Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Радиотехника в царской армии

В Ташкенте Бонч-Бруевич долго не задержался. Началась первая мировая война. Она застала русскую радиотехнику неподготовленной к решению возникших перед ней задач: не было станций большой мощности для связи с Францией и Англией, не было и станций малой мощности для кавалерии, авиации и артиллерии, а также станций специальных служб - радиоразведки, пеленгации и т. д.

Пришлось в 100 дней построить две передающие мощные радиостанции для международных сношений, одну в Царском селе, другую в Москве, на Ходынке (открыта 6 декабря 1914 г.). Это были искровые передатчики с вращающимся разрядником; питание замкнутого контура производилось от источника постоянного тока (потому что подходящими генераторами переменного тока и англичане не располагали: станция строилась по английской схеме Маркони; такой же была и станция в Карнарвоне, около Лондона). Пришлось поэтому запроектировать аккумуляторное питание от гигантских батарей напряжением 12 тыс. вольт. Получились "единственные в мире радиостанции": громадный деревянный барак с аккумуляторной батареей; в конце барака едва виднелся колебательный контур с разрядником, который вращался с помощью 20-сильного электромотора. Батарея аккумуляторов работала буфером с последовательно соединёнными генераторами постоянного тока. Работа разрядника на слух была слышна за километр.

Для того, чтобы работа мощных передающих станций не мешала приёму, приёмную станцию пришлось вынести на равное расстояние между Москвой и Петербургом и расположить в Твери. Для возможности приёма станций, работающих с незатухающими колебаниями (а такие к этому времени уже появились в Европе), было предусмотрено применение тиккера [примечание 9] .

Несмотря на то, что в русской армии число полевых радио станций превышало общее количество станций у немцев, распределённые по армиям шесть рот искрового телеграфа не могло обеспечить потребность в радиосвязи, не говоря уже о потребностях Кавказского фронта, которому было необходимо больше количество новых станций, чтобы перекрыть с их помощью пространство от Трапезунда до Тегерана.

Особенно остро ещё в первые месяцы войны чувствовалась необходимость в кавалерийских радиостанциях; вслед за этим потребовались радиостанции для артиллерии, авиации, для радиопеленгации и усилители для подслушивания телефонных пер говоров противника.

Казалось бы, что для увеличения выпуска радиоаппаратуры следовало использовать всех способных отечественных радиоспециалистов, которых было к тому же так немного. На деле же государственная машина сработала так, что всё радиостроительство оказалось в руках Семёна Моисеевича Айзенштейна, директора "Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов", крупного пайщика фирмы Маркони. В то же время русские радиоинженеры остались в стороне. Верный своим хозяевам, Айзенштейн после Октября так же, как и Муромцев, эмигрировал за границу.

Теперь кажется непостижимым, как мог тогда остаться в неприкосновенности радиозавод немецкой фирмы "Сименс и Гальске", выпускавший радиостанции фирмы "Телефункен" и как мог директор этого завода, господин Тикоцинер, отказаться от расширения завода. Для наблюдения за постройкой Царскосельской, Ходынской и Тверской радиостанций был создан "Строительный комитет" во главе с генерал-майором Свенторжецким, ничего общего с радиотехникой не имевшим. Полковник Муромцев входил в этот комитет как представитель радионауки и в то же время занимал влиятельный пост в Главном военно-техническом управлении (ГВТУ); таким образом, он вершил судьбы всей военной связи, кроме военно-морской.

Когда поручик Бонч-Бруевич, на несколько дней приехавший из Ташкента в Петроград, задал по привычке нетактичный вопрос Муромцеву, почему все заказы передаются Айзенштейну, он получил разъяснение полковника: Айзенштейн является директором "русского", а не какого-либо иного общества беспроволочных телеграфов и телефонов. Злые языки, правда, не без основания утверждали, что дело тут кроется ещё в старой, со времён Киева, дружбе и взаимной поддержке Айзенштейна и тогдашнего военного министра Сухомлинова.

Так или иначе, но дела "русского" общества шли блестяще. В приёмной директора всегда можно было видеть очередь офицеров, приехавших за получением радиостанций. Через месяц после начала войны, в августе 1914 г., была начата постройка кавалерийских радиостанций. Однако в октябре того же года с ними стряслась беда. Все тридцать кавалерийских станций, изготовленные к этому времени и сформированные в пятнадцать "конно-искровых отделений", вышли из строя по одной и той же причине: у всех сгорели генераторы переменного тока. В наиболее нужный период маневренной войны вся кавалерия русской армии осталась без радиосвязи.

В приёмной Айзенштейна опять появилась очередь на этот раз весьма невежливых и возмущённых начальников "конно-искровых отделений". Каждого сопровождал драгун или улан со сгоревшим якорем в руках. Автор этих строк, прибывший с Кавказского фронта, также предстал пред Айзенштейном в сопровождении ефрейтора драгунского полка, бережно державшего обугленный якорь генератора.

- Пустяки, - заявил Айзенштейн, - там, знаете ли, в спешке припаяли к общей ламели концы одного и того же витка обмотки возбуждения. Отнесите якорь в мастерские завода, там перемотают. Знаете, война, торопимся для нашей доблестной армии, всё хотим сделать поскорее... Кстати, как там у вас дела? Откуда приехали?

Лишение радиосвязи кавалерийских частей русской армии осталось безнаказанным, несмотря на возмущение пострадавших начальников кавалерийских радиостанций. Сухомлинов и Муромцев не дали в обиду "русское" общество и его главу - Айзенштейна. Однако после этой истории Муромцев побоялся держать далеко от себя своего (потенциального конкурента - Бонч-Бруевича и перевёл его в Тверь на должность помощника начальника радиостанции. Для того же, чтобы контролировать действия Бонч-Бруевича, ему был подобран в начальники радиостанции некий капитан Аристов, человек пожилой и на редкость бездарный службист.

[ далее...]

[ П. А. Остряков. Михаил Александрович Бонч-Бруевич. М., 1953. ]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8