Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

 История об НРЛ

Из истории Нижегородской радиолаборатории имени В.И.Ленина : Основные даты, имена, факты

Выдающиеся сотрудники НРЛ : Персоналии оставившие свой след в деятельности НРЛ и отечественной науки

Исторический календарь : Основные даты в деятельности НРЛ

Библиотека НРЛ : Издания, использовавшиеся в работе сотрудниками НРЛ

Издания НРЛ : Издания типографии НРЛ, находящиеся в библиотеке музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

Публикации о НРЛ : Книги об истории НРЛ и её сотрудниках

Документы о НРЛ : Из фондов музея науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"

У Владимира Ильича

Автору этих строк хорошо памятен день, когда он, обегав в Москве все инстанции и испробовав все возможности, вернулся в Московское отделение Нижегородской радиолаборатории на Большую Дмитровку, 22 (ныне Пушкинскую улицу) с пустыми руками. Положение казалось безвыходным. Везде было категорически отказано. Между тем для продолжения строительства позарез нужно было 35 тысяч рублей. Мелькнула в голове мысль: обратиться непосредственно к Владимиру Ильичу. Несмотря на всю кажущуюся нелепость такого выхода, он оставался единственным. Итак, решено: надо обратиться непосредственно к Владимиру Ильичу. Лучше всего написать ему письмо.

Вырвав из ученической тетрадки два листка, я набросал это письмо. Я очень волновался, когда писал его. Чем дальше писал, тем более волновался. Получилось четыре страницы. Перечитать написанное я уже не мог, меня охватил припадок нервной лихорадки. Запечатав письмо в конверт, я надписал адрес, выбежал на улицу, взял извозчика и поехал к Троицким воротам Кремля, находящимся около манежа. Сдал письмо в окошечко для почты и пешком вернулся на Б. Дмитровку. Это было около двух часов дня.

Приблизительно через час в моей комнате раздаётся телефонный звонок:
- Говорит секретарь Совнаркома. Это Вы писали Владимиру Ильичу?
- Я!
- Приезжайте сейчас в Кремль. Он Вас примет!

От неожиданности я растерялся. К докладу Владимиру Ильичу я совершенно не был подготовлен. Кое-как собравшись с мыслями, я набросал краткий конспект того, что нужно доложить Владимиру Ильичу. Решил взять с собой отштампованный кусок стали от машины высокой частоты, которую строил в Нижнем Новгороде В. П. Вологдин. Из таких листков стала толщиной в доли миллиметра, собирались пакеты, а из пакетов - статор машины. Сталь эту В. П. Вологдину удавалось прокатывать на одном из заводов Урала. Взял с собой и некоторые детали электронных ламп.

Вот я опять у Троицких ворот, а потом в секретариате Совнаркома. Секретарь сказала мне, что я должен немного подождать. Минут через двадцать через одну из дверей вышел какой-то крестьянин, по-видимому, ходок. По возбуждённому лицу, горящим глазам посетителя я понял, что там, за дверью кабинета, - Ленин. Действительно, мне предложили туда войти.

Это был тот кабинет, который многие видели в незабываемом кинофильме "Ленин в Октябре" или в Музее Революции. Владимир Ильич протянул мне руку и сказал (конечно, первые слова Владимира Ильича, ходившего по кабинету, врезались в память:
- Если Вы будете писать мне в следующий раз - печатайте на машинке. Я с трудом прочёл Ваше письмо.
Я ответил что-то насчёт того, что я и не очень надеялся, что письмо дойдёт до него.
- Тогда для чего же Вы мне его писали?
Ответить на этот вопрос мне было нечего.
- Ну, рассказывайте, что у Вас там произошло?

Я коротко изложил положение, в котором оказалась постройка электростанции, рассказал, почему она необходима, что такое электронная лампа и для чего она нужна. Показал детали и лист стали от машины высокой частоты.

Владимир Ильич внимательно меня выслушал, взял телефонную трубку, вызвал Наркомфин и вопрос о получении денег был сразу же решён. Деньги я получил на следующий день.

Вся эта беседа заняла минут двадцать. Я поднялся и собрался было уже уходить, но Владимир Ильич остановил меня и спросил, знаю ли я изобретателя Чейко. Я ответил, что знаю.
- Что же Вы думаете об его изобретении?

Я сказал, что по-моему всё это дело похоже на авантюру. Владимир Ильич неодобрительно взглянул на меня, нахмурился и предложил подробно объяснить, почему я так думаю.

Дело было в следующем. Незадолго до описываемых мною событий в Нижегородскую радиолабораторию был прислан этот изобретатель Чейко. Он, по его словам, изобрёл способ производить взрывы на расстоянии при помощи электромагнитных волн. В стенах радиолаборатории его работы были засекречены и мы к нему не входили. Однако, по той аппаратуре, которую он требовал со склада, было ясно, что пороху ему не выдумать, а тем более не взорвать. Вот почему я и позволил себе так резко отозваться об этом изобретении.

Мне пришлось, однако, по требованию Владимира Ильича изложить более мотивированные объяснения. Я доложил Владимиру Ильичу, что на мой взгляд, изобретая способ взрыва на расстоянии с помощью электромагнитных волн, можно идти двумя путями. Первый путь - это направить пучок волн такой частоты, которая бы вызвала собственные колебания в молекулярной, а может быть, и атомной структуре взрывчатки, например, пироксилина. Здесь встаёт вопрос о микроволнах, микроколебаниях электронной структуры материи. Второй способ - это направить на пироксилиновую шашку пучок лучей, может быть просто тепловых, и без явлений резонанса, чисто насильственным, вынужденным способом заставить её загореться, а потом и взорваться, что, впрочем, для пироксилина необязательно.

Что же касается изобретателя Чейко, то он не работает ни над той, ни над другой потенциальной возможностью. Это видно по аппаратуре, которой он пользуется. В то время, как я всё это излагал Владимиру Ильичу, мне пришлось касаться вопросов электронной теории, строения вещества, электромагнитных волн. Ответные реплики Ленина приводили меня порой в смущенье. "Откуда он всё это знает?" - нередко мелькала мысль.

Лишь через несколько лет я прочёл классическую работу Ленина "Материализм и эмпириокритицизм", книгу, столь необходимую для каждого инженера, и увидел, что моё изложение электронной теории на самом деле не требовалось. Эрудиция Владимира Ильича как теоретика-физика была столь же необъятна, как и социолога.

[ далее...]

[ П. А. Остряков. Михаил Александрович Бонч-Бруевич. М., 1953. ]
[Публикации о НРЛ ]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8