Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Наш коллектив Журнал N5-6":
Номер посвящен Великой победе Советского народа в 1941-1945 г.

К сведению!
Очередной сдвоенный номер журнала посвящен 60-летию победы и музеям, которые являются основными хранителями информации об этом великом событии.

Н.В.Рязанова
''Подвижническая деятельность крошечной группы людей ''

История Горьковского художественного музея периода Великой Отечественной войны - это, прежде всего, история подвижнической деятельности крошечной группы людей, стремившихся спасти его. Галина Антоновна Александровская, Тамара Петровна Гусева, Виктор Ермингельдович Мичурин и Виктор Михайлович Соколов боролись с разрушительной стихией военного времени.

В.Е. Мичурин С началом войны коллектив музея организовал работу соответственно требованиям времени. На производственном совещании 13 июля 1941 года было принято решение: "Всем научным сотрудникам музея составить и представить к 15 июля директору свои предложения по организации новых форм работы и производственные свои планы"[1].

Музей сразу включился в патриотическое движение. В июле 1941 года были смонтированы выставки-передвижки "Военное прошлое русского народа" и "Отечественная война 1812 г."[2].

Работать пришлось в сложнейших условиях. 26 октября 1941 года музей был закрыт. Наиболее ценные экспонаты эвакуированы в Новосибирск.

Директор музея Александровская возглавила "ответственный вояж с берегов Волги в Сибирь. Наиболее ценную часть коллекции упаковали и погрузили в 20 железнодорожных вагонов. Галина Антоновна с сынишкой отправилась в Сибирь, где и пробыла 4 года"[3]. В Новосибирске находились сотрудники Третьяковской галереи и других эвакуированных музеев, которые "очень сдружились, устраивали семинары, делали доклады, помогали больным и с тревогой слушали сводки военных сообщений". Галина Антоновна вернулась в г. Горький (октябрь 1944 года) с бесценным грузом, не потеряв ни единой вещи[4].

Судьба части коллекции музея, оставшейся в Горьком, оказалась трагичной. По приказу властей экспонаты были "в самом срочном порядке вывезены из музея и размещены в помещениях ТЮЗа, театра оперы и балета им. Пушкина и частично в помещении филармонии"[5]. И это несмотря на то, что "помещения эти явно не приспособлены и тесны для хранения экспонатов и вещей"[6]. Переброска экспонатов произошла настолько непродуманно, что не было произведено "ни учета, ни достаточной упаковки"[7].

Борьбу за спасение коллекции музея возглавила молодая художница Гусева, назначенная исполняющей обязанности директора музея. Это был замечательный человек и художник, чей "голос живописи", "нежный и просветленный, как русские рассветы над Волгой, или россыпи глин, песков и опок на побережье, долго будет дарить миру радость и красоту"[8].

Родилась Тамара Петровна в Петрограде. В 20-е годы ее семья переехала в Нижний Новгород. "Нижний с его туманами двух рек - Оки и Волги, с мощным красно-каменным кремлем, ярмаркой на Стрелке около собора Александра Невского, с колоритным старообрядческим бытом, пленил детское воображение"[9]. В.Е. Мичурин с группой преподавателей и студентов Горьковского театрального училища

В 1940 году Гусева окончила Горьковское художественное училище и была принята на работу в Художественный музей. В первый год войны Тамара возглавила музей. Молодому руководителю было немногим более двадцати лет... Ситуация сложилась катастрофическая: экспонаты гибли. Шла борьба за спасение фондов, спешно брошенных в разных учреждениях города. На помощь пришел В.  М. Соколов - выдающийся горьковский художник, педагог, лидер организационно-художественных процессов своего времени. Виктор Михайлович исполнял обязанности директора музея в течение 1943-1944 годов.

В его воспоминаниях читаем: "Исходя из патриотического чувства, я согласился занять это место. Начал с отопления. Получить дрова оказалось мечтой. В Гортопе дали торф в брикетах, в замерзшем состоянии. При топке в поддоне оказалось полно воды. Пришлось прекратить топку музея. С вещами, находившимися в театрах, было из рук вон плохо. Сложенные штабелями во дворе ТЮЗа стильные рамы под дождями превратились в голые деревяшки. Большая картина академика Н. А. Кошелева "Погребение Христа", намотанная на рулон, лежала под окнами, и вся вода стекала с подоконников прямо на него"[10].

Монументальное полотно профессора исторической живописи Кошелева стало одним из первых даров вновь организованному музею в 1896 году. Нижегородская культурная общественность называла его "драгоценным" и "грандиозным", "целой эпохой в течении художественной жизни России". По мнению современного специалиста, это произведение как, может быть, ни одно другое произведение Нижегородского художественного музея "аккумулирует в себе многогранно и емко духовную связь времен и традиций отечественного искусства"[11]. Настоящей трагедией для культуры Нижегородского края стало чудовищное обращение с произведениями искусства. По словам Соколова, это была очень "грустная картина - без войны погубленное имущество"...

Вопреки всему оставшихся в музее сотрудников не покидали творческое горение и патриотический энтузиазм. Гусева вспоминала, что даже в тяжелые моменты войны музей осуществлял новые приобретения. Люди несли свои семейные реликвии - картины, антиквариат. Они надеялись, что здесь в это страшное время их легче будет спасти[12].

Самое крупное приобретение было сделано зимой 1943 года: дочь художника Евлампиева привезла на салазках его портрет, написанный выдающимся мастером Фешиным. У музея не было денег, чтобы купить произведение. Тамара Петровна обратилась к властям: ходила в различные инстанции, доказывала, убеждала. Ей удалось выхлопотать мизерную сумму денег и продпаек. Фактически же это был дар музею. В годы войны коллектив музея достиг больших творческих результатов. Продолжалась научная работа, которую возглавил Мичурин. Это был человек, сформировавшийся в среде нижегородской творческой интеллигенции рубежа ХIХ-ХХ вв. Принадлежал он к известной в городе художественной династии Мичуриных.

Большой вклад в культуру города внес дед Виктора Ермингельдовича - М. К. Мичурин, бывший одним из организаторов и бессменным председателем Нижегородского общества любителей художеств. Отец Виктора Ермингельдовича - Ермингельд Митрофанович Мичурин входил в число ведущих архитекторов Нижнего Новгорода первой трети ХХ столетия. В.Е. Мичурин со студентами Горьковского театрального училища

С детства Виктор был очень близок с А. П. Мельниковым. Художественный музей, которому впоследствии было отдано много сил, он еще ребенком воспринял как мир мудрости и красоты. Образование Виктор Ермингельдович получил в Москве: окончил Высшие государственные литературные курсы по специальности "История литературы". Судьба его трагична. В результате ложного доноса Мичурин отбыл в 1930-1933 годах административную ссылку по обвинению в участии в нелегальных собраниях. Это прервало его занятия наукой, искусствоведением, нанесло удар по карьере, подорвало здоровье. Вплоть до конца тридцатых годов он не мог работать по специальности. В музей пришел лишь накануне войны.

В военные годы Виктор Ермингельдович пишет труд по истории художественных организаций и выставочной работы в Нижнем Новгороде, разрабатывает материалы по истории Горьковского художественного музея, исследует источники о школе живописи А. О. Карелина[13]. Он активно участвует в экспозиционной и экскурсионной деятельности музея.

Работу в музее Виктор Ермингельдович совмещал с преподавательской деятельностью в педагогическом институте, художественном, театральном училищах, где преподавал историю изобразительного искусства. В памяти современников Мичурин "остался интеллигентным и честным человеком, чутким педагогом, умным собеседником".

Благодаря энтузиазму сотрудников в музее не прекращалась выставочная деятельность. Огромный интерес у горьковчан вызвала выставка "Ленинград в дни блокады", проходившая в октябре 1943 года. На ней было представлено примерно 200 произведений (живопись, графика, скульптура) - работы ленинградских художников в дни военной поры. В первый же день выставку посетило более 600 человек[14].

Органичной частью выставки стал тематический концерт артистки Ленинградской филармонии мастера художественного слова Ирины Сербовой, выступавшей с чтением трилогии "Ленинград - город-герой".

"Несомненно, крупным культурным событием в художественной жизни не только Горьковской области, но и всей страны" была признана выставка художников Поволжья, проходившая в Художественном музее в 1943 году[15].

Традиционно нижегородцы воплощали в искусстве любовь к родному краю, стремление понять его своеобразие и сохранить его красоту. Одна из любимых тем нижегородских художников - постижение красоты природы нашего края. Все это нашло отражение на выставке. В статье о ней журналисты отмечали: "Волга полна живописных красот, в природе ее масса чарующих национальных мотивов. Много работают в пейзаже горьковчане. Яркая творческая самобытность у Хныгина ("Весна"). Большие успехи сделали молодые художники Полюшенко и Тихомиров. В картине "Волга в грозные дни" Тихомиров запечатлел тревогу и напряжение реки в дни войны"[16].

Особенно волновали горьковчан произведения, посвященные чувствам человека войны. Среди них картина В. М. Соколова "В наши дни", изображавшая вокзальную обстановку военного времени, полотно Назарова "Перед уходом", отразившее скорбь вынужденной покинуть родной очаг семьи. В.Е. Мичурин со студентами Горьковского института иностранных языков

Прошли выставки картин художников Горьковской области, гравюр из экспонатов Горьковского художественного музея и другие. Сотрудниками музея организовывались также выставки-передвижки в госпиталях[17].

Много сил было отдано научно-просветительской деятельности. Остается загадкой, как в 1943 году, во время голода и безденежья, сотрудники музея смогли приобрести большую коллекцию диапозитивов (1000 штук). Благодаря ей стало возможным организовать в госпиталях и школах лекции-беседы с показом диапозитивов и репродукций[18]. Второго апреля 1945 года при музее открылся лекторий.

В 1944-1945 годах велась усиленная подготовка к открытию музея. Была окончена картотека произведений живописи и скульптуры, составлены новые инвентарные книги и их дубликаты[19].

Большим достижением явилось создание Александровской, Гусевой и Мичуриным макета новой экспозиции, получившего высокий отзыв специалистов Государственной Третьяковской галереи. Они одобрили последовательность в расположении произведений, обратили внимание на то, что развеска картин является "спокойной и ритмичной"[20]. Т.П. Гусева (1918-2002)

Гусева и Мичурин разработали маршрут экскурсии по экспозиции. В 1945 году Мичурин составил новый путеводитель по музею. 15 июля 1945 года музей был открыт уже полностью подготовленным к приему экскурсантов. С 15 июля по 15 декабря 1945 года его посетили 12 598 человек[21].

Верным другом горьковских художников и музея всегда был Ф. С. Богородский - один из выдающихся отечественных художников первой половины ХХ столетия. Детство и юность Федора Семеновича прошли в Нижнем Новгороде. Свое художественное образование он начал в нижегородской студии Диаманта-Ликина, затем учился во ВХУТЕМАСЕ (класс А. Е. Архипова). В 30-х - 40-х годах Богородский являлся председателем Московского союза художников, основателем и профессором художественного факультета Всесоюзного государственного института кинематографии (ВГИК), членом-корреспондентом Академии художеств СССР.

О влиянии культурной среды Нижнего Новгорода Богородский писал: "Я родился в Нижнем Новгороде в 1895 году, и лучшие мои воспоминания связаны именно с этим городом. Здесь я нашел себя и как гражданин, и как художник"[22].

Событиями в культурной жизни города Горького военных лет стали творческие встречи Богородского. "Это к нему обратился Соколов с просьбой повлиять на судьбу гибнущих экспонатов музея"[23]. Именно Федор Семенович оценил большой талант Гусевой. Тамара Петровна вспоминала, что как-то весной 1945 года в открытое окно одного из музейных помещений заглянул Богородский. Он сказал, что Тамаре нужно учиться дальше. "Я хочу быть художником", - ответила она. "А мы открываем ВГИК".

Федор Семенович выхлопотал Тамаре Петровне разрешение на выезд в Москву[24]. Впоследствии она стала одной из первых выпускников художественного факультета

ВГИКа. Так Федор Семенович открыл ей дорогу в большое искусство. Тамара Петровна - заслуженный художник России. Ее произведения находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственном театральном музее им. Бахрушина, Государственном музее "Кусково", музеях Нижнего Новгорода, Томска, Кемерова, Брянска, Чебоксар, Ферапонтова, в Парижском муниципальном музее и Музее декоративного искусства, в частных коллекциях России, Германии, Польши, Франции, Италии, США, Чехословакии, Голландии, Финляндии и других стран.

Примечания

1. Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). Ф. 6055. Оп. 1. Д. 7. Л. 29.
2. Там же.
3. Ванд-Поляк С.В. Директор музея // Музейное строительство на рубеже ХIХ-ХХ вв. Н. Новгород, 2000, С. 36.
4. Там же.
5. ЦАНО. Ф. 6055. Оп. 1. Д. 10. Л. 1.
6. Там же.
7. Там же.
8. Расторгуев Е. Легенда возникновения художника //Расторгуев Е. Тамара Гусева. М., 2003. С. 12.
9. Там же. С. 6.
10. Нижегородский музей. 2003. Май. С. 11.
11. Тюкина В. В. Картина Н.А. Кошелева "Погребение Христа" в контексте нижегородских художественных традиций // Музейное строительство на рубеже ХIХ-ХХ вв. С. 53-54.
12. Гусева Т. П. Из воспоминаний. (Из беседы Н. В. Рязановой с Л. И. Помыткиной. 2005 год).
13. ЦАНО. Ф. 6055. Оп. 1. Д. 14. Л. 20; Д. 15. Л. 2.
14. Горьковская коммуна. 1943. 19 октября.
15. Там же. 24 июля.
16. Там же.
17. ЦАНО. Ф. 6055. Оп. 1. Д. 11. Л. 23.
18. Там же. Д. 11. Л. 2.
19. Там же. Д. 14. Л. 20.
20. Там же. Л.2,2 об.
21. Там же. Д.14. Л. 20, 21.
22. Там же. Ф. 6368. Оп. 1. Д.69. Л.4.
23. Соколов В. М. Из воспоминаний // Нижегородский музей. 2003. Май. С. 11.
24. Гусева Т. П. Из воспоминаний. (Из беседы Н. В. Рязановой с Л. И. Помыткиной. 2005 год).

[Журнал N5-6]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8