Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Наш коллектив Журнал N5-6":
Номер посвящен Великой победе Советского народа в 1941-1945 г.

К сведению!
Очередной сдвоенный номер журнала посвящен 60-летию победы и музеям, которые являются основными хранителями информации об этом великом событии.

В.Ю.Белоногова
Летописцы в строю

Зубчатый абрис кремлевской стены давно знаком нижегородцам. А кому обязан город обретением исторической конфигурации зубцов Нижегородской крепости? Ведь в 1950-е годы, когда наши историки приступали к восстановлению кремля, стены его были целы только наполовину. Единственный зубец старинной стены сохранился неподалеку от Георгиевской башни - с узором, напоминающим раздвоенный ласточкин хвост, но без прорези, не так, как на зубцах Московского Кремля. Сплошная кирпичная кладка доказывала: зубец выложен одновременно с крепостной стеной XVI столетия. Нашел его и научно описал молодой горьковский историк Игорь Александрович Кирьянов.

Старший сержант И. А. Кирьянов. Алма-Ата. 1943 год Когда в 1941 году отправлявшиеся на фронт добровольцы стояли у кремлевской стены, зубцов на ней еще не было... В составе отряда политбойцов, первым эшелоном убывавшего к западным границам страны, был и студент историко-филологического факультета Горьковского пединститута Игорь Кирьянов. Спортсмен-лыжник, он успел к тому времени принять участие в боях на финской войне.

Имя этого человека в нижегородском краеведении теперь стоит в одном ряду с такими именами, как Н. И. Храмцовский и А. С. Гациский. Почетный гражданин Нижнего Новгорода, автор 27 книг и более 200 научных статей. Благодаря его инициативе и настойчивости в нашем городе состоялись перезахоронение останков Кузьмы Минина в Архангельском соборе, возвращение городу исторического имени, возрождение и водружение на Дмитриевской башне кремля герба Нижнего Новгорода. Коренной нижегородец, Игорь Александрович Кирьянов родился 12 ноября 1918 года. Его предки оставили заметный след в истории города. Прадедом по линии матери был знаменитый купец-мукомол Матвей Башкиров. Дед по отцу - из крестьян, выбился в руководители Окского пароходства Кашиной. Отец, присяжный поверенный, председатель Нижегородской гильдии защитников, был видным деятелем партии конституционных демократов. Большую роль в жизни Игоря Александровича после ранней смерти отца сыграл отчим Я. А. Садовский, сын А. Я. Садовского, профессора археологии, выдающегося архивиста-историка, председателя Нижегородской губернской ученой архивной комиссии. В студенческие годы его учителями были нижегородские историки С. И. Архангельский, Н. М. Добротвор.

Война с фашизмом надолго прервала учебу. Игорь Александрович воевал под Брянском. Осенью 1941 года, когда армия Гудериана стремительно шла на Тулу, 50-я армия попала в окружение. Оказавшись в плену, Кирьянов совершил побег. Пробирался по лесу вслепую, переплыл полузамерзшую речку, раздвигая льдины руками. В одну из ночей уснул в густом кустарнике. Когда проснулся, услышал вокруг голоса немцев. Оказалось, что в темноте он попал в их расположение. Его схватили, долго и жестоко били. Снова лагерь для военнопленных. И снова побег. На этот раз, найдя партизан, он сумел попасть к своим. В Смерше начались изнуряющие допросы. С Кирьяновым был еще один вырвавшийся из плена боец. Его расстреляли. Игорь Александрович до сих пор считает, что сам он спасся только чудом...

И. А. Кирьянов выступает в музее Н. А. Добролюбова 11 марта 1996 года Потом опять был фронт, бои под Мценском. Тяжелое ранение, госпиталь в Семипалатинске. После выздоровления был признан годным к нестроевой и направлен служить в Алма-Ату. И снова фронт. С боями Игорь Александрович прошел через всю Польшу. Участвовал в освобождении Варшавы. Служил в роте мотоциклистов, был командиром орудия, старшиной конного эскадрона 7-го кавалерийского корпуса. В Люблине участвовал в операции по захвату в плен коменданта города генерала Мозера. Я попросила его рассказать, как это было. И он, наверное, уже в который раз точно до мелочей вспоминает, как обстреляли они вшестером на лесной дороге машину, как вылез из нее здоровенный генеральский ординарец-водитель и они втроем едва справились с ним. Еще в машине ехали дородная генеральша и щуплый генерал.

За участие в этой операции Игорь Александрович был представлен к ордену Красной Звезды. Второй свой боевой орден он получил за жестокий бой у местечка Сарне на Украине. К двум орденам Красной Звезды добавились потом орден Отечественной войны первой степени, десяток медалей. Было и еще одно ранение. Победу Игорь Александрович встретил на окружной дороге Берлина. Вернулся в Горький старшим сержантом. Одиннадцать дней, проведенных в плену, еще долго будут напоминать ему о себе и в мирной жизни, вставая непреодолимой преградой для его работы в областном музее, восстановления в партии, защиты кандидатской диссертации.

Вернувшись в родной институт, фронтовик засел за учебники, сдавая экзамены экстерном. Хотел поступить в аспирантуру. Не взяли: 11 дней в плену... Направили на преподавательскую работу в Мурманск, но и там отказали. Помог профессор Н. М. Добротвор. По его рекомендации Кирьянов был принят в Горьковский областной краеведческий музей. Но "там, где следует", рассудили: бывший пленный "пробрался" на идеологическую работу областного уровня. Пришлось уволиться. Полный энергии и плодотворных научных замыслов молодой историк в течение нескольких лет преподавал физкультуру в Горьковском техникуме советской торговли. Призвание и непреодолимая тяга к избранному пути привели Игоря Александровича в мастерскую по реставрации памятников архитектуры. Здесь он стал проводить все свободное время. Особенно увлекло его участие в работе по реставрации Нижегородского кремля: сбор документов, раскопки, описание разрезов. Руководил реставрационными работами архитектор Игнатий Викентьевич Трофимов, известный в стране специалист, реставратор Троице-Сергиевой лавры. Итогом этой работы стала публикация Кирьянова в академических "Материалах и исследованиях по архитектуре СССР". Это была первая серьезная научная работа о Нижегородском кремле, опубликованная в столь солидном издании.

В 1953 году при поддержке ведущих горьковских историков Игорь Александрович стал заместителем директора по научной работе Горьковского областного краеведческого музея. Он организует этнографические и археологические экспедиции по Горьковской области. В круг его забот вошла жизнь многочисленных районных музеев. Благодаря ему создавались и развивались краеведческие музеи в Арзамасе, Павлове, на Бору и в других городах. По инициативе Кирьянова начинаются раскопки на территории пушкинской усадьбы в Большом Болдине, результатом которых стало воссоздание облика исторических усадебных построек.

Он организует археологические раскопки в древнейшем городе области - Городце. Истории возведения городецкой крепости, застройки Городца и ее строителям им отдано много времени и сил. Потом благодарные городчане выпустят книгу "Кирьянов в Городце".

Вместе с историком и археологом И. В. Трофимовым, архитектором С. Л. Агафоновым, реставратором К. И. Рязановым Игорь Александрович продолжает археологические работы и в историческом центре Нижнего Новгорода. Он издает книгу "Нижегородский кремль", монографию "Старинные крепости Нижегородского Поволжья", начинает публикацию Нижегородских летописей. В 1965 году Игорь Александрович защищает в Горьковском университете кандидатскую диссертацию по древней истории Нижегородского края. На всю жизнь осталось у него чувство благодарности к научному руководителю Виктору Трофимовичу Илларионову. С родным же пединститутом у Игоря Александровича связаны долгие годы его собственной педагогической работы. В течение многих лет он работал на кафедрах научного коммунизма, всеобщей истории, заведовал кафедрой истории СССР, исполнял обязанности декана историко-филологического факультета.

Потом были новые книги: "Топонимия Волго-Окского междуречья и история его аборигенного населения", "К проблеме летописной Мещеры". Кирьянов участвовал в издании 14 томов Книги Памяти. Им опубликованы новые данные об основателе города князе Юрии Всеволодовиче, великом нижегородце Кузьме Минине. Игорем Александровичем опубликованы интересные находки по топонимии Волго-Окского междуречья и множество других ценных материалов. Вклад Кирьянова в нижегородскую летопись высоко оценен. Но для любого профессионала лучшая оценка - одобрение коллег. Вот почему самой дорогой своей наградой Игорь Александрович считает небольшую дарственную надпись в книге одного из крупнейших наших историков Д. Н. Смирнова "Очерки жизни и быта нижегородцев XVII века". Она сделана автором в 1965 году: "Игорю Кирьянову - единственному краеведу, чьи труды считаю ценнее своих".

О многом может вспомнить и рассказать в свои 87 лет этот седой высокий человек. Тысяча учетных карточек его личного фонда в Нижегородском областном архиве вбирает в себя, кажется, многовековую историю Нижнего Новгорода. Его собственная судьба вобрала в себя самые крупные и драматичные повороты двадцатого столетия. К установлению места захоронения расстрелянных в годы сталинских репрессий нижегородцев Игорь Александрович тоже имел самое непосредственное отношение. Это странное место на Бугровском кладбище справа от входа у южной ограды показала ему сторожиха. По давней своей археологической привычке Кирьянов даже под асфальтом сразу определил характерные проседания земли. Такие же проседания над "братскими могилами" - рвами двухметровой ширины были найдены и в противоположном углу кладбища.

Позже, когда были обнаружены и документальные свидетельства массовых казней, Игорь Александрович прочел деловитые распоряжения руководителей Горьковского НКВД по поводу этих захоронений: "От верхнего покойника оставлять до поверхности не менее двух с половиной метров земли". Где-то тут погребен и прах репрессированного в тридцатые годы А. А. Садовского, отца жены Игоря Александровича. Авторитет и известность имени И. А. Кирьянова в городе помогали ему потом во множестве дел и начинаний. Но только близкие знают, сколько усилий, терпения и дипломатии требовалось иногда, чтобы добиваться решений, которые потом воспринимались всеми как общее и очевидное благо. И сколько душевной щедрости. Поэтому для него своими и близкими становились заботы не только учеников-студентов, но и проблемы старых и новых нижегородских музеев.

Я вспоминаю, с каким участием и заинтересованностью Игорь Александрович участвовал на ученом совете музея Н. А. Добролюбова в обсуждении программы будущей пушкинской экспозиции. У него и сейчас по поводу Пушкинского музея есть интересные соображения. Что касается Пушкинского музея, то вклад И. А. Кирьянова в его создание - не только в соображениях. Одним из наиболее ценных экспонатов музея стало прекрасное бюро пушкинской поры, семейная реликвия, переданная Кирьяновыми в дар музею.

У Игоря Александровича все новые заботы. Он продолжает думать о судьбе мемориального Архангельского собора, многострадальном особняке Рукавишниковых на Откосе, возрождении районных отделений общества "Нижегородский краевед"... В 2004 году Игорь Александрович опубликовал в печати новые сведения, доказывающие, что во время второго пребывания в Нижнем Новгороде Петр Первый посетил здание городского магистрата в Кожевенном переулке. Здание сохранилось. Необходимо увековечить исторический факт и установить памятную доску. Фронтовик, ученый, хранитель и летописец нижегородской истории, почетный гражданин Нижнего Новгорода по-прежнему в строю.

[Журнал N5-6]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8