Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Русская катодная лампа

Первая катодная отпаянная (снятая с насоса) лампа была сделана М. А. Бонч-Бруевичем весною 1916 г. Она имела два цоколя со свановскими патронами для двух нитей накала. Когда перегорала одна нить накала, лампу переворачивали и включали другим патроном. Сделано было так потому, что процесс, откачки лампы в условиях Тверской мастерской был наиболее длительным, сложным и дорогим.

Аноды и сетки первых ламп изготовлялись из стальной сетки. Вакуум в лампах был невысокий и в них оставались следы газа. Причина этого заключалась в том, что после первой откачки баллоны ламп наполнялись водородом и затем в атмосфере водорода производился отжиг катода, стальной сетки и анода. Полностью обезгазить в этих условиях электроды ламп не удавалось, и вполне естественно, что остатки водорода давали себя чувствовать во время эксплуатации лампы. Вовремя откачки ламп, которая производилась по ночам, к вакуумной системе прикладывали высокое напряжение и тогда вся она освещалась мерцающим светом. По мере работы насосов и повышения вакуума в баллонах это свечение проходило через все фазы разрежения - от полосатых страт[примечание 15] до полной тьмы. После этого с помощью ртутного манометра измерялась степень разрежения в лампе. По существу лампа работала по ионному, процессу. Бонч-Бруевич конструировал такую лампу, с одной стороны, потому, что не мог сразу же добиться высокого вакуума по недостатку оборудования. С другой стороны, М. А. Бонч-Бруевич не мог на первых порах пренебрегать и большей усилительной способностью "мягкой" лампы за счёт её большой крутизны характеристики.

Первые лампы М. А. Бонч-Бруевича работали по 4 недели. Несмотря на всю кустарщину их производства, они обходились по 32 рубля в среднем, тогда как французские лампы стоили более 200 руб. каждая.

Вскоре М. А. Бонч-Бруевич отказался от резервного катода и ионного процесса; лучшее оборудование и связанное с этим облегчение условий откачки позволили перейти к выпуску чисто электронных вакуумных ламп. От прежней конструкции были сохранены лишь стальные анод и сетка, так как другими материалами для изготовления электродов М. А. Бонч-Бруевич не располагал. Такими лампами и комплектовались гетеродины

Тверской радиостанции, изготовлявшиеся по заказу ГВТУ.

Полковник Муромцев изредка появлялся в Твери, курсируя между Петроградом и Москвой для посещения радиостанций, выстроенных под его наблюдением. Заехав однажды на Тверскую радиостанцию для заправки горючим своей автомашины, полковник вместо того, чтобы выразить своё удовлетворение при виде нарождающегося государственного военного производства электронных ламп, посоветовал М. А. Бонч-Бруевичу перейти работать в "Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов", к тому же Айзенштейну, убеждая поручика, что там ему будет лучше: и дело пойдёт быстрее и условия значительна выгоднее. Полковник прямо намекал на незначительность по-ручьичего жалования.

Ответ Бонч-Бруевича был достаточно неприятен полковнику: поручик не преминул напомнить Муромцеву его же прежние соображения об ответственной роли Тверской радиостанции, когда в начале войны поручик просил полковника перевести его ближе к промышленности. Кроме того, поручик заявил полковнику, что он, как офицер, не может в военное время перейти на службу к частному лицу и, наконец, в РОБТиТе есть радиоспециалисты [примечание 16] , а он, Бонч-Бруевич, хочет делать сам свои, казённые лампы.

После отъезда их высокоблагородия стеклодув Сафронов рассказывал, что их высокоблагородие полковник, обычно такой высокомерный, на этот раз не погнушались разговором с стеклодувом и уговаривали его, простого солдата, переехать в Офицерскую электротехническую школу. Было явно, что Муромцев всячески стремится противодействовать производству ламп на Тверской радиостанции не только из зависти и страха перед удачливым конкурентом, но и потому, что, держась по-прежнему немецкой ориентации, полковник не мог, хотя бы и невольно, содействовать техническому вооружению русской армии.

[ далее...]

[ П. А. Остряков. Михаил Александрович Бонч-Бруевич. М., 1953. ]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8