Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Наш коллектив Журнал N2":
Номер посвящен музею Нижегородского государственного университета ННГУ им.Н.И.Лобачевского.

К сведению!
Музей ННГУ не совсем традиционный вузовский музей.
Особенность его заключена не в музейном собрании, хотя и оно значительно (более 90 тыс. единиц хранения основного фонда), а в формах организации и результатах деятельности.
Музей, сочетая традиционность и инновационность, ведет учебную, научную и активную публичную деятельность.
Он широко включен в университетскую жизнь, участвует в культурных проектах города и Нижегородской области, открывает свои залы для широкой публики и прежде всего учащейся молодежи.

В. Сурский
О науке этнографии и не только...

Весной 2003 года мне довелось познакомиться с сотрудниками этнографического отдела музея ННГУ - О. И. Александровой, М. А. Косаревой и Д. С. Таловиным. Не скажу, что до этой встречи я не имел представления об этнографии, основные задачи которой вытекают из самого ее названия (греческих слов "этнос" - народ и "графо"- пишу). Не было для меня откровением и то, что за многие тысячелетия своей истории народы прошли сложный путь формирования и развития.

Однако я был весьма удивлен, когда узнал о незавершенности этих процессов до сегодняшнего дня и невозможности назвать точное число этносов. Но оказывается, даже по самым скромным подсчетам ученых сегодня в мире их существует около трех тысяч. И тут я неожиданно поймал себя на мысли, что никогда всерьез не задавался вопросом - почему люди в реальности представлены в качестве общностей, члены которых осознают себя англичанами, марийцами, французами, русскими? Почему они имеют свой язык, мировосприятие, миропонимание, обычаи, традиции? На эти и многие другие вопросы и призвана ответить этнография. Но ведь на эти же вопросы пытаются ответить и другие науки, изучающие общество в его развитии. "Вы правы, - соглашается со мной Д.С. Таловин, - однако в отличие от других общественных наук этнография особое внимание уделяет вопросам происхождения этносов и их изменений во времени. При изучении культуры каждого народа особое внимание обращается на традиционную сторону, где наиболее отчетливо проявляются характерные черты этнического образа жизни, его особенности". И тут у меня возникает еще один вопрос. Наверное, этнография - очень древняя наука, ведь она призвана решать важные и практические вопросы? На это мне помогла ответить О. И. Александрова, методист отдела этнографии: "Действительно, зачатки этнографических знаний начали формироваться в глубокой древности и зачастую преследовали чисто практические цели - необходимо было знать соседние и более отдаленные народы, чтобы успешно с ними воевать, вести торговлю. Авторы не только собирали отдельные факты, но и пытались их осмыслить. Так, в "Повести временных лет" мы находим и фактический материал о различных народах, и вполне определенную историко-этнографическую концепцию: идею единства происхождения славян. Однако долгое время это были смутные разрозненные идеи. Этнография как наука начала формироваться с середины XIX века".

Сегодня трудно себе представить музей исторического профиля без этнографической экспозиции. Есть такая экспозиция и в музее ННГУ. В ее основу были положены этнографические материалы, полученные в результате обследования зоны затопления Чебоксарской ГЭС в 1976- 1977 года (Нижегородское Заволжье). В этой работе принимали участие студенты и сотрудники университета под руководством Ф. В. Васильева. С тех пор коллекция постоянно пополняется предметами, материалами, полученными во время проведения студенческих полевых этнографических и музейных практик, экспедиций сотрудников музея. В основном предметы коллекции датируются серединой XIX - 20-ми годами XX века. Наряду с массовыми приобретен целый ряд уникальных предметов, отличающихся высоким художественным уровнем и качеством исполнения, таких, как резной валек или прядильное городецкое донце. Коллекция отражает культуру русского населения Нижегородской губернии и насчитывает 350 предметов основного фонда. К сожалению, практически отсутствуют предметы, характеризующие духовную и материальную культуру многочисленных народов Нижегородской области. Фрагментарно представленные элементы мордовского и чувашского костюмов не могут восполнить этот пробел. Хочется надеяться, что последующие экспедиции изменят эту ситуацию.

Было бы упрощенно понимать деятельность сотрудников этнографического отдела как просто сбор вещевого материала. Важно не только собрать коллекцию, которая бы наиболее полно характеризовала те или иные явления и процессы народной жизни, но и зафиксировать многочисленные легенды, предания, пословицы, бытующие в той или иной местности. Сбор вещевых памятников должен сопровождаться полной фиксацией их бытования в естественных условиях - прошлого и настоящего. Так, например, как рассказывает М. А. Косарева (хранитель отдела), сбор сведений о рыболовстве в районе Васильсурска (май 2003 года) включал: запись на магнитную ленту информации от профессиональных рыболовов и любителей; фото-и видеосъемку рыболовного инвентаря, действий с ним во время ловли и т. д. А какие здесь существуют красивые легенды о стерляжьем царе и его свите, какие интересные обычаи (например, целовать первую рыбу, попавшуюся в невод). Разве все перечислишь в короткой статье! Однако недостаточно собрать вещи, правильно и полно зафиксировать всю имеющуюся о них информацию. Будучи в кабинете, где работают этнографы, на одном из столов я увидел раскрытый журнал. Мое внимание привлекла фраза, помеченная карандашом: "музей должен быть особым городским НИИ культуры"; как потом оказалось, это журнал "Советский музей" со статьей И. Бестужева-Лады "Как очеловечить соотечественника?". Чуть позже мне разъяснили, что современный музей должен выполнять целый ряд функций, например, быть своеобразным классом для школ города. В музее постоянно проводятся экскурсии. Сотрудники оказывают методическую помощь школьным музеям и принимают участие в подготовке и проведении областных, городских, районных конкурсов учащихся по краеведческой и этнографической тематике. Одна из важнейших функций - научно-исследовательская деятельность. Без нее музей может стать всего лишь складом материальных ценностей и старых, никому не нужных вещей. Научная работа сотрудников отдела в основном направлена на изучение промысловой деятельности населения Нижегородской губернии, таких, как балахнинское кружевоплетение, рыболовство в окрестностях Васильсурска. С 1997 года этнографический отдел музея ННГУ начал работу по изучению культуры и быта населения Нижнего Новгорода в первой половине XX века, чрезвычайно интересного и мало исследованного этнографами периода. Здесь я вспомнил выставочные шкафы, которые видел мельком в одной из учебных аудиторий. Оказалось, что это открытое хранение формирующихся фондов по данной теме. Даже представить не мог, что занятия можно проводить непосредственно среди музейных экспонатов.

Существующая сегодня в этнографическом отделе экспозиция создана в 1998 году. Она посвящена быту нижегородских крестьян в конце XIX - начале XX века и включает в себя разделы, отражающие особенности сельского хозяйства губернии, организацию крестьянского жилища и традиционный костюм. В экспозиции находится около 150 предметов (разделы периодически изменяются и дополняются). После этой предельно краткой справки последовала интересная и увлекательная экскурсия О. И. Александровой. Мне показалось, что произошло чудо: вещи заговорили, помещение стало наполняться нестройными и негромкими голосами. И чем дольше продолжалась экскурсия, тем понятнее становился этот разговор. Кажется, я впервые стал осознавать, "какое неизъяснимое очарование имеют старые вещи". Безусловно, надо любить свою профессию и вложить немало труда, чтобы это чудо произошло. Простое созерцание предметов, вырванных из привычной среды, в витрине дает не так уж много. Чтобы они ожили необходимо моделирование исторической среды и наполнение ее действием. Это вполне удалось создателям экспозиции - С. Б. Мартынову, О. И. Александровой, М. А. Косаревой. Вот русская печь, "сложенная" С. Б. Мартыновым, в печи горшок, рядом кочерга, ухват, охапка наколотых дров, и кажется, что хозяйка только вышла и вот- вот войдет. В итоге получилась не статичная картинка, а живая реконструкция давно минувших дней.

Теперь-то, кажется, я свое любопытство удовлетворил полностью и пора прощаться. Но тут в отдел зашел известный российский коллекционер Л. Л. Крайнов-Рытов, и разговор начался о подготовке новой выставки. Так я узнал о выставочной деятельности этнографического отдела, которая ведется в нескольких направлениях. Выставки по программе "Музей и коллекционер" позволяют познакомить посетителей с наиболее интересными частными собраниями Нижнего Новгорода. Проведение таких выставок, как "Пуды, фунты, золотники" (гири и весы из коллекции В. Ронжина), "Альбом визитных карточек" (визитные карточки XIX века из коллекции Л. Крайнова-Рытова), "На пути к коммунизму" (атрибуты социалистической символики из коллекции А. Филимонова), дало возможность познакомить посетителей музея с предметами, ранее не экспонировавшимися, более подробно осветить отдельные явления культуры и быта. Составление и публикация каталогов выставок частных собраний способствуют введению их в научный оборот. Выставки произведений прикладного искусства - резьбы по дереву и кости, керамики, вышивки и др. - направлены на популяризацию творчества художников- прикладников и сведений по истории применения тех или иных материалов, технологических приемов их обработки. В этнографическом отделе музея ННГУ можно познакомиться также с работами нижегородских живописцев и графиков.

Уже собрался прощаться, но тут раздался телефонный звонок, и сообщили о подготовке экспедиции и студенческой практики на базе усадьбы "Рогожка", принадлежавшей некогда А. Н. Карамзину, сыну известного русского писателя и историка Н. М. Карамзина. Этот день закончился тем, что я напросился хотя бы пару дней поучаствовать в этнографической экспедиции. Одно дело теоретически представлять себе ту или иную работу, другое - испытать все, точнее хотя бы частично, самому. Не буду подробно описывать двухнедельную студенческую практику, думаю, работники этнографического отдела сделают это лучше меня, но некоторыми впечатлениями от недолгого пребывания хотелось бы поделиться.

Первое, что поразило меня - это умение этнографов общаться с людьми, способность к каждому найти свой подход. Поверьте, это не так просто. Надо быть хорошим психологом и искренним в своем стремлении узнать различные черты народного быта, чтобы собеседник раскрылся. Без увлеченности, любви к своему делу вряд ли возможны и ежедневные походы с рюкзаками по 15-20 км. И местные жители платили отзывчивостью и гостеприимством. Было интересно наблюдать со стороны, как недавний лед недоверия, настороженность начинают таять и после первоначальных заверений - "мне уж девятый десяток, я уж и не помню ничего" - разговор продолжается второй час, а диктофон предательски щелкает на самом интересном месте - закончилась пленка. Я давно уже не видел таких добрых и отзывчивых людей, как в глубинке, вдали от городов. А разве можно забыть парное молоко с краюхой белого хлеба, которым угощали в Лапше, Худошине, Макателеме, других поселках и деревнях. Хочется еще раз сказать огромное спасибо всем этим трудолюбивым и щедрым людям. Например, в Малом Макателеме, узнав, что мы собираем материал для музея в "Рогожке", нам подарили "заграничный платок" - ровесник прошлого века. Может, последний в этом селе (три месяца назад приезжали скупщики антиквариата и за 200 руб. скупили эти бесценные вещи).

Многие предметы находили в заброшенных и полуразвалившихся домах и дворах. Особенно запомнился день, когда в одном из дворов удалось обнаружить верхнюю часть ручного жернова. Как мне рассказали руководители этнографической части практики О. И. Александрова, Д. С. Таловин и студент А. А. Макаров, они давно стремились его найти, но все не везло. В этот день я впервые не в переносном, а в прямом смысле ощутил тяжесть этого труда. Семь километров по пересеченной местности с почти двухпудовым жерновом всем дались нелегко. Как мне стало потом известно, в ходе практики студентами под руководством сотрудников этнографического отдела было собрано и сдано по актам в Первомайский краеведческий музей 139 предметов музейного значения. А ведь все эти вещи от домотканых холстов до жерновов были перенесены на плечах сотрудников и студентов. К сожалению, на все сил и времени не хватило, многие вещи так и остались доживать свой век в полуразрушенных сараях и домах. Вот если бы был уазик:

Впрочем, никакой транспорт не заменит своих двоих. Только по узкой тропинке вдоль р. Лапши можно подойти к "Живоносному источнику", вода в котором считается святой. Другая достопримечательность - Казанский ключ, у которого, по преданию, молился Серафим Саровский и о котором так и не вспомнили за пышными торжествами в Дивееве.

Пора возвращаться в лагерь. Блестит на солнце прозрачная вода Лапши, дует теплый ветерок, и сами собой всплывают слова неизвестного древнерусского автора: "О светло светлая и прекрасно украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и источниками местночтимыми, горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями: селениями славными, садами монастырскими, храмами божьими: Всем ты преисполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!" Вот и Хозино, широко раскинувшееся на холме и в пойме реки, а от него до Большого Макателема километров пять. Проходим мимо два года назад сгоревшей деревянной церкви, мимо заброшенных домов. Когда-то в Хозине было около 300 дворов, сейчас жилых осталось не больше 30, и то в летнее время. Постоянных жителей и того меньше.

Опять идем проселочной дорогой. Слева перелесок, справа не паханное несколько лет, поросшее березняком поле. Дорога вильнула, и на взгорке показался Большой Макателем. Позади 15 км пути с рюкзаками, ноги немного ноют. Последний привал. Садимся прямо на обочину. И вновь неизвестно откуда всплывает давно прочитанная и забытая фраза: "Человечество больше всего нуждается в скамеечке, чтобы сесть и подумать":

Вот и закончилось недолгое пребывание в студенческом лагере. У сотрудников музея - впереди обработка полевых материалов и написание научного отчета. В перспективе они планируют принять участие в разработке концепции "живого музея" "Рогожка" с привлечением к этой работе студентов-музеологов. Новые данные помогут расширить существующую экспозицию и сделать ее интересней и информативней.

[Журнал N2]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8