Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Наш коллектив Журнал N5-6":
Номер посвящен Великой победе Советского народа в 1941-1945 г.

К сведению!
Очередной сдвоенный номер журнала посвящен 60-летию победы и музеям, которые являются основными хранителями информации об этом великом событии.

Н.Ю.Курепина
''...Дыша одним дыханьем с Ленинградом...''

В поселке Шатки, где похоронена Таня Савичева, 1 июля 2004 года отмечался День памяти Тани - со дня ее смерти исполнилось 60 лет. Дневник девочки фигурировал как обвинительный документ фашизму на Нюрнбергском процессе. Сегодня погибшей ленинградке исполнилось бы 74 года, но она навсегда осталась Таней. Я, ее ровесница, выжила. Зиму 1941/42 года мы (мама, две тети, моя сестра и я) проживали на пятом этаже дома N3/5 по Суворовскому проспекту (в войну - Советский проспект) в очень большой комнате коммунальной квартиры.

Посреди комнаты стояла печка-буржуйка. Трубы через комнату были проведены в красивую кафельную печь. Температура в помещении не поднималась выше ноля градусов, даже когда мы топили буржуйку. Окна после массированной бомбежки в ноябре были выбиты. Мама занавесила их одеялами и светомаскировочной шторой. Не было ни воды, ни электричества. Добывать воду приходилось в Неве - путь до нее был очень долгим...

Н.Ю.Курепина (справа) с одноклассницей в Санкт-Петербурге Радио мы не выключали круглые сутки. В перерывах между передачами и ночью звучал метроном. Душераздирающий вой сирены разносился над всем городом. Тогда по радио диктор произносил: "Воздушная тревога". Обстрел из дальнобойных пушек объявлялся только после разрыва первых снарядов: "Движение транспорта прекратить, населению укрыться". Обстрелы велись каждый день. Метроном после этих объявлений начинал стучать быстрее...

Навсегда запомнился "Театр у микрофона": чтение классических произведений, выступления поэтов и писателей. Они говорили взволнованно, с пафосом. Их выступления поднимали настроение людей. Особенно запомнились стихи Николая Тихонова ("По городу Киров идет") и Ольги Берггольц:

Ленинградец, мой спутник,
Мой испытанный друг,
Нам декабрьские дни
сентября тяжелей.
Все равно не разнимем
слабеющих рук:
Мы и это, и это должны одолеть.

Моей пятилетней сестренке это было не очень понятно, но память у нее оказалась цепкой:
Коней Аничкова моста сберегла ленинградская земля Дневников я тогда не писала.
Я в песочек тогда играла,
И единственной музыкой стало:
Вой сирены и стук метронома,
Грохот пушек и свист зажигалок.
В темноте - мерцание коптилки
У топящейся слабо буржуйки,
Вкус олифы и студня из клея,
И завернутый труп на парадной.
Похоронка, и мама - упала...
Дневников я тогда не писала.

Только не сказала она, как чуть не умерла, переев лепешек из дурынды, жаренных на олифе. Дурында - продукт для корма скотины, попавший к нам стараниями нашей добытчицы - маминой сестры. Она никогда не уходила с нами в бомбоубежище, а во время бомбежки приговаривала: "Плюю на тебя, Адольф". После чего укладывалась спать...
Умирали соседи. В эти дни живые не успевали хоронить мертвых. Какое - хоронить - собирать в грузовые машины (видела такой фургон) и отвозить их в пункты, расположенные на кладбищах! В нашей семье все поддерживали друг друга. Мама часто вспоминала, что мы, дети, все понимали и есть не просили. Однажды в минуту отчаяния на ее слова: "Давайте ляжем и не будем больше рыпаться, надежды нет" - я ответила: "Мы должны выжить. Это будет наш удар по врагу". Я думаю, что это было влияние радио.
И опять О. Берггольц:
Он придет, ленинградский
торжественный мой день.
Тишины, и покоя, и хлеба
душистого полный.
О, какая отрада,
какая великая гордость
знать, что в будущем
каждому скажешь в ответ:
- Я жила в Ленинграде
в декабре сорок первого года,
вместе с ним принимала
известия первых побед.

Сообщение о первой победе было действительно в декабре. Мы проснулись, слушаем радио: "Разгром немецко-фашистких войск под Москвой!" Кричали "Ура!". Мамина сестра побежала за снегом. Грелись над буржуйкой, пили чай... В апреле 1942 года было восстановлено трамвайное движение.

В мае подошла наша очередь в баню - дали по кусочку мыла. Стали работать школы. В подвале дома напротив был водопровод. Однажды очередь за водой разразилась хохотом. Оглядываюсь - кошка. Решили, что хитрая, коль ее еще не съели. На Невском проспекте открылся кинотеатр "Художественный". Демонстрировали "Большой вальс".

Атланты Эрмитажа Все эти победы были уже после того, как умерли наши тети. Младшей было 20 лет. Старшая тетя надорвалась, когда чистили город ото льда, фекалий и мусора. Дети от этих работ были освобождены, хотя я по просьбе мамы и выходила помогать тете. После их смерти и я чуть не отдала Богу душу. Ноги в цинготных язвах, забытье, рвота. Спас меня сосед-офицер Шнитман, пришедший из окружения, исхудавший и заросший, с сухим пайком в вещмешке...

Я шла в школу, вдруг возник нарастающий глухой гул. Стало ясно (люди заулыбались, некоторые обнимались): артподготовка. Началось! Слышу над головой мужской голос: "Запомни этот день, девочка". Это было 13 января 1943 года. 18 января объявили о прорыве блокады. За эту победу наша семья заплатила очень дорого. В первых же боях погиб папа, пропал его брат - любимый всеми детьми дядя Саша. Мамин брат был ранен шесть раз.

Дядя Саша нашелся через три месяца в госпитале на Старо-Невском проспекте. Потом в этом зда ии разместилась администрация Смольного района. Дядя лишился обеих ног. В госпитале дежурили ученики нашей школы. После того как у меня там случился обморок (под утро привезли тяжелораненых), мама меня больше не пустила. Теперь, когда дядя Саша нуждался в нашей помощи, мы до самой его выписки два года ходили в госпиталь. Я подолгу там находилась. Научилась играть в шахматы, играла с его соседями по палате.

Весной 1943 года разбомбили нашу школу ї 161. Погибли шесть учителей... В январе 2004 года меня направили делегатом в Санкт-Петербург на празднование 60-летия полного освобождения Ленинграда от блокады. На съезде я стала искать своих однокашников. Одна из учениц той школы оказалась председателем петербургской организации блокадников. Мы обнялись, долго вспоминали. На мой вопрос, помнит ли она девочку, которую оставили в ту ночь с учителями (мама просила) и которая перед налетом сбежала через окно, она ответила: "Это я".

Летом 1943 года уже из другой школы наш отряд отправили вести огородные работы на правом берегу Невы (село Овцино). Добирались долго, через Колпино: переплывали на каких-то плотах в районе Усть-Ижоры. Нам сказали, что там обстреливать не будут. После прорыва блокады немцы обстреливали и бомбили Ленинград с каким-то остервенением. В сентябре 1943 года пятерым отличникам дали медали "За оборону Ленинграда". Мама пошла к директору школы, несмотря на мой протест. Я отличницей не была, ей же казалось, что ее дочь заслуживает медаль. Я стояла в коридоре. Мне было стыдно. Мама перечислила мои болезни, отец погиб на фронте. Слышу: "Ни от какой работы она не отказывалась, надорвалась от разгрузки дров (посылали нашу школа постоянно, так как рядом был Московский вокзал), далее - огородные работы!"

Она им пообещала, что пойдет дальше. Еле-еле я отговорила ее от этой затеи. Я всю жизнь не испытывала той гордости, о которой говорила в стихотворении О. Берггольц: нельзя гордиться теми страданиями, которые выпали на мои детские годы. После окончания войны - субботники, воскресники, а то и с уроков снимали. В этнографическом музее, например, по расчистке зала от щебня работали даже в Пасху. Проходя мимо Спасо-Преображенского собора, увидела много людей, спросила, сказали - Пасха. Первый раз захотелось в церковь. Дома ни иконы, ни веры в Бога, а я стала ходить. Комсомолкой не была. Сегодня в парке Победы Московского района - настоящий лес. Мы ездили на пустырь в 1945-1946 годах сажать деревья. Лунки, помню, и саженцы. Только земля какая-то была странная, как будто зола. Много лет спустя я узнала, что там создан мемориал-часовня и установлена вагонетка на рельсах. Мы, делегаты съезда, возложили цветы.

Когда сестра прочитала мои воспоминания, помещенные во второй книге "Горьковчане в битве за Ленинград", она возмутилась, что я много написала о театрах и кино. Ходили с маминой сестрой в театр комедии, что над Елисеевским магазином, на "Коварство и любовь" - в самом начале блокады. Потом театр уехал, но остался театр музкомедии. Ходили мы и на оперетты. Ставили их и в академическом театре им. А.С. Пушкина. Однажды люди в зале забеспокоились, раздается гул, а на сцене поют, смеются. Выходим после спектакля - нас просят подождать: тревога. Работал театр Краснознаменного Балтийского флота на площади Труда. Только я там спектакли не видела, а ходила к судомойке за картофельными очистками (мама посылала). Однажды, переходя площадь, я попала под обстрел. Этого не забыть:

На улице блокадного Ленинграда Я никогда героем не была,
Не жаждала ни славы, ни награды,
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
Я не геройствовала, а жила.

Мы с сестрой прожили интересную жизнь. Не часто вспоминали и рассказывали о блокаде. Да никого это и не интересовало. Сестра, как и я, стала архитектором. Она живет в Ленинграде, а я оказалась в Горьком. Этот город мне стал родным. Пришлось много трудиться. Двадцать четыре года работала районным архитектором - Сормовского, Московского, затем Нижегородского районов. Весь 1979 год трудилась в Ленинградском ГлавАПУ...

В Ленинграде ходила по местам своих воспоминаний. Работала до 69 лет. Сегодня я являюсь заместителем председателя общественной организации "Жители блокадного Ленинграда". Правление во главе с председателем Сергеем Сергеевичем Фогелем много делает для объединения блокадного братства. Традиционными стали встречи со школьниками, детдомовцами. Благодаря приглашениям руководства театров и филармонии блокадники посещают спектакли и концерты.

[Журнал N5-6]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8