Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N13":
Главной темой нашего журнала стала тема русской усадьбы, ее хозяйственная и культурная жизнь, судьбы ее владельцев, которые создавали этот особый феномен русской культуры.

К сведению!
Представленные в очередном номере журнала материалы позволят читателю получить некоторое представление о нижегородских усадьбах, как сельских, так и городских. В начале XX столетия в нашем крае только помещичьих усадеб было более 400, из них 142 представляли, по мнению местных властей, "интерес в художественном и историческом отношении". В настоящее время создан Реестр нижегородских усадеб, которым присвоен статус памятника. Каково их прошлое? Как сегодня живут эти усадьбы? Кто ими владеет? Как используется их историко-культурный потенциал? Об этом можно прочитать в материалах исследований, проектов и программ, публикуемых в этом номере журнала.

Редакция посчитала необходимым познакомить читателей с некоторыми материалами сборника статей "Русская усадьба", который издается с 1994 года членами восстановленного Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ). Мы надеемся, что начавшееся сотрудничество с этой авторитетной общественной организацией даст новый импульс в развитии процессов изучения и использования того культурного наследия, которое создавалось в сотнях нижегородских городских и сельских усадеб.

Нам бы хотелось, чтобы проблемы вырождения нижегородских усадеб больше привлекали внимание широкой культурной общественности, чем до нынешнего дня. Процесс должен быть ускорен хотя бы потому, что усадебные сооружения катастрофически быстро разрушаются, особенно те из них, которые совсем недавно были освобождены от арендаторов.

Архив рассказывает...
(письма, записки, проекты А.А. Карелина)

* Публикацию подготовила Т.И. Ковалева.

Андрей Андреевич Карелин в истории нижегородского музейного строительства занимает особое место, которое определяется словами "устроитель Нижегородского городского художественного и исторического музея". Обращаясь к биографии художника, общественного деятеля, радетеля нижегородской культуры, мы проникаемся убежденностью его в том, что великая сила искусства принесет огромную пользу нижегородцам, которые станут постоянными посетителями музея.

Сохранившаяся часть эпистолярного наследия А.А. Карелина, которую мы публикуем, свидетельствует о том, что создание музейной коллекции художественного отдела, формирование экспозиции, обустройство помещений музея, организационная работа немногочисленного штата сотрудников музея стало, если не главным, то, несомненно, очень важным делом в жизни Андрея Андреевича.

Письма и документы, хранящиеся в ГУ ЦАНО, относятся к первым годам XX столетия (1904-1908). Они содержат конкретные факты, раскрывающие способы комплектования художественного собрания Нижегородского музея и систему организации работы самого музея. А.А. Карелин, будучи включенным в реальную практику живописи, лично знакомый со многими маститыми и только начинающими свою карьеру талантливыми художниками, и обладая несомненным даром организатора, тактично и настойчиво помогал членам Комитета по управлению музеем (председателю Александру Васильевичу Баулину и заведующему музеем Петру Ивановичу Крылову) овладевать методикой и искусством собирательской деятельности, составлять научное описание собранных произведений искусства, много внимания уделяя организации научного подхода к музейной деятельности. В публикуемых документах большое внимание уделено вопросу благодарения дарителей, художников, коллекционеров, которые передавали свои картины в музей. Андрей Андреевич считал акт вручения памятной медали Нижегородского художественного и исторического музея чрезвычайно важным для повышения авторитета музея, а значит, и его известности в российском обществе.

Письмо председателя Комитета по управлению Нижегородским городским художественным и историческим музеем А.А. Карелину N 23. 31 января 1904 года
Н. Новгород

Милостивый государь,
Андрей Андреевич.

Комитет по управлению Нижегородским Художественным и Историческим музеем, согласно своего постановления, состоявшегося 13-го января, имеет честь покорнейше просить Вас как своего Почетного Члена Музея, не найдете ли Вы возможным принять на себя представительство от городского Художественного и Исторического Музея на предмет обогащения его путем возможных, при Вашем благосклонном и благожелательном участии, пожертвований картин и предметов. В полной уверенности, что Ваши труды на пользу Музея увенчаются полным успехом, Комитет заранее приносит Вам глубокую благодарность; при этом считается необходимым уведомить вас, что расходы по пересылке могущих быть пожертвованных вещей будут приняты на счет Музея. Вместе с тем Комитет считает долгом сообщить Вам, что немедленно по изготовлении Вам будет выслан диплом на звание Почетного Члена Музея.
Примите уверение в искреннем уважении.

Председатель комитета[1]

Письмо А.А. Карелина председателю Комитета по управлению Нижегородским городским художественным и историческим музеем А.В. Баулину
11 февраля 1904 г.

Глубокоуважаемый Александр Васильевич![2]

Прошу Вас принять мою искреннюю признательность за восстановление Вами связи между мною и музеем. Ваше официальное письмо вновь развязывает мне руки, чтобы быть полезным музею. Я позволяю себе на первых порах обратиться к Вам с официальной бумагой, в которой излагаю некоторые вопросы и просьбы к Комитету по предмету первых необходимых шагов в сбирании и вызывании пожертвований. Мне кажется, что Вы найдете мои просьбы вполне основательными и, удовлетворив их, окончательно развяжете мне руки.
Позвольте, глубокоуважаемый Александр Васильевич, обратить Ваше особенное внимание на пункт 5-й моей, при сем прилагаемой, бумаги, где я говорю о медали. Быть может, вопрос этот уже решен у Вас в утвердительном смысле, но может быть Вами испрошено соизволение на определенное лишь число экземпляров медали и Вы, исходя из последнего, затрудняетесь ответить утвердительно на мой вопрос пункта 5-го. В последнем случае могу Вас заверить, ничего не стоит исходатайствовать соизволение на разрешение выпусков медалей (так как они только "памятные"), сколько потребуется для нужд музея. Вопрос о медалях важен потому что, хотя и очень запоздалая, Ваша рассылка их произвела большой эффект среди художников. Важно, чтобы новые солидные жертвователи были бы теперь так же довольны и удовлетворены, как и старые жертвователи. Это имеет значение и потому, что многие музеи приняли такой способ вознаграждения за услуги, им оказанные. Мною имелось это в виду, когда я задумал эту медаль.

Если Вы найдете возможным разрешить мне обещать солидным жертвователям медаль (бронзовую), то было бы весьма желательным, чтобы передача комитетской бумаги и медали поручалась бы тоже мне, и вот каким видом. Я передавал бы медали не келейно, а пользуясь натуральными людными художественными собраниями, чтобы можно было извлечь из таких вручений как можно более ... (неразборчиво. - Ред.) выгод для музея. Имею честь вручить Вашему просвещенному вниманию мои соображения, прошу принять уверения в моей глубокой признательности, слуга Ваш

А.А. Карелин

P.S. Не откажите пожалуйста сообщить, когда намечено переведение музея в другое помещение? Кстати, посылаю Вам брошюру, в которой я предвидел перевод музея в какое-либо другое помещение.

А.А.К.[3]

Письмо Н.К. Рериха А.А. Карелину
12 февраля 1904 года Глубокоуважаемый Андрей Андреевич.

На письмо Ваше от 1-го с. [1904] февраля могу сообщить Вам, что картина, которую я могу отдать в Нижегородский музей, называется "Соглядатаи", размером 22х47 вершков и была выставлена на выставке в Имп. Академии художеств 1902 года. (Освещение картины требуется или верхнее или боковое, но отнюдь не фас). Согласно желанию вашему сообщаю несколько сведений о себе. Родился в С.-Пб. 1874. Поступил в Академию и в университет (по юридическому факультету) в 1893. Окончил Академию по мастерской Куинджи в 1897. Выставлял на выставках Академической и Мира искусства. С 1901 года секретарем Императ. общества поощрения художеств. По поручению Имп. русского археологического общества произвел ряд раскопок в северных губерниях. Главнейшие картины: в Русском музее Императора Александра III, в Третьяковской галерее, и в частных собраниях, Е.И.В. Государя Императора, Е. В. Принца Петра Александровича Ольденбургского, кн. С.А. Щербатова, В.В. фон Мекк, Р.Д. Вострякова, С.С. Боткина, М.Ф. Якунчиковой и др. Получить картину можно во всякое время, но удобнее утром от 11 до 1 часу.
С истинным уважением искренно Вам преданный

Н.К. Рерих [4]

Письмо А.А. Карелина Комитету по управлению Нижегородским городским художественным и историческим музеем
12 февраля 1904 года
С.-Петербург, Большая Зеленная, д. N 17

Имею честь сообщить Комитету музея о получении мною отношений за NN 21 и 23-м и серебряной медали, причем считаю прямой обязанностью принести Комитету искреннюю признательность за память обо мне, выразившуюся как в прекрасном вещественном сувенире, так и в избрании меня почетным членом комитета. В ответ на отношение за N 23-м спешу с глубокой благодарностью за возложенное на меня поручение известить Комитет, что с великой радостию принимаю на себя представительство от музея на предмет его обогащения. Льщу себя уверенностью, что прирост художественной коллекции музея будет столь же успешный, как и первоначальный мною учиненный сбор таковых предметов до передачи музея городу Нижнему Новгороду.

----- 1) (Послано 31 января 1904 г. N 23) Для полного успеха приведения в исполнение возложенной на меня Комитетом почетной миссии имею честь просить Комитет не отказать в высылке мне полномочия по представительству как Почетному члену комитета (позволяю себе просить об этом потому, что отношение за N 23 изложено в форме запроса).

2) (Послано 8 марта 1904 г. N 30) Усердно прошу Комитет не отказать мне в высылке всех имеющихся отчетов музея (кроме первого, который я получил) и каталоги изданий после 1896 года. Мне желательно получить эти данные, чтобы ориентироваться относительно того, что желательно для музея собирать, дабы не повторяться тождественно предметами. Прошу также и устав.

3) (Послано 8 марта 1904 г. N 30) Я был бы очень признателен, если бы Комитет нашел возможным снабдить меня фотографиями (по одному экземпляру) с внешнего вида музея и его внутренних частей и сторон. Позволяю себе просить об этом, так как очень желательно показывать г.г. жертвователям, не бывшим в музее, каков он уже есть.

4) Усердно прошу сообщить мне, в котором году и в каком месяце Императорская Академия художеств последний раз присылала от себя музею картины и не было ли посланного к ней ходатайства о новом присыле.

5) Покорнейше прошу сообщить: можно ли рассчитывать жертвователям (посылающим музею произведения искусства не дешевле чем в 100 рублей) на получение бронзовой памятной медали. Этот вопрос представляет большую важность, так как ныне по образцу Нижегородского музея Музей Императора Александра III (Русский музей) раздает медали тем даже, у кого куплено произведение. Зная, что монетный двор по готовым штампам изготовляет медали почти лишь за стоимость металла, и памятуя, что жертвователи охотнее шли бы со своими дарами музею при обещании бронзовой медали, полагал бы, что такая мера окажет музею огромную услугу, при незначительности расходов. -----

Ввиду того, что теперь разгар художественных выставок, было бы очень желательно наискорейшее получение просимого мною у комитета ответа на мои вопросы. Для упрощения отчетности по расходам за упаковку и пересылку я войду в соглашение с транспортной конторой, которая будет брать жертвуемое непосредственно от г.г. художников под расписку, которую я буду немедленно пересылать Комитету. Для получения льготного тарифа (или даже бесплатного) по железным дорогам жертвуемых музею вещей я покорнейше прошу выдать мне доверенность на таковое ходатайство в надлежащих инстанциях и учреждениях.

Прося комитет музея принять уверения в моем совершенном почтении, имею честь быть готовым послужить дорогому мне музею.

А.А. Карелин,
Императорской Академии художеств
Почетный вольный общник

P.S. Для начала моей деятельности по представительству Комитета на предмет сбора пожертвований, уведомляю Комитет о полученном мною письменном извещении известного художника-археолога, секретаря Императорского общества поощрения художеств в С.-Петербурге, извещающем о приносимом им, Николаем Константиновичем Рерихом, пожертвовании своей картины "Соглядатаи" (22х47 вершков), бывшей на выставке в Императорской Академии художеств в 1902 году. Картина, сведения о ней, биографические сведения об авторе будут мною препровождены Комитету при накоплении нескольких пожертвований, чтобы выгадать на ящике и упаковке.

С почтением А.А. Карелин [5]

Письмо А.А. Карелина А.В. Баулину
26 мая 1904 г.
С.-Петербург
Большая Зеленная, д. N 17, кв. 31

Глубокоуважаемый Александр Васильевич.

Я принужден немного задержать высылку Вам диплома музея (т. е. рисунок), стремясь его сделать на совесть.

На просьбу почтенного г-на Крылова выслать Вам мой реферат ("Нижегородский кремль, каким он был, и как его испортили") согласно Вашему желанию, я должен сообщить Вам, что эта научно-реставрационная работа еще не вполне закончена (изготовляются последние рисунки реставрации кремля) и мой доклад в Академии не закончен. Не премину Вам его переслать, как только завершу его окончательно.

В этом сезоне (уже окончательно) я за поздним временем очень мало раздобуду для музея художественных произведений. До сих пор я все-таки стеснен действовать отсутствием у меня бумаги от Вашего имени, уполномачивающей меня проводить этот сбор. Ваша последняя бумага была написана в виде запроса.

Я укажу Вам на необходимость этой бумаги, например, в следующий раз. Очень прося Вас не отказать ответить мне на вопрос и просьбы, изложенные в моей последней бумаге на имя Комитета музея, т. к. я мог бы подготовить еще картины из Академии.

Прося Вас принять уверения в моем к Вам глубочайшем уважении, и имею честь быть Ваш слуга

А.А. Карелин [6]

Записка А.А. Карелина
(адресат и дата неизвестны. - Ред.)

...В Академии нашел великолепный портрет-картину, изображающий академика А.В. Ступина, окруженного учениками. Этот шедевр писал ученик Ступина академик Алексеев. Для Нижегородского музея это произведение драгоценно, как этап истории и искусства местного края. Академия хочет передать его музею Александра III. Я мечтаю отбить его дляНижнего и имею данные не сомневаться в успехе, восходя ходатайствами до тех ступеней, которые мне советывались покойным А.П. Боголюбовым (творцом Саратовского музея).

Без полномочия я не в силах хлопотать для музея, будучи не во всеоружии права. Спешу просить Вас переслать мне три обещанные бароном Дельвигом медали: художникам В.В. Беляеву (его дар музею картина "С ночной молитвы", N каталога 38), и П.Ф. Тюменеву (его дар картина "Протопоп Аввакум" N 163). Я работаю с В.В. Беляевым (зятем Тюменева) в Варшавском соборе и передам их под расписку лично. Точно так же не получил медаль мой друг М.А. Титов (дар "Притча о блудном сыне", 102-й)...

На полях помета: "Бр. медаль послана М. Архип. Титову 8 июня 1904 г. N 53"[7].

Проект письма о полномочиях представителя Комитета Нижегородского Городского художественного и исторического музея Почетному члену музея, Почетному вольному общнику Императорской Академии художеств Андрею Андреевичу Карелину
1 июня 1904 г. Нижний Новгород

М.Г. Андрей Андреевич.<>

Комитет Нижегор. худ. и истор. музея на основании того, что Вами была собрана первая художественная коллекция, которая составила с картинами, скульптурой и гравюрами Им. Ак. Худ. Основание художественного отдела этого учреждения, и ввиду Вашего согласия, уполномачивает Вас быть представителем Комитета музея на предмет сбора пожертвований худ. произведениями для дальнейшего его обогащения.

Комитет уполномачивает Вас входить с ходатайствами к лицам и учреждениям для достижения целей Вашего представительства, а также просить Вас исходатайствовать удешевленный тариф на пересылку по казенным ж. д. пожертвованных музею картин, скульптуры и т. под. худ. произведений.

Вполне соглашаясь с предложенной Вами мерой, упрощающей доставку картин музею, комитет находит, что согласно вашему предложению вручение Вами жертвователю (лицу или учреждению) описи пожертвования для отсылки им этой описи председателю Комитета облегчает выдачу вам пожертвования для пересылки музею и гарантирует точность данных о пересылаемых предметах, и дает возможность жертвователю как-то лично известить Комитет об обещанном музею и переданном Вами пожертвовании.

Считая предлагаемую Вами меру предоставления солидным жертвователям музейной бронзовой медали весьма полезной, Комитет предоставляет Вам право обещать таковую, причем передачу бумаги и медали Комитет просит Вас принять на себя[8].

Письмо А.А. Карелина
(адресат и дата неизвестны. - Ред.)

Имею удовольствие Вам сообщить, что кроме картины Н.К. Рериха, я получил для музея большую картину акварель Я.Я. Бельзена, бывшую на выставках в Москве, в Питере и Гельсингфорсе. Получил обещание (писменно) от В.И. Зарубина, тоже оч. изв. художника, на картину.

Меня интересует узнать от Вас, когда музей получил последнюю посылку картин от Академии (я забыл, а если справлюсь в Академии, то не в моих силах будет нанести неожиданное ходатайство).[9].

Письмо А.А. Карелина
(адресат неизвестен. - Ред.) 8 июня 1904 г.

Мне хотелось бы иметь фотографии с внутренней ... (неразборчиво. - Ред.) музея, т. к. небывшие в нем жертвователи просят показать каков он.

С тем, что изложено в проекте письма Комитета, который прилагаю, это пока все, что я хотел бы знать и иметь.

Было бы очень хорошо, если бы я получил от Вас ответ до 15-го числа, т. к. вероятно 16 должен буду на значительное время уехать из Питера на большую работу. Глубокий поклон Александру Васильевичу.

С почтением слуга Ваш
А.А. Карелин
[10]

Письмо А.А. Карелина П.И. Крылову
(дата неизвестна. - Ред.)

Уважаемый Петр Иванович!

Почтенное письмо Ваше от 6-го июня за N 51 получил и сейчас же написал письмо В.В. Беляеву, которого жду к себе каждый день, и П.Ф. Тюменеву, чтобы выяснить вопрос о медали для них. Вопрос очень важный, на что вы пишите: "Медали посланы 22 апреля 1903 г.", а В.В. Беляев сообщил мне от 22 мая: "Бумажки (за подписью Д.И. Дельвига) получили, а медали - шалишь". Прошу Беляева прислать официальное извещение о неполучении медалей.

Михаил Архипович Титов, подаривший музею картину "Притча о блудном сыне", бывшую на выставках за границей, - уроженец Нижегородской губернии: живет в г. Келцане у границы и известен по передвижным весенним и др. выставкам у нас и еще того более в Вене и Берлине и др. западных центрах, как видный экспонент тамошних выставок. Более чем важно не игнорировать нижегородца-жертвователя, тем более что Дельвигом ему письменно обещана медаль. Титов окончил Нижегородское реальное училище и И.А.Х.

Очень важно иметь его симпатии к музею его родного города, пересылкою для него медали, тем более что она обещана ему письменно Д.И. Дельвигом.

Из Вашего письма мне делается ясным, что Комитет музея не руководился списком лиц, кому бывш. город. головой Д.И. Дельвигом были письменно обещаны медали, или б. м. этот список утерян. За массою дел я перезабыл имена. Но в продолжение 1903 г. после безадресной рассылки медалей в Питере мне многие, получившие обещание в 1906 г., говорили о неполучении ими медали.

Усердно Вас прошу, сообщите мне, пожалуйста, получил ли медаль первый жертвователь музею профес. Н.А. Кошелев, который очень тяготился тем, что музей его забыл. Скажу Вам и буду рад, если вы доведете это до сведения Комитета музея, что Н.А. Кошелев хотел послать музею еще большое собрание худ. произвед. разных авторов. Замедление (до 1903 г.) рассылки медалей крайне охладило почтенного профессора.

Н.А. Кошелев (как Вы знаете) нижегородец и инициатор Нижег. Музея. Поднес ли ему комитет звание Почетного члена музея? Получил ли он серебряную медаль?

Н.А. Кошелев стар и болен настолько, что даже я, его близкий по оружию и по единомыслию, тягощусь у него бывать. Было бы крайне желательно почтить этого человека званием Поч. чл., если это не сделано, но можно сделать, то не откажите сообщить мне: я пишу Вам черновик письма (зная хорошо Н.А. Кошелева), в котором возобновил бы намеком в памяти профессора о том, что он мог бы (хотел) сделать еще для музея и что может.

Зная Н.А. Кошелева и его характер, я нахожу, что такое послание сыграло бы огромную роль, будь оно послано от имени Комитета музея. Он болезненно самолюбив, и т. к. он инициатор, то не через меня, а прямо от Комитета желательно такое послание. Это послание не лишнее, если он получил уже и звание и медаль.

Согласно Вашему письму я написал черновик <:> полномочия, какое было бы желательно мне иметь от имени Комитета[11].
На полях помета: "Отв.: 15 июня 1904 г. N 34"[12].

Письмо В.А. Ликина А.В. Баулину
(дата неизвестна. - Ред.)

Многоуважаемый Александр Васильевич.

Некоторые художники, мои знакомые прислали мне письма с просьбой передать их картины с выставки в Худ. Ист. музей, что я и исполнил. Между прочим, прислал картину и тоже просил передать ее в музей один незнакомый мне молодой художник Бучумов. Я имел неосторожность на вопрос этого художника - дадут ли ему на память от музея медаль - ответить - без сомнения. Вот из этого-то без сомнения возникла между мной и Бучумовым переписка довольно-таки неприятная. Если Вы найдете возможным и пошлете медаль, то освободите меня от неприятности получать письма от тщеславного художника, хотя мне это поделом за мою неосторожность.

Художники - члены комитета в курсе этого дела и ничего не имеют против медали. В. Ликин

P. S. Я писал Бучумову, что нужно собрания подождать, но он прислал мне несколько писем, в которых просит, нельзя ли до собрания получить. Для образца посылаю Вам одно письмо.

На полях помета: "Бронзовая медаль послана 8 июня 1904 г. N 52"[13].

Письмо Я.Я. Бельзена А.А. Карелину
1 июня 1904 года
С.-Петербург, Каменный остров.
Внутри парка, 28

Многоуважаемый Андрей Андреевич!

Вы написали мне такую бездну медоточивых словес, так приятно пощекотали мое умственное обоняние фимиамом, так заманчиво повертели у меня перед носом большой музейной медалью, что устоять против таких прелестей может только разве самый толстокожий из толстокожих художников. Т. к. я к сожалению не принадлежу к этой категории собратьев, то объявляю Вам мою готовность пожертвовать для Нижегородского музея одну из своих акварелей, которые на днях прибудут с Гельсинфорсской выставки. О прибытии я Вам сообщу в свое время и прошу Вас пожаловать ко мне для осмотра и т. п.

С пожеланием всего лучшего пребываю Вам покорный слуга и собрат по оружию. Бельзен [14]

Письмо Я.Я. Бельзена А.А. Карелину
5 июня 1904 года
Каменный остров. Внутри парка, 28
(близ Каменноостровского проспекта)

Многоуважаемый Андрей Андреевич!

Картины прибыли. Благоволите пожаловать для осмотра и выбора.

Ваш Бельзен [15]

Письмо А.А. Карелина Комитету Нижегородского городского художественного и исторического музея
Июнь 1904 года

Имею честь переслать первые, собранные мною в 1904 году художественные произведения, пожертвованные авторами.
Согласно полномочия Комитета за N 54 мною обещаны бронзовая медаль музея г.г. жертвователям: Н.К. Рериху, Я.Я. Бельзену, П.В. Безродному.
Ввиду того, что пожертвованные произведения представляют солидную материальную и художественную ценность, я надеюсь, что комитет не откажет не задержать высылку медалей при соответствующих бумагах.

----- В дополнение к данным, написанным на бланках, врученных мною как расписки г.г. жертвователям с просьбою переслать их господину председателю Комитета музея, считаю необходимым сделать нижеследующие дополнения.

1) Н.К. Рерих - ученый-археолог, читавший лекции в С.-Пб. в Археологическом институте в 1898 уч. г., которые были изданы в институте под заголовком "Художественная техника в применении к археологии". Им напечатан ряд статей по вопросам искусства, о памятниках русской старины, реставрации и мн. др. в большой прессе и специальных журналах. В 1903 г. в С.-Пб. была открыта специальная выставка его 145 произведений в помещении художественного предприятия "Современное искусство". Творчество Н.К. Рериха посвящено картинам отдаленного прошлого Руси. Его картины трактуют последовательные моменты, послужившие формированию России. Главнейшие картины Рериха этого примечательного цикла: Идолы, Заморские гости, Сибирские древности, Викинги, На ... (неразборчиво. - Ред.), Ладьи, Кочевники, Строят ладьи, Сходятся старцы, Поединок, Жальники, Очаг, Рассказ о боге, Быль, Поход, Византиец, Славянская жизнь, Посад, Городок удельный, Город строят (в Третьяковской галерее). Н.К. Рерих яркий представитель ученого-художника, стремящегося даже техникою создать в зрителе ощущение отдаленности изображаемой им эпохи. В его картинах огромный вклад археологических знаний. В 1903 г. Н.К. Рерих, по поручению Императорской археологической комиссии, объехал древнейшие города России, занося на холст наиболее достопримечательные древности (памятники зодчества). В г. Нижнем Новгороде им написаны кремлевские башни: Белая, Часовая и Северная. Картины этой поездки были выставлены особо в Императорском обществе поощрения художеств в 1904 г.

Картина "Соглядатаи" изображает лазутчиков-монголов, высматривающих зимой , ночью прочность защиты еще деревянных стен Нижнего Новгорода. (Н.К. Рерих был в Нижегородском музее и просит поместить его картину в большом зале над дверью).

2) Я.Я. Бельзен известен как тонкий рисовальщик сюжетов античного мира, из которых главнейшие темы из мира центавров. В своих акварелях Я.Я. Бельзен преследует и создает настроение характернейшими данными сущности изображаемого. Я.Я. Бельзен работает для Экспедиции заготовления государственных бумаг последовательные серии рисунков. (В его вилле-мастерской на Каменном острове, построенной на земле Их Светлостей герцогов Мекленбург-Стрелецких, имеется ряд картин на мифологическую тему).

3) П.В. Безродный променял блестящую военную карьеру на кисти и краски как и некоторые из его известных собратьев по оружию (георгиевские кавалеры К.П. Степанов, В.В. Верещагин и Н.Н. Каразин). Он прошел все классы Академии художеств и перешел всецело на акварель после нескольких выставлявшихся им картин, исполненных масляными красками. Работая только "мертвую натуру", П.В. Безродный дает в ней более чем кажется на первый взгляд. В посылаемой акварели изображенные предметы воссоздают тип их владелицы - старушки салопницы.

П.В. Безродный был в той роте Преображенского полка, в которой единовременно был командиром академик К.П. Степанов (произведение К.П. Степанова будет в музее).

Означенные три художественные произведения пересылаются мною первый раз не вполне экономическим способом, т. к. я не организовал еще удешевленный способ укупорки и не получил пока льготного тарифа.

Я поручил конторе "Надежда" взять под расписки картины, укупорить их и переслать наложенным платежом за всю эту транспортировочную операцию.

Свидетельствую комитету музея мое почтение, имею честь быть слугою музея

А.А. Карелин

24 июня 1904 г. - Вчера получил за N 6460 от Департамента железнодорожных дел Министерства финансов при подписи директора департамента Э.К. Циглер фон Шофгаузен, бумагу, извещающую о предоставлении музею льготного тарифа в размере 1/45 к. с пуда и версты с установленными скидками за расстояния. Постараюсь применить эту льготу к этой же посылке, если она уже не сдана.

А.А. Карелин [16]

Письмо А.А. Карелина П.И. Крылову
18 августа 1904 года
Варшава. Отель "Брюль"
против Саксонского сада

Многоуважаемый Петр Иванович![17]
Я неделю как в Варшаве работаю правый алтарь (живопись) нового правительственного собора, что на Саксонской площади.

Мой отъезд из Петербурга не останавливает моих дел, касающихся Нижегородского музея. По счастливой случайности, в том же отеле, где я живу, остановился и профессор Николай Андреевич Кошелев. Он работает в том же соборе картины над тем местом, где пишу я. Было бы крайне желательно послать ему от имени А.В. Баулина то письмо, черновик которого я Вам послал. Я вижусь с Н.А. , но он избегает говорить со мною о музее, видимо, не зная, что я снова хлопочу о его оснащении. Как видите, момент более чем благоприятный, чтобы Александр Васильевич послал ему упомянутое письмо: оно заставит Кошелева заговорить со мною удовлетворенным в самолюбии, а я постараюсь здесь повлиять на него в благоприятном смысле.

Если А.В. Баулин вернулся, то не откажите выслать медали Рериху, Бельзену и Безродному (на сей раз) по их адресам.

Нам предоставляется великолепный случай получить для музея целую коллекцию акварелей, этюдов и рисунков известного, недавно умершего художника Андрея Петровича Рябушкина. Для этой цели необходимо поступить дипломатично, на основании собранных мною данных и подготовленной мною почвы. Имя покойного Рябушкина очень почтенно, его картины у Третьякова, в Русском музее Императора Александра III, у особ императорской фамилии, словом все в видных и почетных местах. Я имел воз можность устроить в нашем музее две его вещицы ("Молодые" и "Поленица удалая").

Душеприказчик Рябушкина - мой друг художник Вас. Вас. Беляев уже высказал мысль о передаче его всех посмертных работ Нижегородскому музею, зная, что я, знавший более чем хорошо Рябушкина, позабочусь об их подобающем выставлении. Оставшиеся работы очень ценны, как и все делавшиеся этим художником (у него покупали их нарасхват).

Дабы получить эту замечательную коллекцию целиком, я усердно прошу Вас передать мою просьбу Александру Васильевичу послать нижеследующее письмо:

Василию Васильевичу Беляеву
Ст. Любань, Николаевской ж. д.
Имение Дидвино

Милостивый государь Василий Васильевич!

Уполномоченный Нижегородского гор. худ. и ист. музея А.А. Карелин довел до сведения комитета музея, что им поручено возложить на могилу незабвенного художника Андрея Петровича Рябушкина венок и памятную медаль музея, не переданную при жизни покойному художнику. Андрей Андреевич, в знак особого уважения памяти покойного, послал принадлежащую ему "авторскую" бронзовую медаль, имеющуюся у него от Императорского монетного двора.

Комитет Нижегородского музея, зная как высоко ценятся работы Андрея Петровича, берет на себя смелость высказаться за желательность недробления оставшихся во второй мастерской вашего имения Дидвино (где работал А.П. Рябушкин) работ Вашего покойного друга. Будучи уверенным, что Вы сами того же мнения, Комитет Нижегородского музея просит Вас остановиться на мысли передать оставшиеся в Вашем хранении работы Андрея Петровича названному музею. Вы, конечно, не можете сомневаться что, если Вами будет предпринято такое решение, то работы Андрея Петровича будут выставлены Андреем Андреевичем с подобающей этим произведениям техническим и художественным знаниям. Андреем Андреевичем готовится монография А.П. Рябушкина и собираются репродукции со всех его выдающихся произведений, т. что в Нижегородском музее, если Вы найдете возможным передать этому учреждению посмертные работы А.П. Рябушкина, будет в наличности полная и вечная характеристика Вашего покойного друга.

Препровождая при сем официальную бумагу на переданную Вам медаль Ниж. музея, имею честь быть председ. Комитета музея
А.В. Баулин
[18]

Письмо А.А. Карелина Комитету Нижегородского городского художественного и исторического музея
28 мая 1904 года
Варшава, Отель "Брюль"

Высокоуважаемый Александр Васильевич!

Имею честь сообщить, что мною направлена четвертая картина в дар музею со времени получения мною уполномочия по сбору художественных произведений. Наверное, музей получил уже эту картину М.А. Титова, посланную из Петербурга через об-во "Надежда" от секретаря С.-Пб-го об-ва художников.

(При сем прилагаю данные об авторе и картине, а также расписку в получении М.А. Титовым медали.)

Я надеюсь, что Комитет усмотрит из последнего пожертвования всю важность исполнения официальных обещаний о рассылке медалей. М.А. Титов немедленно, по получении давно жданной медали, посылает через меня это новое пожертвование. Совершенно то же происходит после вручения мною медали В.В. Беляеву (при сем расписка его в получении им от меня этого знака запоздалой благодарности). В.В. Беляев ждет лишь моего специального приезда в его имение чтобы вручить мне для музея солидный и ценнейший вклад*. Исходя из того, что эти две медали принесли уже свои новые плоды, я покорнейше прошу Комитет прислать ко мне две бронзовые медали, обещанные

г.г. Фроловым за их четыре ценных вклада в музей. Я вручу эти медали г.г. Фроловым здесь, в Варшаве, и музей получит от них новые пожертвования, которые мне обещаны. Музей получил от академика Александра Никитича Фролова** превосходную картину нижегородца Баженова "Епископ с клиром". От покойного Алекс. Алекс. Фролова музей имеет две орнаментальных мозаики, украшающих вход в музей. Другим сыном Ал. Ник. Фролова, нынешним главой мозаичного и стеклянного дела, Владимиром Александровичем Фроловым сделан мозаичный герб, помещенный над входом в музей.

Несомненно А.Н. и В.А. Фроловы заслуживают того, чтобы им были посланы обещанные в 1896 г. медали, тем более что В.А. Фролов обещал мне для музея свое новое художественное стеклянное дутье (несколько N N).

Не беспокоя Комитет, я возложил на могилу Андрея Петровича Рябушкина принадлежавшую мне авторскую медаль, потому что покойному она была официально обещана и для того, чтобы не упустить благоприятного для музея момента заполучить обещание от В.В. Беляева передать музею работы этого крупного и известного таланта. Я просил П.И. Крылова просить Комитет помочь мне в этом деле посылкою письма от Комитета В.В. Беляеву, которое указывало бы на действительную осведомленность Комитета о действительном значении крупного почившего художника.

Позволяю себе вновь просить об этом Комитет, опираясь на проект чернового наброска такого письма, пересланного мною П.И. Крылову.

Меня крайне интересует вопрос: послали ли медали г.г. Рериху, Бельзену, Безродному? Позволю заметить, что ныне замедление посылки медалей будет тягостно отзываться на мне. Усердно прошу Комитет известить меня, когда будут посланы эти медали (за отсутствием меня из Петербурга) непосредственно г.г. Р., Без. и Бель-ну.

Я сообщил П.И. Крылову мои соображения относительно желательности писем от Комитета князю Трубецкому и проф. Кошелеву. Усердно прошу Комитет не отказать мне в таковой просьбе, т. к. у князя бывает весь Петербург и он раскладывает подобные письма, а Кошелев - инициатор музея. (Кошелев до середины сент. в Варшаве, отель Брюль).

Усердно прошу известить меня о получении картины Титова и прошу послать ему благодарность за его вторичный дар родному (и для него) музею, равно как и препроводительную бумагу на медаль В.В. Беляеву.

Вообще раздача медалей от Нижегородского музея, как выдуманная мною, имеет целью не меценатство, а привлечение пожертвований. В силу таковой причины я усердно прошу Комитет не приостанавливать моей деятельности по сбору пожертвований замедлением ответов на мои письма.

За сим, в ожидании Вашего любезного извещения об изложенных вопросах и просьбах, имею честь быть с истинным почтением
А.А. Карелин

------ * Музей получит коллекцию древних костюмов и тканей, собранных А.П. Рябушкиным. ** А.Н. Фролов собственник части картинной галереи А.В. Ступина[19].

Письмо А.А. Карелина
(адресат и дата неизвестны. - Ред.)

Покорнейше прошу означенные медали для В.А. и А.Н. Фроловых с препроводительными бумагами переслать ко мне в Варшаву (отель "Брюль"), чтобы я лично мог вручить их.
А. А. Карелин

На полях помета: "2 бронзовые медали посланы через А.А. Карелина (г.г. Фроловым)
1/11 сен. 1904 г. N 64, 65".

Письмо В.А. Фролова А.А. Карелину
3 сентября 1904 года

Милостивый государь
Андрей Андреевич!

За пожертвование моим братом двух мозаичных орнаментов и мною мозаичного герба (Нижегородской губернии) Я не получил до настоящего времени медали Нижегородского музея.

Равным образом мой брат за пожертвование картины Баженова "Епископ с клиром" также не получил медали музея.

Позволяю себе обеспокоить вас просьбой поспособствовать присылкой нам означенных медалей.
Адрес. С.-Петербург, Вас. остр., Больш. пр., д. N 60/5.

С совершеннейшим почтением
В.А. Фролов
[20].

Письмо А.А. Карелина А.В. Баулину
31 августа 1904 года
Варшава, отель "Брюль"

Глубокоуважаемый Александр Васильевич.

Вслед за письмом, посланным мною на ваше имя для комитета музея, я позволяю себе утрудить Вас сообщением некоторых насущных данных по поводу дальнейшего обогащения названного учреждения.

До открытия музея и с 1896 года по текущий год я вырабатывал план сбирания музейных коллекций для провинциальных учреждений этого типа. Могу сказать, что в настоящее время благодаря изучению уставов всех русских и многих европейских, а в особенности некоторых американских музеев, я остановился на рациональнейшем плане и методе применительно к русской жизни и к российской неразвитости масс.

Я неминуемо должен познакомить Вас, глубокоуважаемый Александр Васильевич, с моим планом, чтобы иметь в Вас совершенно осведомленного защитника и шефа моей программы. Только при этом условии и при осведомленности Комитета музея возможна будет полная плодотворнейшая наша совместная деятельность по дальнейшему программному росту музея.

На первых порах я уже столкнулся с существенными длиннотами во времени между моими просьбами к Комитету (вытекающими из моего полномочия) и моментами их выполнения Комитетом или лицом, которому он доверит или доверил подобные функции. Отсюда ясно вытекает насущность обменяться взглядами при специальном свидании, чтобы в дальнейшем деле мне идти без малейшего тормоза.

Вы не можете себе представить до чего, например, обострилось дело с неполучением многими медалей! Но для вас ясно, что и получившие ничего вновь для музея не сделали (кроме всех тех, кому медали передал лично я с комментариями и т. под.). Отсюда вытекает насущность впредь в этом направлении не делать задержек, иначе огромная часть моих хлопот пропадет даром.

Если вопрос с немедленной (по получении музеем дара, а в редких случаях и до этого) рассылкой медалей будет урегулирован и если Комитет согласится посылать в помощь мне письма (черновики которых я всегда буду заготавливать), то я Вам ручаюсь, что через два года музей будет образцовым.

Считаю долгом Вам сообщить, что я разослал множество бумаг по официальным учреждениям, министерствам, музеям, частным лицам и что многие уже работают для музея ради сообщенного мною плана собирания коллекций, другими словами, ради того, чтобы сделать пока один музей желаемым по типу. Чем выше сфера, тем я встречаю наиболее радушный отклик моим исканиям. Я не сомневаюсь в успехе моих верноподданнических ходатайств и перед Государем: ведь в 1906 г. будет десятилетие музея, а в 1913 г. - юбилей Дома Романовых. Вот два мои исходные пункта:

Работая сейчас в правительственном новом (строящемся) соборе г. Варшавы, я не дождусь, когда соберусь со средствами и временно приеду к Вам в Нижний, чтобы изложить Вам и Комитету мою программу, о которой, смею сказать, уже дебатируют за границей.

Пока я убедительнейше прошу вас откликаться на мои просьбы, чтобы не задерживать текущие мелкие дела.

Кстати: мне для дел музея необходимо списаться с художником Ильей Федоровичем Тюменевым (его дар "Никита Пустосвят"). Но я не знаю, получил ли он за эту огромную вещь медаль? Если нет, то очень прошу прислать бумагу и медаль ко мне сюда.

За сим, прося у Вас благосклонного внимания и к моему предшествовавшему письму, прошу Вас верить в мою глубокую преданность и полнейшее уважение, слуга ваш

А.А. Карелин [21].

Письмо А.А. Карелина П.И. Крылову
1904 год
Варшава, отель "Брюль"

Глубокоуважаемый Петр Иванович!

Наконец-то получил от Вас письмо. А то не понимал Вашего молчания - не произошло ли ошибки: Вы пишете, что послали предварительную благодарность князю Волконскому, тогда как надо было послать князю Трубецкому (СПб. Невский, соб. мастерская).

Не откажите сообщить Александру Васильевичу вот о чем. Только теперь будет выясняться, почему я поместил в музей того или иного автора. Для примера укажу на Перминова. Он подарил (по моей, конечно, просьбе) музею "Баба-яга". Перминов был и есть орнаменталист художник и изограф. Он только что окончил паруса и т. под. в Дармштадтской посольской церкви, где писал и великий В. Васнецов. У нас в Варшавском соборе делает орнамент. Я имел и имею его в виду для орнаментации музея. Вот почему ... (неразборчиво. - Ред.) необходима высылка ему обещанной давно медали (по моему адресу).

Текст благодарности в препроводительной бумаге при медали желателен в начале такой, какой Вы пишете, но с добавлением:

Комитет музея, зная Вашу опытность и художественную известность как знатока способа "Крейма" и как талантливейшего орнаменталиста, надеется, что Вы не откажетесь и в будущем оказать содействие к окончательному завершению устройства Нижегородского музея в вопросе орнаментирования его свода.

Жму Вашу руку
Весь Ваш
А.А. Карелин
[22].

Письмо А.А. Карелина П.И. Крылову
(дата неизвестна - Ред.)

Многоуважаемый Петр Иванович!

Мой новый адрес: Г. Варшава, Журавлиная улица, д. N 42, кв. 7. (Петербургская квартира остается за мною также.)

----- 1) Сегодня я упаковал для отсылки автору, желающему сделать некоторые дополнения, огромную картину, подаренную им музею. Это великолепное изображение поясное Спасителя ("Пантократор"). Мера картины 36 [квадратных] аршин. Автор-жертвователь известный художник Николай Николаевич Харламов, заполняющий таким образом вновь то место, где была уже его картина "Господь ..." (неразборчиво. - Ред.). Харламов считается 2-м Васнецовым. Это очень крупная величина в области возрождения нашей иконографии. Музей может гордиться этим приобретением!

Эта картина должна быть помещена на потолке музея. Но так как она меньше всего потолка, то лишь необходимы его точные размеры. Дело в том, что Харламов сделает по моей просьбе эскизы (орла, быка, льва и ангела и орнамента для заполнения всего потолка вокруг его "Пантократора".

Это будет первая законченная часть музея. По эскизам я сам сделаю дополняющие части.

Вы видите, что мне необходимы точные размеры потолка, которые я прошу выслать елико возможно скоро, чтобы я мог столковаться с Николаем Николаевичем окончательно.

Покорнейше прошу Вас просить Александра Васильевича послать нижеследующее письмо Николаю Николаевичу Харламову в г. Варшаву, отель Брюль, которое он может здесь получить до 10-го октября (позднее он уедет). Текст прилагаю (N 1).

2) Могу поздравить музей с решением известного художника Виктора Ивановича Зарубина принести нашему детищу одно из талантливых произведений своей кисти. Зарубин стоит в первом ряду современных русских художников, будучи избранным Императорским общ. поощр. Художеств одним их своих членов-администраторов. Я прилагаю свое письмо от 28-го мая (прошу его приобщить к автографам), находя в настоящее время своевременным, чтобы ему была послана от Комитета музея бумага, текст которой прилагаю (N 2).

3) Прошу вас и Александра Васильевича отправить прилагаемый (N 3) текст письма от Комитета (или председателя) Дагмаре Артуровне Заикиной в г. Ревель (Гонзиорская улица г.г. Лункенбейн для передачи Д.А. Заикиной).

4) Очень важно, о чем и прошу, послать от Комитета (или председателя) письмо (текст N 4): помощнику хранителя музея Императорской Академии художеств Эмилию Оскаровичу Визель.

Скорблю об непосылке писем Н.А. Кошелеву (до 7-го в Варшаве, отель Брюль) и В.В. Беляеву (сейчас, до 25 октября в имении Дидвино, ст. Любань, Никол. ж. дор.).

Жду от Вас ответ о прежнем (фотографии музея) и о теперешних просьбах. Ваш А.А. Карелин

Глубокий привет Александру Васильевичу[23].

Письмо А.А. Карелина П.И. Крылову
1904. Варшава

Многоуважаемый Петр Иванович!

В дополнение к сегодняшнему письму нахожу необходимым добавить Вам следующее. С Эмилием Оскаровичем Визель у меня крайне добрые отношения по академии. Но очень близкие отношения иногда вредят с той стороны, что он во мне, а я в нем усматриваем более доброго знакомого, чем официального деятеля. Вот почему необходимо к нему письмо Комитета в моей редакции. Я с Визелем обдумали дипломатически тонкий план выудить из академии картину академика Алексеева "Ступин с учениками". Без дипломатии тут ничего не поделаешь. Визель стоит на страже у этой картины, и я уверен, устережет, а может быть, подогреет скорость момента, когда она вдруг сделается собственностью Нижегородского музея. Чтобы Вам было ясно, зачем музею портреты Государей, скажу Вам, что собираю портреты всех державных правителей России: Визель обещал поискать таковые портреты в академии. Благодаря стачке с Визелем у него имеется бумага, испрашивающая у академии еще картин, но он ее пустит в ход лишь в благоприятный момент. Вот зачем пущена в тексте моего письма строка об его дальнейшем содействии. Я подробно посвятил Визеля в мои планы по обогащению музея, и Эмилий Оскарович стал поклонником моего проекта, обещав всяческое содействие. Он, конечно, заместит нашего недруга А.П. Соколова. Он и у гр. И.И. Толстого в фаворе:

Письмо к Зарубину нужно, чтобы восполнить мое отсутствие из Питера. Харламову необходимо письмо ибо он большая шишка и друг гр. И.И. Толстого.

Д.А. Заикина и К.В. Заикин (посланный на Дальний Восток) подносят музею начало коллекции художественных плакатов (более ста N).

Когда буду в Нижнем, я доложу комитету, как надо будет их выставлять, как и другие коллекции музея, хранящиеся в тайниках, так и те листы, которые я собираю (народные картины, сказки, фотографии и пр. по выработанной программе). Скорбно, что до сих пор не мог попасть с момента моего уполномочия в Нижний. У меня были бы совсем развязаны руки, если бы я познакомил комитет с моей программой, которая сделает музей в 2 года образцовым. Очевидно, что музейному комитету не понятны многие мои просьбы, напр. о письмах от комитета, о фотографиях с его внутренних частей и т. д.

Конечно, всего этого, а главное моей программы, в письме не напишешь, т. к. то был бы слишком большой для моего сплошь занятого времени труд. К этому придется приступить мне же лишь после устного доклада музею, чтобы напечатать эту программу, которая привлечет десятки сотрудников музея.

Я лишь завтра урвусь получить присланную Вами последнюю медаль (т. к. не знаю, для кого она: для Тюменева или Перминова). Вы не ответили мне о Тюменеве. Получил он медаль? Мне необходимо это знать и вот почему. И.Ф. Тюменев до сих пор крайне недоволен тем, что вы ему задерживали высылку рисунков. Кроме того у меня нет прямого повода просить его, не получив известия от Вас. А списаться с ним сейчас мне необходимо. Ибо я организую с В.В. Беляевым посмертную выставку всего, что создал А.П. Рябушкин. У Тюменева огромный запас его произведений. Выудив их на выставку, легко будет выпросить и для музея некоторые из них.

Написали ли бумагу по моему тексту для Перминова. Ее необходимо послать мне, я же сам с комментарием передам ему. Дело в том, что Перминов может расписать нам своды на хорах музея.

Сообщите мне, пожалуйста, точную меру стекла в вершках, восьмушках и шестнадцатых тех рам, в которые я вставлял материи*. Сообщите мне, сколько их занято материями и сколько имеется свободных.

Сообщите мне, пожалуйста, меру высоты галереи, где стоит скульптура: от карниза до верха подмраморных пьедесталов, и от этого места до пола.

Мне надо знать также длину стены за статуями и бюстами от входа до двери в башню и от двери до конца галереи.

В ожидании ответов
Ваш А.А. Карелин

P.S. Фролов будет у меня в начале октября, тогда же вышлю расписку, вручив ему медаль. А. К.

Так как я вас закидываю вопросами, на которые вы не успеваете отвечать, то я буду прикладывать к каждому письму реестрик (краткий, ибо в письмах будут подробности), снабженный NN по порядку и N письма для справки. Такой же реестрик заведу у себя и буду Вам напоминать по NN о неполученных ответах.

-----

* Т. е. меру внутри рамы (схема рамы) [24].

Письмо А.А. Карелина П.И. Крылову
(дата неизвестна. - Ред.) Глубокоуважаемый Петр Иванович.

Медаль В.Т. Перминову вручил, расписку возьму по вручении бумаги Комитета. Перминова зовут Василий Тимофеевич. В письме к нему надо пометить: "Художнику, профессору Варшавского политехникума". Письмо пришлите ко мне. На днях пришлю для каталога его биографию.

15) Усердно прошу медали завертывать в вату, а коробочку упаковывать не так, чтобы ее раздавливало. Русты полученной мною медали несколько потерты, осыпаны мелом и истершейся в дороге оклейки внутренности коробки, а сами коробки вдребезги разломаны.

(Мне кажется, что обращение в письмах Комитета необходимо писать не "милостивый государь" как совершенно чужому, а "уважаемый", как, т. ск., сотруднику музея.) Я сообщаю, что получил медаль для Фроловых.

16) Необходимы для них обычные благодарственные препроводительные бумаги с приписками следующего характера:

Художнику Владимиру Александровичу Фролову.

:::::::::.. Памятуя Ваше, Вашего покойного брата, а также Вашего маститого батюшки живейшее сочувствие и содействие целям музея, Комитет надеется, что вы и впредь не откажете украсить это художественно-просветительное учреждение Вашими общепризнанными художественными произведениями. Уполномоченный Почетный член музея А.А. Карелин сообщил Комитету о просвещенном желании вашем принести в дар музею несколько образцов стеклянных художественных изделий (вазочек, сосудов и т. под.) вами выработанного типа и стиля. Комитет заранее приносит Вам свою живейшую благодарность за этот новый ваш дар, ожидаемый музеем. Нахождение в музее как этих образцов вашего искусства, так и мозаических высокохудожественных работ ваших, несомненно, послужит для ознакомления с вашими работами многих тысяч ежегодних посетителей музея. Нижний Новгород стоит на рубеже двух больших рек, железнодорожных путей и близ наибольшей ярмарки, почему для целей художественно-промышленного образования является крайне желательным ознакомление посетителей музея с художественным типом вашей мозаики, несокрушимых временем. Обилие икон и иконописных заказов, проходя через Нижегородскую ярмарку, как нельзя больше говорит о желательности постоянно иметь в музее образец Вашей мозаики, исполненной на религиозную тему (какой-либо образец). Новый каталог, в котором будут помещены сведения о Вашей (первой частной) мозаической, мастерской даст совершенно ясные и достаточные указания о практической художественности мозаических икон, как для внутренних, так и внешних размещений их в зданиях и на внешних их стенах.

Позволю себе сообщить Вам вышеизложенные соображения, Комитет считает необходимым довести до Вашего сведения, что при случае пересылки Вами как обещанных, так и иных возможных пожертвований музею - укупорка и пересылка принимается за счет последнего.

Подпись

17) Академику Имп. Акад. Худ. Александру Николаевичу Фролову :::.. "Епископ с клиром":::.

Комитет особенно ценит этот Ваш дар, как дополняющий музейную коллекцию работ учеников А.В. Ступина, в числе которых имеются уже работы Перова, Маркова, ожидается картина Алексеева и украшает музей Ваш дар - работа Баженова. Комитет крайне озабочен поисками произведений кисти самого А.В. Ступина, без чего в основе не полна коллекция Ступина. Зная, что вы являетесь знатоком по данному вопросу, комитет покорнейше просит Вас не отказать сообщить ему, чтобы возможно было найти произведения этого автора, имеющие особое историческое значение лишь для Нижегородского музея.

Подпись :::::

Чем ч: не шутит: вдруг А.Н. Фролов пожертвует имеющийся у него холст работы А.В. Ступина.

С В.А. Фролова несомненно получите обещанное и просимое.

Письма сии, начинающиеся как благодарственные и препровождающие медаль, желательно получить мне до 10 октября.

Ваш А.А. Карелин [25]

Примечания

1 Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). Ф. 569. Оп. 1779. Д. 4. Л. 105.
2 Александр Васильевич Баулин - председатель Комитета по управлению Нижегородским городским художественным и историческим музеем, избранный городской думой.
3 ЦАНО. Ф. 569. Оп. 1779. Д. 4. Л. 5-6 об.
4 Там же. Л. 7-8.
5 Там же. Л. 11-12об.
6 Там же. Л. 28-29.
7 Там же. Л. 30, 30 об.
8 Там же. Л. 31-32, 33-35.
9 Там же. Л. 35 об.
10 Там же. Л. 36.
11 Там же. Л. 33.
12 Там же. Л. 34 об.
13 Там же. Л. 41-41 об.
14 Там же. Л. 37.
15 Там же. Л. 39.
16 Там же. Л. 48-49 об.
17 Петр Иванович Крылов - смотритель (так называли заведующего) музея.
18 ЦАНО. Ф. 569. Оп. 1779. Д. 4. Л. 58, 58 об.
19 Там же. Л. 61-62 об.
20 Там же. Л. 63.
21 Там же. Л. 65-66 об.
22 Там же. Л. 67-68.
23 Там же. Л. 70-73.
24 Там же. Л. 74-77а об.
25 Там же. Л. 78-80 об.

[Журнал N13-14]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8