Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N13":
Главной темой нашего журнала стала тема русской усадьбы, ее хозяйственная и культурная жизнь, судьбы ее владельцев, которые создавали этот особый феномен русской культуры.

К сведению!
Представленные в очередном номере журнала материалы позволят читателю получить некоторое представление о нижегородских усадьбах, как сельских, так и городских. В начале XX столетия в нашем крае только помещичьих усадеб было более 400, из них 142 представляли, по мнению местных властей, "интерес в художественном и историческом отношении". В настоящее время создан Реестр нижегородских усадеб, которым присвоен статус памятника. Каково их прошлое? Как сегодня живут эти усадьбы? Кто ими владеет? Как используется их историко-культурный потенциал? Об этом можно прочитать в материалах исследований, проектов и программ, публикуемых в этом номере журнала.

Редакция посчитала необходимым познакомить читателей с некоторыми материалами сборника статей "Русская усадьба", который издается с 1994 года членами восстановленного Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ). Мы надеемся, что начавшееся сотрудничество с этой авторитетной общественной организацией даст новый импульс в развитии процессов изучения и использования того культурного наследия, которое создавалось в сотнях нижегородских городских и сельских усадеб.

Нам бы хотелось, чтобы проблемы вырождения нижегородских усадеб больше привлекали внимание широкой культурной общественности, чем до нынешнего дня. Процесс должен быть ускорен хотя бы потому, что усадебные сооружения катастрофически быстро разрушаются, особенно те из них, которые совсем недавно были освобождены от арендаторов.

Н.В. Воскобойникова
История нижегородских усадеб и их владельцев в архивных фондах

Глаза закрою - и мгновенно,
Весь легкий, звонкий весь, стою
Опять в гостиной незабвенной,
В усадьбе у себя, в раю.
В. Набоков

Дворянство - привилегированный господствующий класс, во все времена русской истории верно служивший Отечеству. Недаром права дворянина приобретались не только рождением, но и службой.

С документами по истории дворянских родословий можно ознакомиться в Центральном архиве Нижегородской области (ЦАНО). Это так называемые родословные книги. Дворяне записывались в родословную книгу в любой или даже в нескольких губерниях, где они имели собственность. Что касается Нижегородской губернии, то отдельные дворяне в Нижегородскую родословную книгу вообще не записывались, хотя и имели поместья в губернии.

Например, Пушкины, владевшие болдинским имением с конца XVI - начала XVII века, предпочитали числиться в московском и петербургском дворянстве, а в нижегородские дворяне записалась лишь вдова брата А.С. Пушкина, проживавшая в Болдине. В заведенную с конца XVIII века Нижегородскую дворянскую губернскую родословную книгу было занесено свыше 1500 фамилий. Некоторые дела с ходатайствами о вхождении в дворянство содержат родословные древа, начиная со времен Ивана Грозного. Об этом говорят документы, хранящиеся в Центральном архиве Нижегородской области, в частности фонд губернского дворянского депутатского собрания (Ф. 639), который насчитывает 11 416 дел за 1785-1918 годы. Кроме документов губернского дворянского собрания, в архиве хранятся тринадцать фондов уездных предводителей дворянства с общим количеством 1392 дела (Ф. 640-650; 2033, 2643). Это ардатовский, арзамасский, балахнинский, васильский, горбатовский, княгининский, лукояновский, макарьевский, нижегородский, семеновский, сергачский уездные предводители дворянства Нижегородской губернии, а также варнавинский, ветлужский Костромской губернии. Документы о взятии имений в опеку за долги имеются в архивных фондах Канцелярии нижегородского губернатора

(Ф. 2), Нижегородского окружного суда (Ф. 178). Особый интерес представляют документы 27 вотчинных контор, среди которых Симбилейская вотчина Орловых-Давыдовых (Ф. 760) и Главная контора по управлению имениями Паниных (Ф. 761). В Центральном архиве Нижегородской области хранятся документы 16 личных фондов владельцев усадеб: - А.К. Агалин - (Ф. 994.) 12 дел;
- Бобарыкины - (Ф. 982.) 1 дело;
- Кочуковы - (Ф. 2037.) 36 дел;
- Ниротморцевы - (Ф. 979.) 42 дела;
- Ногаевы - (Ф. 986.) 21 дело;
- Олябьевы - (Ф. 975.) 1 дело;
- Осоргины - (Ф. 983.) 18 дел;
- Остафьевы - (Ф. 1830.) 29 дел;
- Пестрово - (Ф. 985.) 30 дел;
- Повалишины - (Ф. 996.) 11 дел;
- Приклонский Н.И. - (Ф. 977.) 8 дел;
- Сумарокова Н.А. - (Ф. 995.) 16 дел;
- Уварова Е.А. - (Ф. 1834.) 7 дел;
- Угловы - (Ф. 2591.) 7 дел;
- Чаадаев М.Я. - (Ф. 984.) 17 дел;
- Шереметевы - (Ф. 933.) 959 дел.

Имеются сведения о дворянах в коллекции документов Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (Ф. 2013). Это семейные фонды Бояховских, Волковых, Дубенских, Зубатовых, Мусиных-Пушкиных и др. На основании хранящихся в архиве документов можно изучать историю нижегородского дворянства, его генеалогические, правовые, экономические и другие сферы жизни и быта[1 ].

У многих российских дворян были поместья в Нижегородской губернии. Сведения о некоторых из них имеются в краеведческой литературе. О родовом имении в селе Кудрешках, принадлежавшем Бестужевым-Рюминым, писал известный нижегородский ученый-краевед И.А. Кирьянов[2 ], о селе Богородском - главной вотчине дворян Шереметевых - Ю.А. Чикунова[3] , о принадлежавших древнему дворянскому роду Белавиных нескольких селениях Макарьевского уезда - краевед Н.А. Лушин[4] . В возрожденных в начале XXI века "Записках краеведов" опубликованы две работы, посвященные описанию дворянских усадеб: С.М. Шумилкина "Усадьба Приклонских-Рукавишниковых в селе Подвязье"[5] и Е.И. Красновой "Нижегородские Демидовы в родовом имении Быковка"[6 ].

Что же представляла собой дворянская усадьба? Обычно это был господский дом с хозяйственными постройками и окружавшим его парком, с примыкавшими к нему строениями и угодьями. В барском доме в селе Кудрешках, принадлежавшем Бестужевым-Рюминым, был центральный зал и 8 комнат, в усадьбе Приклонских в начале ХХ века насчитывалось 35 комнат, из которых 19 были жилыми. В архитектуре XVIII - XIX веков господствовал классический стиль, поэтому большинство дворянских усадеб были построены или реконструированы в соответствии с требованиями образцов архитектуры эпохи классицизма.

Обязательным атрибутом дворянской усадьбы являлась рядом стоявшая церковь. Брат А.С. Пушкина Л.С. Пушкин, ставший владельцем болдинского имения после смерти поэта, писал в 1849 году своей жене Елизавете Александровне (урожденной Загряжской): "Мой дом очень комфортабелен и как будто подготовлен для нашей семьи, ибо церковь - напротив. Эта церковь построена дедом моим, просторна и красива"[7] . Вот как выглядело внутреннее убранство жилого дома в Подвязье: "В парадных комнатах сохранились элементы декоративного убранства: карнизы с лепными розетками и кронштейнами, фризы с лепным растительным орнаментом, а также резные двери, наборный паркет. Особенно богаты декоративно центральный и большой залы, в которых вдоль стен проходят широкие лепные фризы (в частности, во фриз большого зала включены фигурки грифонов). Каждая парадная комната имеет своеобразную отделку и рисунок карниза"[8 ].

На стенах обычно висели портреты предков, написанные талантливыми крепостными художниками, принадлежавшими владельцам усадеб, а также коллекции старинного оружия, собранные во время военной службы, так как до выхода в отставку дворяне обычно служили. Многие из них имели воинские звания и ордена за заслуги перед Отечеством.

Генерал-поручик И.С. Белавин - кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени был назначен в 1780 году правителем Нижегородского наместничества. В 1796 году он вышел в отставку и "широко, хлебосольно зажил в нижегородской усадьбе"[9] . Барскую усадьбу обычно окружали сад и парк, на въезде в который красовался дворянский герб.

Гербы и ордена впервые ввел Петр I. По жалованной грамоте дворянству 1785 года каждый род получал свой герб. Все лица, введенные во дворянство при Екатерине II, получали в щите своего герба императорскую корону.

Садово-парковую архитектуру владельцы поместий старались приспособить к европейским образцам, используя достижения передовой сельскохозяйственной мысли. В этом смысле любопытен рукописный трактат И.Н. Крекшина - автора ряда исторических трудов, интересовавшегося и другими сферами человеческой деятельности: астрологией, алхимией, садоводством. Его рукопись "Экономия о садах" посвящена вопросам ухода за плодовыми деревьями: посадке, увеличению урожайности, охране от вредителей. Для успешного развития сада, по мнению И.Н. Крекшина, необходимо соблюдать правильные соотношения различных элементов природной среды. Например, при пересадке дерева его необходимо поместить на такую глубину, "теплота" в которой соответствовала бы "теплоте" того региона, откуда оно было привезено.

Увеличение плодородности и изменение вкуса плодов, по мнению автора, тоже можно регулировать. Для увеличения размера плода он советует посадить рядом несколько саженцев, а затем, обрезав их все, кроме одного, срастить в общее дерево. По его мнению, возникает растение, питающееся соками сразу нескольких корней, пропорционально чему увеличивается и плод.

Для улучшения вкусовых качеств предполагается подпилить дерево, отогнуть ствол, выдолбить в нем ложбину и заполнить ее медом или сахаром, смешанным с вином в той же пропорции, какая необходима садоводу, а затем заварить дерево варом. Именно такими вкусовыми качествами будут обладать плоды этого дерева. Можно срастить несколько деревьев, например яблоню и грушу[10] .

Может быть, кто-то из просвещенных дворян, читая это сочинение, и пытался экспериментировать подобным образом в собственном имении. Во всяком случае, в описании Кудрешек, сделанном известным писателем П.И. Мельниковым (А. Печерским), мы читаем: в деревне было "70 дворов и господский дом с обширными теплицами, грунтовыми садами, парником и садом. Здесь в большом количестве растут ананасы, персики, абрикосы, сливы, в грунтовых садах разведены разнообразные сорта вишни, в парниках родится множество дынь, в огородах различные коренья и зелень. Одних ананасов здесь вызревает от 100 до 150. Плоды здешних садов и теплиц снабжают Нижегородскую ярмарку"[11] .

Недаром Л.С. Пушкин в другом своем письме жене писал: "Комфорт моего жилища совершенен"[12] , имея в виду господский дом и сад вместе с парком, его окружавшим. Нижегородские дворяне имели по нескольку усадеб в разных местах губернии. В XVIII веке на территории нынешнего Варнавинского района находились пять так называемых дач. Среди них дачи* Демидовых, Шереметевых, Мусиных-Пушкиных. Интересное описание дворянского быта дал в своей книге "Нижегородская старина" известный краевед Д.Н. Смирнов.

Екатерина II, путешествуя по Волге, подарила семье своих любимцев Орловых сто тысяч десятин земли в Поволжье. В.Г. Орлову достались обширные пространства в средней части Нижегородской губернии. Одно из имений находилось в селении Симбилеи.

Барский дом в Симбилеях являлся типичным образцом дворянско-помещичьей архитектуры конца XVIII - начала XIX века. Большое каменное двухэтажное здание имело девять окон по главному фасаду. Бельведер в центре и боковые мезонины украшали его наружный вид. Анфилада комнат, натертый до блеска паркет и обитые полосатым штофом стены находились на первом этаже. Комнаты бельэтажа и мезонинов вместо обоев украшались живописью, рисованной по штукатурке. На них изображались античные амуры, пастухи и пастушки.

Мебель тонкой работы крепостных мастеров в каждой комнате имела свой цвет и стиль. Для кабинетов полагалась мебель из красного дерева, для столовой - дубовая, для спален - карельской березы[13]. В гостиной сама расстановка мебели как бы предполагала размещение людей отдельными группами.

Одевались нижегородские дворяне по моде того века. Нижегородский помещик, владелец села Воротынца Н.Н. Головин был "столичный питерец", то есть одевался по моде высшего света. Суконный кафтан, а под ним шелковый камзол "изящно" облегали его фигуру. Муслиновое кружевное жабо живописными складками охватывало шею. Узкие панталоны с завязочками ниже колена спускались в желтые сапоги с отворотами. Особое внимание уделялось прическе. Одна из них называлась "а-ля гильотин" (во Франции осужденным на казнь брили затылок).

Страстью графа были выездные лошади и экипажи. Сорок экипажей и шестьдесят лошадей стояли в головинских каретниках и конюшнях[14] . Детей своих дворяне учили с помощью гувернеров. Тех, кого готовили к военной службе, обучали в кадетских корпусах. Увлечение французским языком у дворян доходило до абсурдности. Многие из них, хорошо говоря по-французски, едва владели родным языком. Описывая жизнь и быт нижегородских дворян, нельзя не обратить внимание на то, что все благоустройство помещичьих имений и усадеб достигалось руками крепостных мастеров, талантливыми самородками, среди которых были и архитекторы, и художники, и актеры, и музыканты. Таким разносторонним музыкантом в поместье В.Г. Орлова был крестьянин Лев Гурилёв, отец известного русского композитора Александра Гурилёва (1803-1858), автора любимой в народе песни "Не шей ты мне, матушка, красный сарафан". Однако в трудное для Отечества время дворянство часто и добровольно жертвовало своим имуществом и жизнью.

6 июля 1812 года во время нашествия французов на Россию Александр I обратился к народу с Манифестом, в котором говорилось: "Да встретит неприятель в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина. Соединимся все: со крестом в сердце и с оружием в руках, никакие силы человеческие вас не одолеют"[15] . И народ, в том числе и дворяне, откликнулись на это воззвание императора. В 1814 году он пожаловал дворянству в память о войне бронзовые медали на владимирской ленте.

В последующие времена судьбы дворянских усадеб складывались по-разному. В середине 1830-х годов известный историк М.П. Погодин приобрел продававшийся наследниками князя М.М. Щербатова старинный барский дом с огромной усадьбой в районе Девичьего поля в Москве, близ Новодевичьего монастыря, в котором он прожил сорок лет, собрав замечательную коллекцию русских древностей (старопечатные книги, манускрипты, предметы старины, гравюры, картины). Двери погодинского "Древлехранилища" были открыты студентам, ученым, любителям. В нем за несколько лет перебывали сотни людей, включая особ императорской фамилии[16] . В настоящее время в этом доме находится посольство Ирака.

Судьба многих других дворянских усадеб более трагична. Сгорела старинная усадьба в Выре под Петербургом, принадлежавшая семье Набоковых. Жил в Нижнем Новгороде Н.М. Карамзин с осени 1812 до лета 1813 года, предположительно, в доме А.С. Львова на углу улиц Тихоновской и Малой Печерской, где сохранились только остатки старого усадебного парка[17] .

Разрушена усадьба А.Д. Улыбышева на ул. Большой Покровской, члена Союза благоденствия и "Зеленой лампы", автора утопической поэмы "Сон", восторженного поклонника Моцарта и Бетховена.

А как бы хотелось нам, ныне живущим, войти в старинный барский дом с его тишиной и прохладой, хранящей память былых времен.

И вот, над полками, гортензий
Легчайшая голубизна,
И солнца луч, как Божий вензель,
На венском стуле, у окна...
А дальше - сон речных извилин
И сенокоса тонкий мед.
Стой, стой, виденье!
Но бессилен мой детский возглас.
Жизнь идет:[18]

Примечания

1 Куприянова Н.И., Воскобойникова Н.В. Нижегородское дворянство (1875-1917): архивные источники для изучения истории и генеалогии. Точные гуманитарные знания. Традиции, проблемы, методы, результаты // Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Москва, 4-6 февраля 1999 г. М., 1999. С. 61.
2 Кирьянов И.А. О родине декабриста М.П. Бестужева-Рюмина // Записки краеведов. Горький, 1988. С. 113-119.
3 Чикунова Ю.А. Нижегородские губернские предводители дворянства - Сергей Васильевич и Николай Васильевич Шереметевы // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории. Н. Новгород, 1998. С. 47-49.
4 Лушин Н.А. Дворянский род Белавиных и Нижегородский край // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории. Н. Новгород, 1998. С. 153.
5 Шумилкин С.М. Усадьба Приклонских - Рукавишниковых в Подвязье // Записки краеведов. Н. Новгород, 2004. С. 89-100.
6 Краснова Е.Ю. Нижегородские Демидовы в родовом имении Быковка // Записки краеведов. Н. Новгород, 2004. С. 100-117.
7 Левина Ю.И. Лев Сергеевич Пушкин - владелец Болдина. Письма. Документы // Записки краеведов. Горький, 1983. С. 176.
8 Шумилкин С.М. Усадьба Приклонских - Рукавишниковых в Подвязье // Записки краеведов. Н. Новгород, 2004. С. 95.
9 Лушин Н.А. Дворянский род Белавиных и Нижегородский край // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории. Н. Новгород, 1998. С. 153.
10 Самарин И.Ю. Представления русского дворянства о природе. Историческая антропология, место в системе социальных наук, источники и методы интерпретации // Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Москва, 4-6 февраля. М., 1998. С. 201-202.
11 Мельников П.И. Записки о Нижегородской губернии // Москвитянин. 1851. Кн. 5. С. 96.
12 Левина Ю.И. Лев Сергеевич Пушкин - владелец Болдина. Письма. Документы // Записки краеведов. Горький, 1983. С. 177.
13 Смирнов Д.Н. Нижегородская старина. Н. Новгород, 1995. С. 289.
14 Там же. С. 295-296.
15 Яблочков М. История дворянского сословия в России. Смоленск: Русич, 2003. С. 535.
16 Бачанин А.Н. "Дом:" в Москве: М.П. Погодин в интерьере. Исторический источник: человек и пространство // Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Москва, 3-5 февраля 1997 г. М., 1997. С. 101-103.
17 Давыдов А.И. О карамзинских местах Нижнего Новгорода // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории. Н. Новгород, 1998. С. 200-201.
18 Набоков В.В. Как я люблю тебя. М., 1994. С. 57.

[Журнал N13-14]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8