Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N11-12":
Юбилейный 2006 г. Отмечаем 110-лет Нижегородского городского художественного и исторического музея и
70-лет Павловского исторического музея

К сведению!
2006 год для нижегородского музейного сообщества - это особый год. 110 лет назад, когда Нижний Новгород принимал участников и гостей XVI Всероссийской промышленной и художественной выставки, состоялся торжественный акт открытия Нижегородского городского художественного и исторического музея в обновленной Дмитриевской башне Нижегородского кремля. Это событие положило начало созданию нижегородской музейной сети, которая сегодня включает в себя уже более 500 музеев и музейчиков. В Нижнем Новгороде и Нижегородской области работают музеи разной ведомственной принадлежности, разных типов и профилей, есть государственные (региональные), муниципальные, ведомственные, корпоративные, школьные, общественные и даже частные.

В нашем журнале мы начали систематическую публикацию документов, результатов исследований музейных специалистов, ученых, краеведов-любителей, студентов, рассказывающих об историческом пути нижегородских музеев, о том интересном опыте, который был накоплен музейщиками за более чем вековой путь, об ошибках и удачах, об истории формирования музейных собраний и, конечно, о тех "служителях муз", которые никогда не были баловнями судьбы и власти, но страстно и преданно служили своему делу, своему музею и людям.

А.А. Карелин: личность и творчество
К 140-летию со дня рождения художника
И.В. Миронова.

А.О. Карелин. Портрет Андрея Карелина. Начало 1870-х годов. Фото из архива семьи А.А. Карелина Нижегородцам, да и не только им, представлять фамилию Карелиных нет необходимости. Известность Андрея Осиповича Карелина переживает сейчас новый подъем, издаются альбомы и каталоги его работ, организуются выставки, в числе которых нельзя не упомянуть недавнюю экспозицию в Москве, в Государственном Историческом музее. А.О. Карелин сумел реализовать себя не только в профессиональной сфере, но и как отец большого незаурядного семейства, вырастивший и воспитавший шестерых талантливых детей. Предлагаемая читателю статья посвящена сыну выдающегося русского фотографа. Только ему - единственному из всех детей - было суждено продолжить род Карелиных.

Названный в честь отца Андреем, средний сын Андрея Осиповича Карелина во многом был на него похож. Он унаследовал от своего родителя не только благородную "художественную" внешность, но и разностороннюю одаренность, широту увлечений и творческих интересов. Живопись, как станковая, так и монументальная, иконопись, мозаика, книжная графика, фотография, музейное дело, научные исследования, коллекционирование, меценатство, педагогика, публицистика, общественная деятельность - во всех этих, столь разнообразных областях он оставил свой след.

Андрей Андреевич Карелин (1866-1928) прожил жизнь чрезвычайно деятельную, насыщенную событиями, хотя и недолгую. Ее история могла бы стать сюжетом увлекательного повествования. Среди современников он был достаточно заметной личностью благодаря необыкновенной активности, организаторскому таланту. Однако после смерти, как это часто бывает, его имя почти забыли. Разве что путеводители художественных музеев Нижнего Новгорода и Ашхабада упоминали А.А. Карелина в числе своих основателей.

Его рождение 8 января 1866 года стоило жизни матери Евгении Никитичне Макаренко, первой жене А.О. Карелина [1] . В том же году семья переехала в Нижний Новгород - город, ставший для них родным. С юного возраста Андрей воспитывался Ольгой Григорьевной Карелиной, урожденной Лермонтовой - второй женой Андрея Осиповича [2] . В детстве часто позировал отцу для фотопортретов и "комнатных групп". Его легко узнать на снимках 1870-х годов: красивый мальчик с шапкой светло-русых кудрявых волос, одетый в русскую рубашку и сапожки, он постоянно присутствует на "портретах в интерьерах". Даже полтора столетия спустя фотографии доносят до нас удивительную атмосферу этого дома. Вглядываясь в прекрасные, давние лица, невольно попадаешь под обаяние мягкой, спокойной среды, особого мира, созданного Карелиными. Отношения отца и среднего сына не были исключением. Чтобы почувствовать их теплоту, достаточно внимательно прочитать строки на полях первой студенческой работы, сделанной в мастерских Петербургской академии художеств:

В мастерской А.А. Карелина (Е.В. Несслер, А.А. Карелин с сыном Фомой, В.В. Несслер - брат жены, художник; справа - портрет митрополита Антония). 1908 (?) год.
Фото из архива семьи А.А. Карелина "Милому пап мой первый офортъ, мой первый оттиск: под руководствомъ Василiя Васильевича Матэ исполненный, шлетъ въ Нижнiй изъ Св. Града Петра твой сынъ академистъ Андрейка Карелин. 1884. 24 марта"[3] .

А.А. Карелин продолжил семейную традицию, став профессиональным художником. Увлекался также фотографией, иногда используя ее возможности при построении композиций многофигурных картин, что по тем временам было новаторским приемом. Его особенная роль в утверждении фотографии как самостоятельного вида искусства и закреплении норм авторского права отечественных фотографов сегодня общепризнанна [4] .

И все же, в отличие от отца, занятие фотографией не стало для него основным в жизни. Из всех детей Андрей оказался наиболее способным и состоявшимся как живописец, сумел добиться официального признания. В 1892 году был удостоен звания Почетного вольного общника Императорской Академии художеств. Работал для царской семьи, получая заказы от министерства Императорского двора. Принимал участие в создании внутренней отделки "правительственных" храмов - Воскресения Христова в Петербурге, Александра Невского в Варшаве и там же церкви лейб-гвардии Уланского полка. Написал, по некоторым данным, более 150 картин на исторические и религиозные темы, большое количество портретных работ, икон. Был основателем и первым председателем правления Общества художников исторической живописи.

Однако наследие А.А. Карелина остается практически не исследованным. Его творчество как представителя академического направления долгое время в принципе не попадало в поле зрения искусствоведов. Сейчас ситуация несколько изменилась, в связи с общей переоценкой этого стиля, реабилитацией художников, не случайно названных "пленниками", а вернее - "заложниками красоты".

Ряд произведений А.А. Карелина хранится ныне в Государственном Эрмитаже, Днепропетровском и Нижегородском художественных музеях, в Государственном музее изобразительных искусств Туркменистана. Но, к сожалению, судьба многих значительных работ до сих пор неясна. В частности это касается крупных заказных произведений, выполненных для Императорского двора.

Группа членов совещания фотографического общества и участников показательного вечера в залах Императорской Академии художеств 30 мая 1908 года (в центре - А.А. Карелин). Фото из архива семьи А.А. Карелина Известно, что по окончании работы над эскизами мозаик для интерьеров храма Спаса на Крови (всего по эскизам А.А. Карелина было выполнено девять мозаик) в 1907 году ему предложили написать полотно, дословное название которого звучало, на современный взгляд, довольно необычно: "Освящение в Высочайшем присутствии храма Воскресения Христова, сооружаемого на месте смертельного поранения в Бозе почившего Императора Александра II". Художнику была выделена специальная мастерская на Староневском проспекте (д. 141), в которой ранее скульптор Паоло Трубецкой ваял свой знаменитый конный памятник Александру III. Для будущей картины требовался большой материал, портреты участников торжества, эскизы композиции и проч. На сегодняшний день сохранился один из портретов митрополита Петербургского Антония (Вадковского), написанный в двух вариантах. О первом, подготовительном, можно судить по семейной фотографии, снятой, очевидно, в 1908 году в той самой мастерской на Староневском. Второй - из Эрмитажного собрания, был показан в 1994 году на выставке "Николай и Александра" и воспроизведен в каталоге (N 14, с. 89). Что касается самого полотна, то здесь остается повторить столь нелюбимую всеми исследователями фразу: "местонахождение неизвестно".

Спустя несколько лет, в связи с грядущим юбилеем дома Романовых, А.А. Карелин берется за другую композицию, гораздо более внушительных размеров. По рассказу дочерей художника, которые, в свою очередь, слышали об этом от матери, это было вертикальное полотно более 10 метров (15 аршин) высотой, изображающее воцарение Михаила Федоровича Романова. За картину А.А. Карелин получил от Николая II личное дворянство. Когда в 1917 году в дом художника на Черной речке пришли революционные матросы, им в глаза бросилась висевшая на стене большая цветная олеография с этой картины. Автора тут же хотели арестовать, но матросов сумели убедить, будто бы смысл полотна заключается в том, что главный герой картины - это народ, который меняет своих правителей. Действительно, первый план холста занимало изображение людской толпы в национальных костюмах XVII века, того самого русского народа, непосредственного участника исторических событий.

Первая экспозиция Нижегородского городского художественного и исторического музея в Дмитриевской башне (справа вверху - картина А.А. Карелина ''Царев приказ''). Фото из архива НГХМ При всей близости своих убеждений к монархическим А.А. Карелин никогда не состоял ни в каких партиях. Никогда публично не выступал по политическим вопросам. Исключением в этом отношении можно считать немногочисленные высказывания в личной переписке. Во время революции 1905 года он писал П.И. Крылову, заведующему Нижегородским музеем: "Рядъ беспорядков, прошедших по Россiи, начавшись в Петербурге и кончая Варшавою, убеждают меня еще более в необходимости держаться намеченной мною программы обогащения Музея (художественного отдела Нижегородского музея. - И.М.), которая главным образом заключается в словах: "Бог, царь и отечество" [5]. Думается, к 1917 году, да и после, несмотря на все превратности судьбы, его взгляды вряд ли изменились.

По семейным преданиям, картина в память воцарения дома Романовых когда-то находилась в бывшем особняке Матильды Кшесинской, преобразованном в Музей революции. Но где она сейчас? И сохранилась ли вообще?

Автору статьи удалось найти редкую репродукцию аллегорического полотна А.А. Карелина в журнале "Нива", опубликованную также в открытках нижегородским издательством В.И. Бреева в 1913 году. Возможно, это и есть потерянная картина, либо ее вариант. Во всяком случае, она очень похожа на то описание и зарисовки, которые попытались сделать несколько лет назад дочери художника Нина Андреевна и Мария Андреевна, всю жизнь бережно хранящие память о своем отце [6] . Здесь очень любопытны нижегородские мотивы и реалии: пейзаж с кремлевской стеной и соборами, фигуры Минина и Пожарского. Совпадают с воспоминаниями дочерей и некоторые образы, писавшиеся с близких людей - их старшего брата Фомушки и его крестной. Впрочем, женская фигура справа скорее похожа на жену художника - Елизавету Владимировну, урожденную Несслер [7] . Невольно напрашивается сравнение с "Воззванием Минина" Константина Маковского. Наверняка Карелин не забыл уроков молодости, которые получил у друга семьи и первого в России мэтра салонного академизма.

Удалось также отыскать упоминание об экспонировании полотна "300-летие царствования дома Романовых" в 1915 году в Петербурге, в Юсуповском дворце. Картина вызвала резкие отзывы критиков журнала "Аполлон", что, собственно, не удивительно, учитывая уничтожающие высказывания представителей этого круга относительно историко-религиозной живописи не только Карелина, но и таких художников, как Виктор Васнецов, или выставлявшихся картинах академических мастеров - Ю.Ю. Клевера, Ф.П. Чумакова, И.П. Похитонова и др. Хотя, ради справедливости, следует отметить и весьма хвалебные высказывания в прессе тех лет об А.А. Карелине как об "одном из выдающихся современных представителей религиозно-исторической живописи" и не менее "выдающемся портретисте". Само обращение к историческим и духовным темам, культовому искусству определило для А.А. Карелина выбор направления, тяготевшего к "русскому стилю" в его позднеакадемическом варианте (не без влияния того же К.Е. Маковского).

Первая экспозиция Нижегородского художественного и исторического музея в Дмитриевской башне (слева вверху - фрагмент картины А.А. Карелина ''Мортусы и посольский''). 1896 год. Фото из архива НГХМ В отличие от своих оппонентов Карелин был более восприимчив к новаторскому в ту пору искусству, читал лекции о символизме. Он открыто встал на защиту знаменитого панно Михаила Врубеля "Принцесса Греза", показанного в Нижнем Новгороде на XVI Все российской выставке 1896 года. Полемизируя с Горьким, в своей статье он отстаивал право художника на подобное фантастическое воплощение сюжета древней легенды. Кстати, заодно с Врубелем Карелина обвинили в декадентстве, поскольку именно он выполнил фриз, который должен был объединить два огромных панно "Микула Селянинович" и "Принцесса Греза", из-за которых на выставке разгорелся скандал [8].

Упреки в декадентстве могли бы показаться странными, если не учитывать тесной связи между салонным искусством и русским модерном. Истоки многих явлений ХХ века, в том числе и символизма, уходят в академическую живопись.

К сожалению, не приходится говорить о сколько-нибудь значительной коллекции работ А.А. Карелина в собрании Нижегородского художественного музея, который мог бы с правом носить его имя. Один из парадоксов судьбы. Этот человек, таланту, энергии, настойчивости которого музей обязан своим существованием, не только собрал чрезвычайно интересную и ценную коллекцию, но и передал в нее лучшие свои живописные полотна: "Мортусы и посольский", "Арест царевны Софьи", "Алеша Попович", "Заморский шут" и др. Причем, в середине 1890-х, в период формирования музея, он уже не жил в Нижнем Новгороде. И позже, несмотря на крайнюю занятость, всегда стремился ему помочь.

Со временем, в силу разных обстоятельств, все его исторические картины "ушли" из музея, в частности в Ашхабад, в обмен на произведения Ступинской школы. В собрании осталось несколько эскизов и ряд графических листов, выполненных в основном в период обучения в академии.

С пребыванием в Туркестане связан совершенно особый период жизни А.А. Карелина, чрезвычайно интересный и драматичный, требующий отдельного рассказа. Из Ашхабада ему уже не суждено было вернуться.

Примечания

1. В Биобиблиографическом словаре "Художники народов СССР" (СПб, 1995. Т. 4. Кн. 2. С. 245) он ошибочно назван сыном А.О. и О.Г. Карелиных.
2. В каталоге художественного отдела XVI Всероссийской выставки 1896 года (СПб, 1896. С. 25) ошибочно названа Карелиной-Лебедевой (вместо Лермонтовой).
3. Офорт А.А. Карелина под названием "Аллегория" хранится в фонде графики НГХМ (Гр-1223).
4. Сидоренко Л. Охранная грамота фотографии // Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 11 декабря.
5. ЦАНО. Ф. 569. Оп. 1779. Д. 5. Л. 1-2.
6. Дочери А.А. Карелина от второго брака, родившиеся в 1923 году, Нина Андреевна Плаксина и Мария Андреевна Дубатовка живут в Петербурге. У них трое сыновей, пятеро внуков, четверо правнуков. Их старший брат Ф.А. Карелин (1905-1943) и его семья погибли во время войны. В первом браке у А.А. Карелина детей не было.
7. Е.В. Несслер - вторая жена А.А. Карелина, с которой художник познакомился в доме своей сестры Людмилы, в замужестве Заикиной, в Москве. Ее отцом был художник Владимир Несслер, ученик А.К. Саврасова, а крестным отцом - сам Саврасов. Погибла в блокаду.
8. Н.Ф. Филатов. Мастера искусств на Всероссийской промышленно-художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде // XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде: Очерки истории. Н. Новгород, 1996. С. 71.

[Журнал N11-12]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8