Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N9-10":
Основные темы этого номера прошлое и настоящее Волжского речного пароходства в музея Нижнего Новгорода

К сведению!
В очередном номере нашего журнала читатель узнает, как распоряжаются нижегородские музеи хранимыми ими ценностями. Как музеи вовлекают посетителей в совместную деятельность по овладению культурным наследием и какие новые формы музейной работы появляются на нижегородской земле, в то время как российские музеи становятся все более открытыми системами, вступают в контакты и во взаимодействие с обществом, постепенно расширяя свое влияние, и начинают играть консолидирующую роль в жизни общества.

А.А. Инжутов
"За засекою у рву:"

Засека как заграждение из стволов поваленных деревьев издавна являлась самым распространенным защитным сооружением в лесной местности. Со временем на Руси этот термин приобретал все более широкий и условный смысл и в XVI веке распространился под названием засечной черты. Это сложная система укреплений, состоящая непосредственно из самих засек (лесных завалов) и естественных препятствий (болот, озер, рек), чередующихся с искусственными укреплениями (валами, рвами, надолбами, частоколом, острогом) в безлесных и малолесных промежутках, предназначенная для сдерживания конных полчищ крымских и ногайских орд.

 Лесная речка. Фото А.А. Инжутова Засечная черта

В 60-е годы XVI века засечная черта сформировалась в единую оборонительную систему, охрана и поддержание которой было повинностью всего населения государства вообще и прилегающих уездов в особенности. Укрепления черты протянулись от Брянских лесов на западе до реки Волги на востоке, соединив в единую цепь козельские, тульские, рязанские, шацкие, темниковские, алатырские и другие засеки.

Засечная черта опиралась на естественные препятствия местности, в первую очередь, на обширные массивы лесов, использовались реки, их крутые берега, овраги, господствующие высоты, болота, озера.

Развиваясь в течение многих десятилетий, засечное дело достигло высокого уровня и сформировало определенные правила, обязательные для исполнения при сооружении засек по всей границе.

Для сооружения засеки вначале необходимо было исследовать местность, чтобы максимально использовать ее. Для исследования направлялась экспедиция дозорщиков. Обыкновенно в ее состав входили подьячий, подмастерья, чертежник, инженер, а возглавлял экспедицию воевода.

Взяв с собой людей, которые проживали у засеки, дозорщики должны были "дозрить и описать подлинно", как свидетельствуют документы, "по всей ли той... засеке лес и тем лесом мочно ль по всей засеке учинить лесной завал и нет ли в той засеке пропаши и сенных покосов и всяких полых мест, и на кольких верстах или саженях пропаши и сенных покосов и иных каких полых мест, и что у... засеки с обоих сторон рек и колодезей, и озер, и болот, и ржавцов, и топких мест, и всяких крепостей, и на кольких верстах или саженях тех крепких мест, за которыми крепостьми без завалу лесного и без земляного валу татарам перелести немочно"[1] .

Осмотрев местность, следовало по всем статьям доложить в приказ. В одном донесении говорится: "С русскою и с полевую сторону на той, г., засеке есть речки малыя и топкия места, и по тем местам проехать на лошади мочна, а озер, г., по той засеке нет, и пракосов, и пропашей через большой лес через засеку нет, а которая есть поляны сенокосныя за чертой кошены, и те поляны от засеки не близка, и по той, г., по всей засеке лесному завалу быть мочна"[2] .

Другое донесение: "...А по всей, г., засеке крепких мест, озер и болот, нет:"[3] .

 Овраг. Фото А.А. Инжутова Приказ (Пушкарский или Разрядный в зависимости от того, в чьем ведении в настоящее время находилось управление засечной чертой) разрабатывал планы строительства укреплений, рассчитывал количество людей, составлял необходимые указы и инструкции посланным на черту воеводам, определял размещение вдоль черты вооруженных сил.

Сами засечные работы производились даточными людьми со служилых, дворцовых, духовных земель и силами местного населения, которое также предоставляло на строительство лошадей со всем снаряжением и телегами. Люди работали на черте в тяжелых условиях, порой без хлеба и корма для лошадей, в воде и в грязи "выше пояса". Оторванные от своих домов, они целиком попадали в зависимость от администрации [4] .

Засечные работы выполнялись по определенным правилам и инструкциям. Деревья валили верхушками в сторону предполагаемого нападения противника (в сторону "поля"). Правила требовали рубить деревья выше человеческого роста, "како человеку топором достать мочно", а срубленное дерево оставлять лежать на пне [5] . Но требование оставлять дерево на пнях не всегда было выполнимо, особенно если деревья были очень толстые, что и сообщал воевода Шаховской: "Большова лесу древа на пни не удержать, валитца древо от пня по сажени больши, потому что деревья толсты, обоима в два и в три; а мелкий лес, в бревно и меньши, на пни держится" [6] .

В целом лесной завал создавал непроходимую полосу для противника. Ширина непосредственно завала составляла в среднем 25-30 саженей. Если лес был редок, ширина завала увеличивалась до 40 и даже до 100 саженей. Обыкновенно лес старались сечь там, где он был чаще и гуще, где не было открытых мест, отчего засека получалась с изгибами и разветвлениями. Многочисленным поворотам засеки способствовали и естественные препятствия: болота, озера, реки.

Если болото было проходимо или невелико, его также засекали: "А за Упою... прахадим невеликая болота, а на тех балотах был лес, и мы через те балота вели лесной вал, не пропускаютчи для летней прасухи"[7] .

Небольшие речки засекали тем же лесным завалом: "А от речки Переделки до острогу вал засечен, а поперек валу прошла речка Плавка, а через тое речку засечена тем же лесным валом" [8] . Иногда, припересечении завала с речкой, завалов было несколько: "А секли вал лесной через Упу реку, перелазили Упу реку в трех местах" [9] .

Если при пересечении речку засечь было нельзя или река была большая, то в дно реки вбивались дубовые колья; ставились и плавные бревна с гвоздьем дубовым частым, они опускались в воду на 4 пяди: "...Зделати бревна и бить в них спицы по пяди и те бревна класть в реку и опущать в воду, чтобы их не знать было - для татарсково плаву"[10] .

Там же, где встречались безлесные места, большие поляны, редкий лес, мелколесье, гари, засека состояла из валов, рвов, надолб и частиков. В зависимости от состояния местности по-разному сочетались между собой и дополнительные укрепления: впереди ров, набитый частиком, за ним два ряда двойных надолб и вал; ров, два ряда двойных надолб, снова ров и вал; ров, вал, ряд тройных частик, ряд тройных надолб и вал.

Ширина рвов составляла 3 сажени, в подошве - 11/2 сажени, глубина равнялась 2 саженям. Валы насыпались на 1 сажень в высоту, ширина их составляла 11/2 сажени в подошве.

Если в местности, где проходила засека, встречались болота, озера и "всякие крепкие места", через которые татарам пройти было невозможно и без завала и без земляных укреплений, то лес не секли, рвы не копали, валы не насыпали. Наиболее трудная и ответственная задача состояла в укреплении самых опасных мест по черте, в так называемых засечных воротах - в местах пропуска населения через черту, там, где она пересекала большие дороги. Здесь сооружались земляные и деревянные крепости с башнями, подъемными мостами, острогами и частоколами, артиллерийскими орудиями - пищалями и тюфяками. Оборонительные сооружения в воротах были обращены обычно в обе стороны: в польскую и запольскую, то есть в ожидании как набега татар, так и их возвращения обратно[11] .

Основным элементом ворот являлись башни. Здесь устанавливали вооружение, хранили припасы. Башни были проезжими, в них устраивались мощные и хорошо защищенные ворота. По форме башни различались: в плане - квадратные, шести-, или восьмиугольные, двухярусные - с нижним и верхним боем. Башни покрывались выразительного вида шатрами, вершину которых увенчивали дозорные вышки.

Вот описания башен.

 Арзамасская засека. План составлен А.А. Инжутовым "А в острожке ворота бревенные створчатые, меж верей покрыты тесом в два ряда, а острожек сделан стоячей с мостом и с перилы и просечены бои верхние и исподние, да сделана башня о шти стенах, а стена и с углы по 3 сажени, стена прямых сажень, а не косых, а в ней две вороты бревенные створчатые с верхним мостом и с обламы, а башня покрыта тесом в два ряд"[12] .

"Башня с вороты трех сажень с локтем, а поверх с обламы башня 32 венца, а на верху у ней сделан караульный шатер а в ней два моста, нижний мост дубовый, а верхний осиновый, а покрыта башня и шатер тесом дубовым"[13 ].

":С башней рубленой в 3 сажени с 3 мостами над воротами. Нижний мост у башни мощен дубовым лесом, середний и верхний мосты мощены всяким лесом, на нижнем и на середнем мосту учинены бои, а на верхнем мосту для наряду просечено семь вокон. А верх на башне рублен на 4 угла плоский, а на нем сруб для караулу, а на нем кровля на стропилах шатром, а покрыта башня тесом, а в ней ворота косыя створчатые, а изнутри решетка створчатыя, ворота и решетка дубовые..."[14] .

Башня окружалась острогом, надолбами, частиком, валами, рвами. Острог располагался по обе стороны от башни, часто существовал придел с русской и польской стороны, в углах которого могли быть также угловые башни. Ширина острога составляла от 13 до 60 саженей (стандартные размеры - 13, 20, 25, 50, 60 ). Ворота в остроге делались опускные или створчатые, как и в окружавших острог надолбах, частиках, а также валах, а через рвы прокладывали подъемные мосты. В целом ворота представляли собой настоящую полосу препятствий, состоявшую из разного рода укреплений. "В засечных воротах поперег засечные дороги поставить острог, а привести тот острог по обе стороны засечные дороги к лесному завалу и в том остроге сделать башню с вороты и в той башне и по острогу от поля для всякие крепости учинить ров около башни и острога, чтоб тою башнею и острогом и всякими крепостьми засечною дорогою татар не пропустить"[15 ].

Надолбы ставили в один или несколько рядов, чередовались они с валами и рвами. Концы надолб старались упереть в естественное укрепление: речку, болото. Копание рвов было делом нелегким, так как мешали многочисленные корни деревьев; в низких местах глубокие рвы не получались из-за грунтовой воды. "Ямами, - писал воевода, - рва копать немочно, потому что во всех ямах стоит вода, да и лес пророс большой, и коренья сякать немочно..."[16]. Потому не всегда рвы были так глубоки и широки, как требовалось. "...А рвы копаны по г. указу в глубинукосой сажени а поперек 11/2 сажени, а глубже того и шире рвов копать было нельзя, места низки и водяны и земля заваливается"[17] .

Башни, острог, надолбы ставили из леса. Лес следовало брать в засеке, там, где он был густой, в самых широких местах, а лучше вообще за засечной чертой, "чтобы засеки не просечь (и не оголить и от порчи сберечь)"[18] .

Рядом с воротами в тайнике выкапывали колодец для воды, ставили сруб. Отписка воеводы: "А подле тех ворот ставлю другой острожек для воды: а тута почел колодезь делать"[19] . Для хранения припасов выкапывался погреб "походной со срубом, засыпанный землею и покрытый дерном и наготовлены лестницы"[20] .

Все ворота имели вооружение. На Почесских воротах, например, были "три пищали медных, одна полковая, а две дробовых, пороха за государевою печатью 14 пуд 10 гривенок, да ядра"[21] . Охраняли ворота 3 пушкаря, сын боярский да 10 человек сошных людей.

В целом засечная черта представляла собой полосу отчуждения, которую правительство охраняло от хозяйственного использования местным населением. Ширина этой полосы была различна: от нескольких саженей там, где были только валы и рвы, до 20-30 верст сплошных лесов. В среднем же ширина равнялась 2-3 верстам. Черта являлась не только средством обороны, но и местом убежища населения при нападении врага [22] .

Черта распадалась на отдельные засеки или звенья, протяженностью около 20 верст, а те - на мелкие звенья для надзора и охраны - грани или черты.

Эти грани обозначались, как и грани частных владений, местными приметами или признаками - урочищами, пнями, натесами на деревьях, ямами. Конец большого засечного звена обозначался термином "замок". Назначение замка - разграничитьадминистративную компетенцию по заведованию засекой. Место встречи двух засечных звеньев называлось "сутки", начало (или конец) засечного звена - "почин" или "утин" засеки [23] .

Черту оберегали засечные головы, приказчики и сторожа, привлекалось и местное население. Они должны были следить за тем, чтобы через засеку не прокладывались "стежки" - дороги и тропы, чтобы черта не распахивалась, чтобы граневые линии не были завалены падавшим лесом, чтобы не рубились меченые деревья. Охранявшие черту окрестные жители по общему порядку во время дозоров должны были сопровождать дозорщиков[24] .

Правительство также занималось эксплуатацией угодий, входивших в пределы засечной черты: оно отдавало на оброк засечные сенокосы по полянам и рыбные ловли по озерам и рекам[25] .

Население также несло повинность обороны засеки ополчением в тревожное время, когда ожидались набеги. При сборе ополчения селения, окружавшие черту и отстоявшие от нее не далее 25 верст, должны были выставить известное количество ратников "с вогненным боем". Обычный расчет состоял в требовании с 3 дворов 1 человека с пищалью с селений, расположенных не далее 15 верст, и с 5 дворов 1 человека с пищалью с селений, расположенных на расстоянии 15-25 верст от засеки [26] .

Со временем лесные завалы ветшали и разваливались, укрепления гнили, валы расплывались, рвы заплывали. Засека периодически обновлялась. Лесной завал секли по старому месту или около него. Если лес на старой засеке был вырублен, а новый - "мал и тонок", то новую засеку старались ставить с польской стороны, отступив от старой на некоторое расстояние.

"А лесной, господа, завал, - писал воевода, - валю по старому завалу, где бывал старый завал вален, а где лес небольшой и тут присекаю болшого лесу с полскую сторону. А старая, господа, засека ведена была поперег на 100 сажень, и русскую сторону присекать болшого лесу не уметь, потому что нынешняя засека поперег тритцати семи сажень"[27] .

Для разрушения засеки хватало полвека. Например, в 1679 году, через 41 год после восстановления Рязанской засеки в 1638 году, она оказалась в запустении. "И те крепости прошлого 146 году, деревянные городки, и острожки, и надолбы, и частики, и башни и косые острожки, и мосты, все выгнили и обвалились, делать будет вновь, а поделкою делать будет невозможно. А на которых засеках земляные валы учинены и рвы выкопаны, и тем земляным валом и рвом без поделки быть немочна и рвы во многих местах засыпались:"[28] .

Некоторые участки разрушались до основания: "И у той засеки и ворот... крепостей старых никаких нет, все погнили, толка знатно, где были. А в засеке через лес дороги многие проложены" [29] . "И где был острог и надолбы... старово острогу, и башен, и надолб в иных местах и признак нет, окромя... рву и валу..." [30] Дозор 1659 года описывает "рухомые старые крепости" Щегловской засеки, восстановленные в 1638 году и успевшие совершенно развалиться за истекшие 20 лет. Мероприятия, направленные на поддержание черты, до 1635 года носили отрывочный и случайный характер. Осенью 1635 года правительство делает в этом направлении энергичные шаги. На все засеки отправлены экспедиции для их исследования, описания и принятия мер по восстановлению [31] . Крупные работы по восстановлению засек были предприняты в 1638 году. Все они были описаны. Сохранилось описание Тульской засеки. Это было наиболее опасное направление, регулярно подвергавшееся набегам, и правительство уделяло этому участку засечной черты первейшее внимание. Эти материалы и создали представление о засечной черте вообще.

Арзамасская засека

Засечная черта не обнаружена мной ни на одной карте Арзамасского уезда XVI-XVII веков. Однако было бы интересно узнать о подробностях прохождения черты по Арзамасскому уезду: о направлении ее, пересекаемых чертой реках, населенных пунктах, расположенных в окрестностях засеки.

Непосредственная цель моего исследования - география Арзамасской засеки, основанная на изучении скудных документальных источников, характера местности и топонимики.

Еще в XIV-XV веках сложилась Пьянско-Сурская пограничная линия, проложенная по левым берегам Суры и Пьяны, в ее нижнем и среднем течении, и по реке Вад уходившая далее на запад, в бассейн Теши [32] . В XVI веке Большая засечная черта проходила с юго-запада на северо-восток, захватывая в цепь Шацк, Кадом и Темников, и далее по реке Алатырь на восток к г. Алатырю. Засека вдоль Алатыря - Арзамасская (Пузская) - возведена после 1552 года.

В это время построена Арзамасская крепость. Для того чтобы защитить Арзамас и селения Арзамасского уезда, расположенные слева от реки Теши, в так называемом Утишье, было необходимо, опираясь на массивы лесов правого бассейна Теши и лесов междуречья Теши и Алатыря, проложить засечную черту, соединив Пьянско-Сурскую линию с Большой засечной чертой. Юго-западное направление засеки (от Вада к Темникову) подтверждается немногими сохранившимися источниками.

С востока и северо-востока Арзамас прикрывался лесным завалом, протянувшимся на юго-запад вдоль речки Ватьмы. О расположении засеки по речке Ватьме известно из Арзамасских поместных актов[33]. Там описана "Поляна Пасынкова на речке Ватьме Заватцкого стану, что приписана из Курмышского уезда к Арзамасу". Рядом с поляной протекала также речка Пилокуша. О поляне говорится, что "как, господине, была в Орземасе засека, и та была Поляна Пасынкова в засечном чертежу с польскую сторону Орземасские засеки, лежала в пусте в порозжих землях", около той пустоши был "черный большой лес, мордовские бортные ухожеи". В другой грамоте отмечается, что бортные ухожеи находятся в "засечном чертежу"[34] . На существование засеки вдоль Ватьмы косвенно указывает и название деревни -Засека, располагавшейся по правую сторону реки в 1 км к северо-востоку от с. Холостой Майдан и ныне исчезнувшей. Следующий пункт Арзамасской засеки, упоминаемый в документах, - Собакинские ворота, а значит, от речки Ватьмы черта направлялась к Собакинскому лесу. Отходила она от Ватьмы по одному из крутых ее южных оврагов-притоков и, вероятнее всего, вдоль одного из оврагов речной системы Кевсы (линия Успенское-Курмыш), выходила на водораздел Теши. Звенья черты здесь также прикрывал густой лес. Местность к юго-востоку от Курмыша называется Сечи. Это общее название распространяется и на лес, и на находящиеся там поляны. По современной дороге от Красного Бора (бывшее Собакино) до Медынцева Сечи начинаются на 7-м километре, считая от моста через Тешу. Возможно, что слово "Сечи" произошло от усеченного слова "Засеки". (Где-то в районе Курмыша, по рассказам старожилов, было место, где старые деревья, обрубленные на высоте около полутора метров, стояли сплошным рядом). В Собакинском лесу засека пересекала большую дорогу - сакму и на месте пересечения стоял укрепленный пункт - Собакинские ворота, в 7-8 верстах от Собакина. Эти ворота соединяли восточную часть уезда - Залесье с западной - Утишьем, а в случае нападения закрывали проход в Утишье.

Далее, по "большому черному лесу", засека направлялась к речке Майдан (тогда - Модан). Об этом ее направлении свидетельствуют названия окрестных природных объектов. У кобылинского помещика Мисюря Мансырова Товарищева за рекою Тешей и справа от речки Майдан во владении была поляна "под Засекою" [35] . Современное название полей в лесу к северу от с. Архангельского (бывшего Кобылина) - Сечи. Пересекая Модан, засека поднималась на водораздел между ней и Тешей. Другой владелец с. Кобылина - Оферкий Федорович Болтин на Кобылинском лесу владел поляной "Засека"[36] . И сейчас поля на горе в лесу к востоку от с. Архангельского называются Сечи.

На водоразделе Модана и Теши засека прикрывалась лесом, целой системой карстовых провалов и верхами оврагов речной системы Модана. Прикрыв с востока Шатки, засека спускалась к Тешинской пойме и пересекала реку где-то между устьями Ельтмы и Нацмы. Документы сообщают: "На погорях от засеки вверх по Теше"[37] были расположены сенокосы владельца Шатков И. Аргамакова. Засека пересекала Тешу - река, скорее всего, была просто завалена лесом. Переправившись через Тешу, засечная линия уходила на юго-запад. Здесь засека неизбежно опиралась на болотистую пойму Нацмы. На всем протяжении лесного массива между Кичкилеем и Нарзимкой лучше естественной дополнительной защиты придумать было невозможно. И это должны были отметить воеводы. Отойдя на полверсты от Теши, засека пересекала большую дорогу, ведущую с юга. Сенокосы И. Аргамакова располагались "на Шатковском лесу за засекою у рву и за рвом по речке Нацме болотина по обе стороны большие дороги"38 . Это документально подтверждает расположение засеки за Шатками в районе речки Нацмы. Где-то здесь же, на большой Алатырской дороге, и стояли Шатковские ворота, в 5 верстах к югу от Шатков.

Обширные леса к юго-западу от Шатков, которыми можно было засечь "вал лесной без пропуску", хорошо прикрывали засечную линию, которая по направлению к юго-западу шла на соединение с Пузской засекой. На этом направлении в одном из документов 1659 года упоминается Мокателемская засека[39] .

Ориентировочное время строительства Арзамасской засеки определяет один документ. В 1601 году при дозоре пустоши на речке Ельтме местные крестьяне сказали, что в настоящее время пустошью никто не владеет, "а до засеки как в Орземасе не было засеки, и та пустошь была на оброке за Левонтием Пановым" [40] . До Л. Панова пустошью владел Федор Лопатин. Из этого следует, что засека была построена после Казанского похода 1552 года, т. е. после основания Арзамаса и после начала массовой раздачи земель в поместное владение.

В одном документе за 1602 год проходит строка, что царь Борис Федорович велел "Орземасскую засеку оставить"[41] . Возможно, что в какое-то время правительство посчитало, что охранять засеку нецелесообразно. либо не хватало средств на ее содержание, к тому же на юге в особой заботе и охране нуждалась близкая к "полю" Пузская засека.

Слаженная система обороны южной границы была нарушена в начале XVII века, во время Смуты. Тогда же участились нападения ногайских татар. Они проникали за Пузскую засеку, появлялись в Утишье. Положение несколько стабилизировалось в 20-е годы XVII века.

В 1638 году были предприняты большие работы по восстановлению засечной черты Московского государства. В 1635 году арзамасскому воеводе И.И. Лобанову-Ростовскому было предписано "Арзамасскую засеку описать, измерить и поделать"[42] . С расширением Русского государства и созданием на юге новых засечных черт - Симбирской (1648-1654), Сызранской (1683-1684) необходимость в Арзамасской засеке отпала, укрепления ветшали и не возобновлялись и в конце концов самоликвидировались.

Примечания

1 Яковлев А. Засечная черта Московского государства в XVII веке. М., 1915. С. 69.
2 Там же. С. 193.
3 Там же. С. 313.
4 Там же. С. 280.
5 Там же. С. 69.
6 Там же. С. 170.
7 Там же. С. 215.
8 Там же. С. 214.
9 Там же.
10 Там же. С. 235.
11 Там же. С. 38.
12 Там же. С. 145.
13 Там же. С. 147.
14 Там же. С. 154.
15 Там же. С. 69.
16 Там же. С. 150.
17 Там же. С. 145.
18 Там же. С. 155.
19 Там же. С. 221.
20 Там же. С. 154.
21 Там же. С. 168.
22 Там же. С. 38.
23 Там же С. 38-39.
24 Там же. С. 41.
25 Там же. С. 44.
26 Там же. С. 43.
27 Там же. С. 169.
28 Там же. С. 43.
29 Там же. С. 169.
30 Там же. С. 202.
31 Там же С. 44-45.
32 Кирьянов И. Старинные крепости Нижегородского Поволжья. Горький, ГКИ, 1961.
33 Арзамасские поместные акты 1578-1618 гг. / Под ред. С.Б. Веселовского. М., 1915. N 166.
34 Там же. N 182.
35 Писцовая книга Арзамасского уезда 1621-1623 гг. //Действия Нижегородской губернской архивной комиссиии. Т. 15. Вып. VIII. Кн. 1. С. 84.
36 Там же. С. 87.
37 Там же. С. 129.
38 Там же.
39 Филатов Н.Ф. Арзамас в XVII веке: Очерк истории. Документы. Арзамас, АГПИ им. А.П. Гайдара, 2000.
40 Арзамасские поместные акты 1578-1618 гг. N 152.
41 Там же. N 166.
42 Яковлев А. Засечная черта Московского государства в XVII веке. С. 45.

[Журнал N9-10]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8