Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

В лагерях

Бонч-Бруевича всегда тянуло к природе. Чем безлюднее и первобытнее она была, тем сильнее она его привлекала. Окончив инженерное училище, М. А. Бонч-Бруевич выбрал назначение в Иркутск, стремясь быть поближе к привлекательному Байкалу. Любовь к природе у Бонч-Бруевича была развита ещё с детства. Он с нетерпением ожидал ежегодного летнего выхода училища в лагерь. Летом режим был свободнее. Кроме того, для свободолюбивого юнкера открывались возможности неделями не возвращаться в лагерь во время топографических занятий - съёмок, нивелировок, дорожных изысканий.

С планшетом в руках он бродил в кустарниках между Новой и Колпином, потом с мензулой и кипрегелем на берегу Невы снимал участок воображаемого тет-де-пона[примечание 3] , в холмистой Финляндии с нивелиром шагал по трассе намеченной железной дороги. Единственное, что портило Бонч-Бруевичу настроение в лагерях, - это близкое соседство гвардейских сапёр, вносивших диссонанс в демократический дух лагеря.

В Усть-Ижоре, при впадении в Неву реки Ижоры, вдоль берега Невы летом вытягивался фронт палаток инженерных частей Петербургского военного округа. На правом фланге - гвардейские сапёры, а ещё правее - дощатые бараки инженерного училища. Тыл лагеря был обращен к Неве, а перед передним краем, или "передней линейкой", едва ли не до горизонта, простиралась пустынная, поросшая кустарником равнина. Она была своего рода сапёрной лабораторией. К. концу лета ладони первокурсников покрывались окостенелыми мозолями, а равнина - зигзагами ходов сообщений и окопами всех профилей.

Когда умолкали отыгравшие зорю трубы горнистов и, пропев молитву, разбредались по баракам уставшие за день сапёры, лагерь и его окрестности погружались в тишину петербургской белой ночи. Только дневальные маячили у "грибов" на флангах своих батальонов. В неверном мерцающем свете перекопанная вдоль и поперёк равнина принимала ночью фантастический вид. Разбросанные фашины, плетёные хворостяные туры и недоделанные высокие брустверы окопов обращали её в поле недавней битвы. В белёсом сумраке ночи дневальному начинали мерещиться солдаты Петра в зелёных мундирах и белых буклях, шагающие на штурм Нотебурга.

Эти видения рассыпались в прах, когда тишину будил рёв труб оркестра гвардейских сапёров. Подобный рёв означал, что к гвардейцам на ночь приехало какое-нибудь "их императорское высочество". Рёв труб перекрывался нестройным "ура". Гвардейцы пировали в бараке своего офицерского собрания. После такого дневальства с музыкой Бонч-Бруевич впадал в раздражение.

Гвардейским сапёрам в Усть-Ижоре было скучно. Они грустили о Красном селе. Там на лето собиралась вся гвардия, а гвардейские сапёры поневоле оказывались отщепенцами. Там, в Красном селе, они были бы среди своих, а здесь приходилось терпеть общество армейских сапёров. Благородные гвардейские сапёры, как и благородные элементы таблицы Менделеева, ни с кем не входили в связь. Поэтому, чувствуя себя в блестящем одиночестве, они, чтобы не терять достоинства, воспроизводили в демократической Усть-Ижоре шум и суматоху Красносельского лагеря.

[ далее...]

[ П. А. Остряков. Михаил Александрович Бонч-Бруевич. М., 1953. ]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8