Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Пистолькорс А. А.

Пистолькорс Александр Александрович родился в 1896 г. В НРЛ поступил в феврале 1926 г., работал лаборантом, ст. лаборантом, с 1.XII.1927 г.- инженер-руководитель. Занимался теорией и практикой коротковолновых антенн. За этот период напечатал шесть статей в журнале ТиТбп. С января 1929 г. вместе с другими перешел в ЦРЛ Электротехнического треста заводов слабого тока. Работал в Московском Научно-исследовательском институте приборостроения.
Доктор технических наук, профессор, член-корреспондент АН СССР, лауреат Ленинской премии и Золотой медали им. А. С. Попова. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, "Знак почета" и медалями.
В годы Гражданской войны, когда г. Баку был временно оккупирован войсками интервентов, в нем более полугода действовала подпольная радиотелеграфная станция, поддерживавшая связь с советским правительством. А. А. Пистолькорс работал на этой станции радистом. Командование Советских Вооруженных сил наградило за это А. А. Пистолькорса именными часами..

Заканчивался 1925 год. Я в то время был студентом пятого курса Московского высшего технического училища (ныне МВТУ имени Баумана). Передо мной вставал вопрос о выборе дальнейшего пути после окончания вуза. Влекло к научно-исследовательской работе. Совмещая учебу с работой в техническом отделе Общества друзей радио (ОДР) - массового общества, объединявшего тогда радиолюбителей- я имел возможность пользоваться скромными лабораториями Общества. Кое-какие работы можно было ставить и в лабораториях МВТУ, но все это меня не удовлетворяло. В то время, вскоре после удачных опытов по проведению дальних связей на коротких волнах, Нижегородская радиолаборатория имени Ленина сияла на научном горизонте, как звезда первой величины. Она представлялась мне тем местом, где, скорее всего, могли бы осуществиться мои желания и мечты.

Вот почему я обратился к руководителю кафедры радиотехники МВТУ профессору Михаилу Васильевичу Шулейкину, знавшему о моих работах в лабораториях кафедры, с просьбой о рекомендательном письме к Михаилу Александровичу Бонч-Бруевичу - директору Нижегородской радиолаборатории.

В январе 1926 г. в отделении лаборатории на Рождественском бульваре в Москве состоялась моя первая встреча с М. А. Бонч-Бруевичем. Он прочел письмо М. В. Шулейкина и после ряда кратких вопросов сообщил, что согласен зачислить меня на должность лаборанта РЛ. При этом попросил поторопиться с переездом в Нижний. Я спешно привел в порядок мои учебные дела, оставив за собой лишь курсовой проект по сетевым опорам и дипломное проектирование, распрощался с ОДР и 16 февраля приехал в Нижний. Город, его набережные в районе Нижнего базара и пристани произвели на меня впечатление своим отличным от Москвы, может быть, несколько провинциальным колоритом и в то же время интенсивной и самобытной жизнью. Но вот я в верхней части Нижнего и с невольным трепетом выхожу через одну из боковых улиц на высокую набережную Волги, так называемый Откос, на котором находилось главное здание Нижегородской радиолаборатории. Меня захватил открывшийся вид: покрытый глубоким снегом, заросший старыми деревьями крутой берег, спускающийся к широкой, белой, безжизненной Волге, за которой в дымке серого зимнего дня терялись заволжские дали. Кругом - безмолвие, нарушаемое временами порывами пронизывающего ветра.

Невдалеке виднелось трехэтажное белое здание радиолаборатории, фасад которого был загроможден каким-то сооружением на деревянных столбах. Как выяснилось в дальнейшем, это была направленная антенна, с которой проводились опыты по передаче энергии на противоположный берег Волги.

Переступив порог здания, я попал в обстановку, резко контрастировавшую с окружавшими лабораторию тишиной и безлюдьем: мерно стучали моторы, откачивавшие мощные лампы. Меня немедленно направили к заместителю директора - Ивану Васильевичу Селиверстову, который оформил мое зачисление в РЛ и направил меня -в лабораторию Владимира Васильевича Татаринова, а также предоставил мне место в общежитии.

Общежитие занимало половину третьего этажа главного здания, комната выходила на Волгу. Устроившись в комнате, я спустился во второй этаж, в лабораторию В. В. Татаринова. Так началась моя работа в Нижегородской радиолаборатории, продолжавшаяся почти три года.

Эта работа была очень интересной, подчас захватывающей и весьма продуктивной. О Нижегородской радиолаборатории того периода, об ее жизни и работах можно написать очень много. Я не собираюсь этого делать в настоящей заметке.[*]

Здесь я хотел бы поделиться воспоминаниями о той ячейке РЛ, с которой я был наиболее тесно связан по работе,- о лаборатории В. В. Татаринова.

Эта лаборатория занималась антеннами и, главным образом, антеннами коротких волн, К началу 1926 г. принципы построения коротковолновых антенн были уже ясны и антенны с вертикальными полуволновыми вибраторами, построенные по схеме В. В. Татаринова, уже работали на опытной коротковолновой линии связи Нижний (радиополе) - Ташкент. Неясными оставались вопросы питания антенн и связанные с этим вопросы расчета и измерения входного сопротивления вибраторов и согласования нагрузки с линией; режим бегущей волны в питающих линиях тогда еще был новым и только начинал входить в практику. Разработке части из указанных вопросов, включенных в план лаборатории В. В. Татаринова, была посвящена моя дипломная работа, о которой я скажу дальше. Кроме указанных вопросов, в лаборатории Татаринова разрабатывалась методика измерений входных сопротивлений антенн на средних волнах, вопросы одновременной работы на антенну нескольких передатчиков, вопросы создания простых слабонаправленных антенн для коротковолновых передатчиков и ряд других.

Кроме того, в ведении В. В. Татаринова находился радиополигон для опытных линий связи на коротких волнах. Позднее-в 1927-28 гг. - в лаборатории Владимира Васильевича началась разработка слабонаправленной кольцевой антенны коротких волн, предназначенной для работы нескольких передатчиков в параллель и рассчитанной на большую мощность. С середины 1927 г. в этой лаборатории проводилось также изучение распространения волн 50-80 м на сравнительно близких расстояниях (100-300 км).

Владимир Васильевич Татаринов, физик по образованию, бывший преподаватель средних учебных заведений Нижнего, начал вести работу в лаборатории с 1919 г. Владимир Васильевич не чуждался глубокой теоретической разработки вопросов; при этом он умел четко выделять наиболее важные и принципиальные стороны получаемых выводов. Но особенно ценным его качеством было умение правильно поставить, хорошо подготовить и успешно провести экспериментальное исследование, выдвигаемое ходом разработки проблемы. Именно этому искусству Нижегородская радиолаборатория была обязана созданием хорошо работавших, новых по тому времени типов коротковолновых антенн. Внешне несколько замкнутый, даже суровый, сдержанный в проявлении своих чувств, Владимир Васильевич на самом деле был добрейшим человеком, очень чутким и деликатным. Внимательно относясь к работе своих сотрудников, он в то же время давал большой простор для проявления их инициативы и поощрял самостоятельность в работе. Коллектив сотрудников лаборатории жил дружной семьей, горячо обсуждая различные события в научной жизни своей лаборатории или всей РЛ, а также новости, появлявшиеся в отечественной и зарубежной технической литературе, которой радиолаборатория снабжалась очень хорошо.

Память не сохранила мне фамилий всех сотрудников лаборатории, с которыми мне пришлось совместно работать. Я могу назвать лишь некоторых из них, в том числе В. П. Яковлева (см. фотографию на стр. 19), работавшего тогда над вопросами измерения сопротивлений, П. Н. Рамлау, заведовавшего радиополем, И. М. Рущука, П. И. Кондратьева, оставшегося в Горьком и сейчас там работающего. Остальные перечисленные товарищи живут и работают в Ленинграде.

В то время рабочий день в лабораториях был шестичасовой с часовым перерывом на обед. Работа начиналась в 10 часов, оканчивалась в 5 часов, но и после работы можно было приходить в лабораторию заниматься. Характерной особенностью Нижегородской радиолаборатории и лаборатории Татаринова, в частности, было стремление развивать инициативу сотрудников, независимо от их квалификации, независимо от того, имеют они диплом об окончании вуза или нет. Всякое новое предложение немедленно обсуждалось и, если в нем было здоровое зерно, автору его оказывалась товарищеская поддержка и содействие в разработке предложения. Результаты разработки докладывались и обсуждались на "беседах"-общих собраниях сотрудников РЛ, родственных современным семинарам.

Подобное отношение давало возможность всякому инициативному работнику выделиться и одновременно приносить реальную пользу лаборатории. Так было, например, с С. М. Леушиным, способным практиком, проявившим большую изобретательность в деле создания коротковолновых антенн для специальных типов передатчиков метеостанций в горах Средней Азии.

Описанная обстановка способствовала и моей личной работе. Свою дипломную работу, руководителем которой был М. А. Бонч-Бруевич, я проводил в значительной степени самостоятельно. Михаил Александрович был очень занят, и встречаться с ним мне приходилось редко. В. В. Татаринов очень заинтересовался полученными мною теоретическими результатами, позволившими объяснить некоторые наблюдавшиеся ранее непонятные явления, но экспериментальная сторона исследования, основанная на измерении сопротивлений методами, аналогичными методам техники слабых токов, ему как физику была чужда.

Для моих опытов было предоставлено расположенное недалеко от мастерских обширное помещение, использовавшееся ранее для сборки мощного 40-киловаттного радиовещательного передатчика для станции имени Коминтерна. В летнее время измерения проводились на соседнем пустыре, теперь уже давно застроенном.

После защиты дипломной работы, в январе 1927 г., мне была предоставлена возможность, наряду с плановой работой, заниматься и вопросами теории. К этому периоду относятся мои первые работы, посвященные развитию метода наведенных электродвижущих сил для расчета сопротивления излучения сложных коротковолновых антенн. Полученные мною новые результаты встретили горячее одобрение и поддержку со стороны В. В. Татаринова и М. А. Бонч-Бруевича. По инициативе последнего, в начале 1928 г. я выступил с докладом о своих работах на научной конференции в Ленинграде. Оказывалось всяческое содействие к скорейшему напечатанию моих работ в издававшемся при РЛ журнале "Телеграфия и телефония без проводов".

В середине 1928 г. стало известно, что Нижегородская радиолаборатория ликвидируется и основная часть ее сотрудников переводится в Ленинград. Работы стали свертываться, и осенью один за другим наши товарищи по работе стали покидать лабораторию. В январе 1929 г. пришлось и мне переехать в Ленинград.

Я уезжал и жалел, что должен расстаться с этим дружным, теперь распавшимся коллективом нашей лаборатории, с которым я успел глубоко сродниться.

Несомненно, у Нижегородской радиолаборатории были свои недостатки. Может быть, наиболее существенным из них было стремление все возникавшие задачи решать исключительно своими силами, без достаточного учета иностранного опыта и опыта нашей промышленности. Но ее бесспорным достоинством был глубокий патриотизм, объединявший ее сотрудников, и тот бескорыстный энтузиазм, с которым они отдавали свои силы разработке новых увлекательных проблем, непрерывно выдвигавшихся перед ними самой жизнью.

Именно этим свойством своего замечательного коллектива, наряду со смелым новаторством ее руководителя, Нижегородская радиолаборатория обязана своими выдающимися достижениями, сыгравшими такую важную роль в развитии советской радиотехники.

[*] Общие сведения о Нижегородской радиолаборатории приведены мною в биографии ее основателя и бессменного руководителя М. А. Боич-Бруевича, помещенной в собрании его трудов (изд. АН СССР, 1956 г.)

[ далее...]

[ У истоков советской радиотехники. Составитель Ф. А. Лбов.Горьковское книжное издательство, 1959 ]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8