председателю ВСНХ - выговор за непринятие исчерпывающих мер.

Примечание

[1] К приведенному рассказу П. А. Острякова о начале деятельности М. А. Бонч-Бруевича в Твери публикуется описание Остряковым его встречи с В. И. Лениным. Взято из книги: Воспоминания о В. И. Ленине, т. 4, 1959, стр. 173-177.
[2] 16 ноября 1920 г. (Прим. состав.)
[3] Воспоминания о В. И. Ленине, т. 4, 1959, стр. 177.

[ далее...]

[ У истоков советской радиотехники. Составитель Ф. А. Лбов.Горьковское книжное издательство, 1959 ]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8