Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N13":
Главной темой нашего журнала стала тема русской усадьбы, ее хозяйственная и культурная жизнь, судьбы ее владельцев, которые создавали этот особый феномен русской культуры.

К сведению!
Представленные в очередном номере журнала материалы позволят читателю получить некоторое представление о нижегородских усадьбах, как сельских, так и городских. В начале XX столетия в нашем крае только помещичьих усадеб было более 400, из них 142 представляли, по мнению местных властей, "интерес в художественном и историческом отношении". В настоящее время создан Реестр нижегородских усадеб, которым присвоен статус памятника. Каково их прошлое? Как сегодня живут эти усадьбы? Кто ими владеет? Как используется их историко-культурный потенциал? Об этом можно прочитать в материалах исследований, проектов и программ, публикуемых в этом номере журнала.

Редакция посчитала необходимым познакомить читателей с некоторыми материалами сборника статей "Русская усадьба", который издается с 1994 года членами восстановленного Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ). Мы надеемся, что начавшееся сотрудничество с этой авторитетной общественной организацией даст новый импульс в развитии процессов изучения и использования того культурного наследия, которое создавалось в сотнях нижегородских городских и сельских усадеб.

Нам бы хотелось, чтобы проблемы вырождения нижегородских усадеб больше привлекали внимание широкой культурной общественности, чем до нынешнего дня. Процесс должен быть ускорен хотя бы потому, что усадебные сооружения катастрофически быстро разрушаются, особенно те из них, которые совсем недавно были освобождены от арендаторов.

Ричард Картрайт Остин
Строя Утопию (продолжение)

Журнал "Нижегородский музей" продолжает публиковать главы из книги Р.К. Остина "Строя Утопию". Начало в N 7-12. Текст в переводе Г. Молевой предоставлен музеем истории ОАО "ГАЗ".

Глава 7. Продвигаясь вслепую (наощупь). Летом 1930 года проект строительства оказался под угрозой.

К середине лета 1930 года стало очевидным, что работы на строительстве гиганта продвигаются не лучшим образом. Проблемы, с которыми Аллан столкнулся на строительстве Соцгорода, имелись и на заводской строительной площадке, но в еще более сложном виде. Вот что писал об этом периоде строительства российский журналист Борис Агапов, приехавший в Нижний Новгород в июле. Статья была опубликована в советском журнале "За индустриализацию" под заголовком "Продвигаясь вслепую безо всяких методов".

"Автомобиль ведет начальник строительства (от Металлостроя), он сотрясается и скрипит весь, до последнего болта. Он все время попадает в неожиданные ямы, маневрирует, замедляет ход, потом прибавляет скорость. Каждый неверный поворот колеса, каждая незамеченная кочка могут дорого стоить. Неожиданно мы останавливаемся. В чем дело? Катастрофа? Да нет, просто мы уже подъехали к конторе. Мы покидаем наш "Форд", а в офисе я сажусь в уголок, чтобы никого не раздражать. Зато отсюда я увижу, как функционирует самое сердце строительства, сердце, от которого тянутся бесчисленные "ниточки" ко всем будущим постройкам, цехам, школам, дорогам, гаражам, фабрикам-кухням, заводам, домам общего пользования. На деревянных стенах конторы играют пыльные солнечные зайчики. Повсюду на столе разложены чертежи и графики, один их графиков отражает состояние работ на 20 июля. Кузница - выполнено всего 7% от запланированных 14%; рессорный цех - вместо 11% всего 5% выполнения, по оборудованию и техническому обслуживанию - 45% вместо 90%, а контора по найму рабочих - вместо 50% только 25%.

Управляющий по телефону решает вопрос обеспечения рабочих продовольствием. Он работает в этой должности всего три недели, и пока что ему приходится расхлебывать то, что было сделано до него. Кто же виноват, что осуществлена только половина всех намеченных работ?

(Спустя неделю после посещения Борисом Агаповым конторы управляющего Металлостроем русскими было начато сооружение первой в СССР бетонной дороги.)

Все стены конторы увешаны планами, один из них представлен на двух языках, русском и английском, он называется "Генеральный план Автозавода в Монастырке". Я смотрю на него, и в белых линиях синек вижу будущий завод. Я вижу бетонную дорогу, первую в СССР. Она гладкая, как эмаль, покрывающая автомобиль, и прямая, как луч сторожевого прожектора. По ней движутся 14 тысяч автомобилей, по четыре в ряд. Вот они выходят из сборочного цеха, самого крупного в Европе цеха подобного рода, длиной в целых 1,5 километра. Прессовое производство, цех рессор, кузница, водонасосные станции, склады, гаражи, деревообрабатывающий цех, электростанция, цех литья инструментальной оснастки, все они спланированы рядами, а их стеклянные стены собирают и отражают солнечный свет. За ними, среди лесов и парков раскинулся Новый Город, но не Новгород, а Социалистический Город. Улицы делят его под прямыми углами, где среди деревьев, как цветы на клумбе, стоят жилые дома. Каждый такой блок жилых домов включает клуб, ясли и детсад, столовые, библиотеки, помещения для ванн и душа, которые работают днем и ночью. На окраине этого города - поля для игр и зеленые парки. Небо над этим городом не отравлено дымом и копотью, ведь в нем нет печей и дымоходов, он освещен электричеством и согрет паром.

Я не знаю, как будут выглядеть 50 тысяч его жителей, какая музыка будет звучать в этих садах и что будет обсуждаться на заседаниях их исполнительных комитетов. Я знаю только одно, что это будет прорыв в будущее, что Город и Завод изменят жизнь людей, и что эти белые линии на синьках обозначают не только стены новых зданий, но совершенно новые пути, доселе неведомые человечеству.

Того, что я вижу, достаточно, чтобы назвать этот город Городом Мечты, Утопией, "Большевистским Нонсенсом". Однако вот на столе Главного Управляющего Строительством конкретный чертеж этого "бреда" (этой галлюцинации). Уже готовы и сверкают белой кирпичной кладкой первые этажи Утопии, уже выделены миллионы рублей. Этому городу быть, как быть и заводу, одному из крупнейших в Европе. Тысячи людей будут жить и работать здесь, вопреки нынешнему дорожному знаку "Проезда нет", вопреки тому, что машины на этой дороге сегодня трясутся и ломаются.

И вот однажды, через годы, мы взглянем на этот завод и этот город и вспомним их прошлое со всем его безрассудством, вспомним ссоры между инженерами и деревянные бараки, и уставших рабочих, и нехватку материалов, провалы, задержки, минуты отчаяния. Мы будем вспоминать об этих днях, как обычно люди вспоминают тяжелое детство или нелегкие годы учений и жестокой войны, из которых они вышли победителями. А сейчас... А сейчас открывается дверь и входят операторы оборудования, они направлены сюда Московским отделением Металлостроя. Все они винтики одного огромного механизма, управляемого директором. Они всемогущи, таких, как они, в Нижнем больше нет, за один час они могут вырыть яму, какую вручную не выроют и 50 человек, а за 24 часа простым нажатием кнопки подъемника они выгрузят столько песка, сколько могут 600 человек, работая в три смены. Они могут намыть гравия для бетона столько, как вручную 1000 человек. И от того, насколько умело они будут управлять железной мощью своих подъемников, кранов и бетономешалок, будут зависеть сроки, качество и стоимость строительства. С такими атлетами я и заговорить не осмелюсь.

Пожалуй, я лучше напишу им письмо.

Глубоко почитаемые руководители и технические операторы Металлостроя, уважаемые московские директора: Знаете ли вы, что завод должен быть построен за 15 месяцев? Знаете ли вы, что для этого труд рабочих должен быть максимально усилен техникой? Знаете ли вы, что на строительстве не хватает 3000 рабочих рук? Решить проблему с нехваткой рабочей силы непросто, поскольку руководителям, ответственным за найм рабочей силы, настрого запрещено делать это за пределами Нижегородской области. Кроме этого, некоторым рабочим приходится на время уборки урожая оставлять свои рабочие места. Вы организовали поставки гравия, этой основы основ всего строительства. Вы прислали промывную машину для гравия и землечерпалки. Машина для промывки гравия оказалась старой и плохо отремонтированной. Вы подвесили ее на кронштейн, а когда "старушку" завели, она вся затряслась, закашлялась, задохнулась и умерла. Тогда вы сели рядом, сначала посмотрели на сломанную машину, а потом на местных рабочих, выгружавших гравий лопатами. И так вы сидели с 8 по 16 июля, пока не приехал новый управляющий производством господин Царевский. Он послал к черту вашу "механизацию" и поместил под землечерпалкой простое сито, потому что больше ему ничего не оставалось делать.

Сейчас мы находимся в доке. Здесь 15 тысяч тонн гравия, здесь пирамиды песка. Сюда свозят булыжник, цемент, станки и пиломатериалы. Строящиеся дома умоляют вас обо всем этом. А есть ли у вас план работ по их доставке? Каждый день рабочие дока получают от вас все новые инструкции, каждый день вы отдаете людям приказания разрушить и переделать то, что было сделано накануне. Летние дни уходят, а вы тихо вздыхаете, в то время, как транспортеры ржавеют на складах, а молодые коммунисты (комсомольцы) со всех уголков области таскают на себе гравий. Бедный насос таскают с места на место по той простой причине, что вы просто не можете решить, где ему место. Дорогостоящий импортный кран, способный заменить 200 рабочих, стоит в доке несобранным, не хватает украденного двигателя, ведь оборудование никто не охранял.

Ваше хранилище выглядит как груда металлолома, хотя там и складированы части дорогого импортного оборудования.

Не бойтесь испортить ваши ботинки, хоть раз в жизни сходите посмотреть на настоящую строительную площадку. Вот то самое место, из-за которого у вас был конфликт с американцами, требовавшими разобрать секцию крыши, поскольку бетон, приготовленный для нее вручную, был отвратительного качества. А ведь всего в 250 метрах от этого места уже три месяца простаивала в ожидании готовая бетономешалка. В ожидании чего? Вашего честного признания!

Что сделал рабочий комитет для мобилизации групп рабочих? Предыдущий директор строительства не собрал ни одного рабочего собрания на местах, чтобы обсудить проблемы задержек и решить, как их избегать в дальнейшем. Он ничего не организовал. Культурная работа? Да ее и в помине не было там, где трудились 8 тысяч человек. Прекрасный клуб пустует.

Рабочий комитет не имеет понятия, сколько на строительстве рабочих ударных бригад и как они работают. Достаточно сказать, что вначале их было 75, но комитет не оказал им поддержки, и к июлю их количество уменьшилось до 27. Вот так работает рабочий комитет. Когда вы едете на автомобиле с разболтанными креплениями, вы, несомненно, думаете о том, как его отремонтировать. Для начала необходимо наладить мотор. Затем - избавиться от ненужного балласта, и не в Нижнем, а в Москве, где и находится основная часть хлама. Новый директор строительства не может двигаться вперед, если повреждено колесо. И вот только когда мы освободимся от основного балласта, мы сможем увидеть реальную картину работ, где люди сражаются за свое будущее.

Были и другие дезорганизующие проблемы. Компания "Остин" была твердо уверена, что с ней неправильно рассчитываются. Контракт с Автостроем устанавливал, что за осуществление руководства строительством компания "Остин" ежемесячно будет получать "оплату в размере 4% от настоящей стоимости выполненных работ", включая "стоимость строительных материалов" и "зарплату рабочим". По мнению "Остин", под стоимостью строительных материалов подразумевались стройматериалы, поставленные на строительную площадку. Автострой же хотел свести оплату к материалам, действительно освоенным на строительстве в течение прошедшего месяца. Неспособность Металлостроя эффективно организовать работу персонала и использование оборудования приводила к тому, что материалы накапливались, поскольку, несмотря на все усилия руководителей компании "Остин", удавалось осуществить не более половины запланированных работ.

При работе над проектами в США у компании "Остин" никогда не возникало подобных проблем, ведь там было очень просто увязать оплату руководства работами и оплату труда рабочих, компания "Остин" и американские рабочие профсоюзы одинаково понимали правила организации работ, тем более что сама компания "Остин" производила оплату труда рабочих в конце каждой недели. Здесь же не было никаких договоренностей в отношении правил организации работ, рабочим платил Металлострой, а "Остин" оставался в полном неведении на этот счет. 8 июня 1930 года Гарри Майтер обратился в Автострой с жалобой по поводу расчетов оплаты услуг компании "Остин":

"Предварительная смета, представленная нам сегодня, называет сумму 123 332 рубля. Эта цифра должна отразить приблизительное соотношение выполненных работ (от которых и должны рассчитываться 4%, причитающихся компании "Остин"), но мы не согласны с вашим принципом расчета, когда принимаются во внимание только объемы работ, выполненных на строительных площадках завода и жилого комплекса для рабочих. Из неофициальных источников нам стало известно, что к 31 мая 1930 года было израсходовано более 5 000 000 рублей. Мы уверены, что вы согласитесь - сумма, представленная в предварительной смете, составляет лишь малую часть действительно освоенных средств...

Мы не просим ничего сверх того, что оговорено в нашем контракте... Бессмысленно говорить о том, что если бы были созданы более благоприятные условия, к этому времени был бы завершен гораздо больший объем работ".

Другими словами, за первый месяц работы Автострой намеревался заплатить компании "Остин" всего 4931 рубль, или 2542$ по тогдашнему обменному курсу. "Остин" же считала, что ей причиталось по меньшей мере 200 000 рублей или 103 000$, то есть в 25 раз больше.

По условиям контракта оплата услуг компании "Остин" должна была производиться в долларах США, и, возможно, в условиях углублявшегося в России обменно-валютного кризиса, Автострой оказался в весьма стесненном положении. Осенью того же года, уже после сбора урожая, в газете "Cleveland Press" появилась статья, в которой описывался глубокий кризис в России, опровержения этих фактов советской стороны, а также сомнения американской.

НЕХВАТКА НАЛИЧНЫХ ЗАСТАВЛЯЕТ РУССКИХ ДЕМПИНГОВАТЬ.

Зарубежные официальные каналы сегодня сообщили о еще одной крупной отправке пшеницы по маршруту Россия-Великобритания, предназначена она для "выброса" на мировой рынок.

В то же время по каналам United Press было распространено заявление Иосифа В. Сталина, вождя коммунистов, что сообщения о советском демпинге ложны. Зарубежные торговцы пшеницей, конечно же, понимают, что Советы отдают ее за бесценок. Официальные каналы, опровергаемые советскими официальными лицами, сообщают, что Советское правительство экспортирует огромные количества пшеницы по ценам ниже себестоимости, в то время как население России получает хлеб по карточкам. Кроме этого уже сообщалось об отгрузках дешевого сахара, масла, древесной массы и других видов товаров... Чтобы иметь достаточно средств для оплаты огромных количеств импортных станков и оборудования, необходимых для осуществления программы индустриализации, Советам пришлось жертвовать продуктами, так необходимыми их собственной стране.

На самом деле, США подобный демпинг не внушал особых опасений, ведь доля Советской России в общемировой торговле едва достигала 1% (до Первой мировой войны - 4%). Половина всего экспорта приходилась на нефть и пиломатериалы.

Из-за трудностей коллективизации объемы экспорта при Советской власти упали, и, несмотря на опровержения Сталина, было очевидно, что платой за индустриализацию стала введенная правительством "диета". В той ситуации было совершенно несправедливо привлекать столько внимания к Советам по поводу демпинга товаров на мировом рынке, ведь цены на нем и без того очень часто падали ниже себестоимости, а во времена Великой депрессии подобной практикой занимались практически все страны, и вклад Советов в дело снижения цен на мировом рынке был просто мизерным. Все эти события происходили за несколько лет до начала правления Франклина Рузвельта, внедрившего противоречивый, но впечатляющий метод сжигания излишков посевов прямо в поле для стабилизации цен на товары".

В той же статье сообщалось, что торговая компания Амторг объявила о заказе 2200 разобранных комплектов грузовых и легковых автомобилей марки "Форд". Эти комплекты должны были поступать в Нижний Новгород, где на временном конвейере и осуществлялась сборка в течение 1931 года.

Разногласия с компанией "Остин" по поводу оплаты в июне 1930 года заставили Автострой начать в Москве новые переговоры по контракту. В результате проведенной внутренней проверки состояния работ в Нижнем Новгороде Автострой уже совсем был готов расторгнуть свой контракт с компанией "Остин", к которой он относился очень критично, притом, что Форд как партнер по бизнесу его полностью устраивал. Тем представителям от Автостроя, кто проводил эту проверку, компания "Остин" казалась некомпетентной в ведении строительных работ такого масштаба: ее специалисты задавали слишком много вопросов по поводу того, что и как делать, они проявляли безынициативность и нуждались в постоянном руководстве. Инженеры компании отвергали "ловкие расчеты, имевшие своей целью экономию материалов", предпочитая им принятые стандарты. "Остин" специализировалась на контрактах, где она несла полную ответственность за строительство, а здесь она оказалась между двумя соперниками, Автостроем и Металлостроем. Автострой признавал, что неопытность советской стороны также усугубляла очевидную беспомощность компании "Остин".

Господин П.Я. Зиев, тогдашний менеджер Амторга и будущий директор ВАТО по внешнеэкономическим связям, сообщил Гарольду Майтеру о намерении Автостроя расторгнуть контракт. В ответ на это неожиданное сообщение Майтер направил г-ну Зиеву тщательно продуманное письмо "в дружелюбной манере", которой, подписывая контракт, обе стороны обещали придерживаться.

28 июня 1930 года

Мы стараемся подойти к рассмотрению этой непростой ситуации в открытой, дружелюбной манере, в настоящий момент не рассматривая толкование технической стороны соглашения, подписанного десять месяцев назад, 23 августа 1929 года. Сравнение тогдашних и нынешних условий показывает, что за это время произошло много серьезных и важных изменений. Крах Американской фондовой биржи прошлой осенью потряс экономику всего мира и даже сейчас еще трудно оценить причиненный ущерб.

Множество проблем за это время возникло и у советского правительства, и мы хотим, чтобы Вы знали, что мы с пониманием оцениваем его позицию в сложившейся ситуации.

Далее Майтер подчеркнул, что выполнение компанией "Остин" обязательств по контракту напрямую зависело от эффективности участия советской стороны.

Еще в процессе переговоров по условиям Соглашения компания "Остин" заявляла, что она сможет закончить строительство к 1 августа 1931 года только при условии, что советское правительство обеспечит наличие всего необходимого строительного оборудования, стали и стальных оконных переплетов американского производства, а также рабочей силы и материалов. Только при таких условиях компания могла бы выполнить условия Соглашения в соответствии с лучшими американскими требованиями, и эти условия были оговорены в Соглашении.

Далее следовало длинное перечисление инжениринговых разногласий и задержек по вине Автостроя, в результате перебоев в поставке строительных материалов и недостаточной квалификации рабочей силы.

"Если бы каждый из чертежей, предусмотренных Соглашением, был пущен в дело начиная с 1 мая 1930 года, мы не отстали бы ни на один день. Не было ни одной задержки хода строительства из-за неготовности чертежей, и этим никак нельзя объяснить продление сроков завершения строительства".

Вероятно, Зиев выступал в роли посредника между компанией "Остин" и Автостроем, возможно, он и еще имел официальные беседы с Майтером. 1 июля Майтер предложил Зиеву компромиссный вариант: "Принимая во внимание нестандартные условия для ведения бизнеса в СССР в настоящий момент, стоимость строительства этого завода может возрасти во множество раз по сравнению с оговоренной... Мы готовы согласиться на уменьшение размера оплаты наших услуг".

"Узкое место" было преодолено. 14 июля Джордж Брайант вернулся в Москву для обсуждения так называемого "Второго дополнительного соглашения", подписанного 18 июля 1930 года Автостроем и компанией "Остин". Была предложена совершенно новая схема платежей, согласно которой компания "Остин" получала за разработку проекта и инжениринг всего 250 тыс. долларов, из которых 200 тыс. долларов к тому моменту уже были выплачены. Оставшуюся часть предполагалось выплатить по окончании разработки литейного цеха, того самого строения, по поводу которого всю весну горячо спорили инженеры "Остин" и их советские коллеги.

Срок завершения строительства был продлен на три месяца, до 1 декабря 1931 года. Реальная стоимость работы руководства строительством в Нижнем Новгороде представителями компании "Остин" составляла более 40 000 000 долларов, теперь эти услуги были оценены в 900 тысяч долларов - или более 2% от строительных затрат, и эта сумма была фиксированной. Эта сумма закрывала все разногласия по спорным расчетам, увязанным с рабочей силой и материалами. Из них 150 тысяч долларов подлежали оплате на счет компании "Остин" в Кливленде через 4 дня после подписания Соглашения, а именно - 22 июля 1930. Эти поправки полностью удовлетворяли всем ранее предъявленным компанией "Остин" претензиям. Начиная с 1 августа, компания "Остин" ежемесячно стала получать платежи, первоначально по 40 тысяч долларов, затем эта цифра должна была вырасти до 50 тысяч долларов и так до окончания выплат 1 декабря 1931 года.

Общая сумма вознаграждений, которые компания "Остин" получила за разработку проекта завода и Социалистического города, а также за руководство их строительством, составила 1 550 000 долларов США. В более стабильное время и по контракту в Америке за разработку проекта и руководство строительством компания могла бы получить свыше 4 млн долларов. Но времена были неспокойные. С одной стороны, условия руководства строительством в России были намного сложнее, чем в Америке. С другой же стороны, по мере углубления Великой депрессии, у компании "Остин" были не очень радужные перспективы получить подобный контракт в Америке, и в тех условиях было выгоднее продолжать исполнение контракта, который помог компании если и не обогатиться, то хотя бы выжить. К тому же кроме денежного аспекта в данном случае присутствовали и другие: компания "Остин" не привыкла отступать и не собиралась этого делать и в этот раз.

В нынешних ценах сумма вознаграждения по советскому контракту составила бы более 17 миллионов долларов. Выручка от этого контракта фактически удержала компанию "Остин" на плаву, и не только на период строительства, но и в течение нескольких последующих лет.

Другим важным изменением, закрепленным "Вторым дополнительным соглашением", было освобождение компании "Остин" от ответственности за разработку проекта и руководство строительством. Очевидно, Автострой нашел партнера в Европе и тот смог поставить электрооборудование по более низким ценам или на более выгодных условиях кредита.

Кроме этого, Автострой взял на себя ответственность за разработку вспомогательных средств обслуживания для Соцгорода: бани, прачечной, хлебозавода, фабрики-кухни, школы, поликлиники, универмага и наружного освещения. В данном случае Автострой, несомненно, рассчитывал также использовать более дешевое европейское или советское оборудование. Однако компания "Остин" настояла на пересмотре решения по поводу вспомогательных мощностей и сохранила за собой ответственность за их сооружение.

Итак, вопрос ответственности был выяснен - Автострой становился гарантом правильного исполнения инструкций компании "Остин". "Инженерный и технический состав Концерна (компания "Остин") осуществляет руководство строительными работами, отдает указания на строительной площадке и, помере продвижения работ, передает всю информацию непосредственно управляющим Автостроя на местах и другим организациям, занятым в выполнении работ. Все указания Концерна, относящиеся к руководству строительством и установке оборудования, должны быть в полной мере выполнены Автостроем или его подрядными организациями".

Несмотря на эти твердые договоренности, Дж. Брайант, который вел переговоры от имени компании "Остин", был настроен весьма скептически по поводу фактического исполнения предписаний и непрерывной организации работ Автостроем и Металлостроем. Наиболее шокирующим в новом варианте контракта был пункт о возможности его расторжения.

"Статья 17. По истечении 90 дней от 1 августа 1930 года обе стороны имеют право расторгнуть настоящее Соглашение в части осуществления руководства строительством. Уведомление о расторжении должно быть представлено в письменной форме в первых числах месяца, Концерн же обязан продолжать работы в течение двух месяцев с этой даты".

В случае, если инициатором расторжения контракта становилась компания "Остин", она лишается оплаты за последний месяц работ по руководству строительством в размере 40 000 долларов. Если же инициатором становился Автострой, он должен был оплатить услуги руководства строительством на дату прекращения действия контракта + 100 000 долларов США.

Другими словами, 3,5 месяца, с 18 июля по 31 октября, становились испытательным сроком. Ниодна из сторон не была уверена, что возникающие во множестве проблемы не помешают нормальным темпам строительства, как и в том, что советская сторона будет в состоянии продолжать финансирование проекта. Срок был назван, и уже нельзя было отступать до полного завершения работ.

Следуя предписаниям данного Дополнительного соглашения, Автострой платил компании "Остин" сполна и вовремя. Металлострой назначил нового начальника строительства, господина Царевского. Пытливый репортер Борис Агапов был прислан на строительство, и его крайне критическая статья, процитированная выше, была опубликована в московской прессе. Советы вынуждены были исправлять ошибки и наводить порядок.

В августе для ознакомления с ходом строительных работ в Нижний Новгород приехал Вилберт Остин, президент компании. Когда он вернулся в Кливленд, по словам одной местной газеты, он выглядел воодушевленным.

"РУССКИЕ ПОБЕДЯТ, ПРЕДСКАЗЫВАЕТ ОСТИН

В своем выступлении в городском клубе он выразил уверенность, что пятилетний план будет успешно выполнен, и не без помощи Соединенных Штатов.

Предсказания, что пятилетний план индустриализации Советской России будет успешно выполнен и что нынешнее коммунистическое правительство сохранит свои позиции в управлении страной, были сделаны вчера за ужином в городском клубе Вилбертом Остином, президентом компании "Остин". На эту встречу пришло огромное количество людей, и все они разразились неожиданными аплодисментами, когда на один из вопросов он ответил: "Я не верю, что, помогая России улучшить условия и продвинуться вперед, мы поступаем нелояльно по отношению к Соединенным Штатам". Он также добавил, что официальные лица в Советской России делами доказали свою честность и что за все уже выполненные компанией "Остин" работы заплатили сполна. Он также выразил уверенность, что и все остальные платежи будут осуществлены в соответствии с условиями контракта".

Вилберт Остин был благочестивым членом методистской церкви, которой принадлежала ведущая роль в запрещении спиртных напитков в США, и неудивительно, что его восхищали меры, которые принимали Советы в борьбе с алкоголизмом.

Вилберт считал, что антиалкогольная кампания была составной частью пропаганды, проводимой правительством. Некоторые из постеров, показанных на той встрече, изображали рабочих, еле стоящих на ногах от выпитой водки, и призывали: "Враг - вот куда нужно бить", "Когда ты напиваешься, твоя семья голодает".

"Советское правительство вовсе не считает водку другом рабочих", - говорил Остин.

Для повышения производительности труда рабочих на производстве внедрялись новые методы, так Остин продемонстрировал собравшимся огромную таблицу, отражавшую ежедневный труд разных категорий работников. В верхней части эти категории были представлены в виде рабочих, оседлавших : рака, змею, лошадь, автомобиль, поезд и самолет. Если производительность труда рабочего за день была ниже нуля, его имя помещалось в колонку с изображением рака, пятящегося назад. Но уж если он выполнял норму более чем на 100%, его имя, несомненно появлялось в колонке с самолетом. Вот обычное приветствие рабочих, готовившихся приступить к работе: "Ну, и на чем же ты едешь сегодня?"

Энтузиазм Остина, президента ведущей в то время американской строительной компании, по поводу стремительного индустриального развития совпадал с настроением его советских заказчиков.

Остин назвал пятилетний план величайшим в своем роде предприятием в истории. "Даже если этот план осуществится только частично, он все равно будет одним из замечательнейших достижений человечества.

По моему мнению, этот план будет выполнен, в эти пять лет, возможно, и не в той мере, как рассчитывают русские, но это не остановит их в достижении своей цели. Сами русские прекрасно понимают, что на этом пути их ждут трудности, но они преодолеют эти трудности".

Глава 8. Рабочие требуют оплаты своего труда. Советы ускоряют темпы строительства за счет рабочих

К тому времени как Аллан Остин был назначен помощником начальника строительства Соцгорода, его стаж работы в компании "Остин" насчитывал всего четыре года. Оба сына Вилберта Остина, подчинившись требованию отца, начали работать в компании с самых нижних ее уровней, и неудивительно, что место Аллану было уготовано не в офисе, а на строительной площадке. Шестнадцать месяцев, проведенные в Нижнем Новгороде, дали ему ни с чем не сравнимый опыт непосредственного руководства рабочими.

Снимки и письма Аллана свидетельствуют о его неподдельном интересе к людям, с которыми ему довелось работать; его герои люди, а не просто рабочие разных специальностей. Они строили завод и город, каких никто до них не строил, и не скрывали гордость за свою работу. В те годы в США женский труд на строительстве не использовался, поэтому можно представить себе изумление Аллана и Маргаретты при виде женщин и мужчин, работавших наравне. Сами они расценивали привлечение женщин как положительный фактор и в своих кино и фотосъемках старались отразить их высокое мастерство в работе. Однако некоторые представители компании "Остин" более преклонного возраста с трудом воспринимали женщин на стройке. Так, 30 июля 1930 года Гарри Майтер, начальник строительства, направил в адрес Автостроя гневное письмо - жалобу на недостаток переводчиков-мужчин.

"Вот уже три месяца мы страдаем от недостатка переводчиков-мужчин для работы в полевых условиях и просто вынуждены довести до вашего сведения истинное положение вещей.

На сегодняшний день на 15 американских специалистов приходится всего 6 переводчиков-мужчин. Для работы в полевых условиях приписаны также и несколько женщин-переводчиц, однако они не в состоянии выносить тяжелые рабочие условия, непогоду, к тому же нас не устраивает качество их работы".

Неясно, что имелось в виду под утверждением, что женщины-переводчики не справлялись с работой. Вероятнее всего, американские специалисты более старшего возраста чувствовали себя обязанными оказывать повышенное внимание своим коллегам-женщинам, и в тех нелегких условиях это их раздражало. Судя по письмам Аллана Остина, все переводчики, с кем ему довелось работать в течение 15 месяцев, были женщинами. Он не имел ничего против, однако его не устраивала их частая смена и необходимость обучать их техническому английскому.

К сентябрю эти усилия по улучшению организации труда дали первые плоды. Однако усиливавшиеся финансовые трудности заставляли усомниться в безоблачном будущем строительства. После посещения Вилбертом строительной площадки Аллан пишет ему письмо, в котором завуалированно обсуждает эту проблему.

26 сентября 1930 года

Положение дел в целом на сегодня выглядит хуже, чем две недели назад. Вы, конечно же, знаете об этой проблеме гораздо больше, чем я могу здесь написать, и это лишнее доказательство той всеобщей неопределенности, которая присуща всем делам в этой стране.

Шесть зданий в городке подведены под крышу, одиннадцать полностью закончены, к счастью, мы преодолели кризис с нехваткой рабочей силы. На сегодня в нашем распоряжении имеется более 1700 рабочих. Но у нас практически отсутствуют строительные балки, и это полностью парализует работы на строительстве новых зданий. Работы по настилке полов, возведению перегородок, штукатурные и водопроводные работы и т.д. на первых пяти домах идут в хорошем темпе, на двух домах они почти завершены, за исключением оконных переплетов. Мы уже вставили рамы и начали крыть крыши. Дорогие мама и отец!

Мы не устаем поражаться. Вчера, согласно официальному объявлению, кончилось летнее время, и мы перевели часы вперед, то есть вернулись к весеннему времени. Но уже сегодня из Москвы пришло сообщение, что прежнее указание было ошибочным и что необходимо все оставить, как было. Мы немного растерялись и на следующее утро пришли в офис частями. Кто-то, забыв о первоначальном изменении, пришел на час раньше, в общем, все пребывали в сомнениях. Вероятно, официальным властям потребуется время, чтобы решить, наконец, когда правильнее всего переводить часы и в какую сторону, и т.д.

Сегодня уже по-настоящему зимняя погода, с порывами снежного ветра, хотя снег еще не лег. В некоторые дома уже подали тепло, в нашу квартиру и в клуб - пока еще нет. Зато прошлой ночью нам дали горячую воду, и это обнадеживает. Окна законопачены, печь прочищена, кажется, мы готовы к встрече зимы.

Из месячного отчета о проделанной работе видно, что в этом месяце был выполнен больший объем работ, чем в предыдущем. Скорее всего, это вызвано тем, что по большей части это были внутренние отделочные работы. У нас по-прежнему практически отсутствуют перекрытия. Из-за их нехватки замедляются работы на 8 или 9 зданиях. Все уже готово для начала экскаваторных работ под здание клуба.

13 октября 1930 года

Мои дорогие мама и отец!

Теперь уже можно отбросить все страхи по поводу отопительной системы, поскольку в основном она работает нормально и приспособлена к любым изменениям погоды, правда, насколько я понимаю, настоящих холодов еще и не было. На нашей половине несколько дней по какой-то неведомой причине совсем не было тепла, но сегодня утром оно вдруг появилось, и, надеемся, окончательно. К счастью, все это время у нас была горячая вода: Позавчера, как раз ко дню рождения Маргаретты, от ее матери из Калифорнии мы получили четыре посылки с превосходными сухофруктами. В работе все без изменений: обычный набор обещаний и заверений, перестановки кадров, но не более того. Все это грустно, поскольку подобные вещи повторяются весьма часто. Сейчас мы кроем следующие пять зданий, опять нет перекрытий, кончается гравий и цемент, тем не менее начаты экскаваторные работы под следующие 30 зданий. Только бы знать, что все это не напрасно.

Аллан

20 октября 1930 года

Дорогой отец!

Вот и прошли наши первые полгода в Нижнем. Эта дата ознаменовалась замечательным событием - мы, наконец, получили линолеум. Точнее говоря, онуже давно поступил на местный склад, и никто и не узнал бы об этом, если бы его случайно не обнаружил Билл Вулф. Его должно хватить практически на все наши дома.

Решение отправлять за границу товары в обмен на твердую валюту, необходимую для финансирования нашего и подобных ему промышленных проектов, было единоличным решением Советов - и оно создало множество проблем.

Возможно, ты помнишь небольшую лесопилку недалеко отсюда, по пути в Канавино. Сегодня там побывали Майтер и Вулф, они хотели узнать, возможно ли получать перекрытия от них. Чтобы завершить работы на двадцати зданиях, нам необходимо более 11 000 таких перекрытий. Оказалось, что они там делают как раз то, что нам надо, 5 на 25 см, и отправляют в Америку! Соответственно, мы не можем оформить у них заказ.

Мы вынуждены вносить изменения в наши планы, к примеру, решено пустить в дело 6000 дверей совсем других размеров, чем это было запланировано. Их привезли из Англии, и поначалу отказывались использовать. Вот вам международная торговля по-cоветски в действии.

На каждом шагу приходится сталкиваться с множеством досадных мелочей, и это очень утомляет.

Тепло чаще отсутствует, и все это потому, что просто не посылают за дровами. На строительстве новой дороги в нашем поселке из-за неисправностей каток никогда не работает днем, зато всегда работает ночью. Дороги, ведущие в город, просто невыносимы, грязь доходит до подножек, а мы тренируемся, толкая в этих условиях машины. Это мелочи, но они бесконечно повторяются, и это просто выводит нас из себя:

В тот же день руководитель проекта Гарри Майтер отправил работникам компании "Остин", оставшимся в Кливленде, подробное письмо, чтобы и они смогли прочувствовать, каково живется и работается их коллегам в далеком Нижнем Новгороде. Особенно подробно он расписал проблему грязи.

"Я, конечно же, слышал выражение "море грязи", но, как оказалось, плохо себе это представлял. Мы ехали по территории завода на "Бьюике", как говорится, не разбирая дороги, и все кончилось тем, что нам пришлось-таки толкать машину. Я был полон оптимизма и взялся толкать ее сзади. Первый же оборот колеса - и я в грязи с головы до ног, я сделал попытку докричаться до шофера, и тут же грязь залепила мне рот. После этого он дал задний ход, и все повторилось. Пока я выбрался из поля его досягаемости, на мне оказался не один фунт этой дряни:

Все мы пытаемся угадать, какая погода нас ждет этой зимой. Не знаем, на что и рассчитывать.

Несмотря на трудности и каждодневные проблемы, все же сохраняем чувство юмора. Наша группа обладает поистине остинским духом (настроем). Трудности могут лишь временно остановить нас, но мы не отступим". 26 октября 1930 года

Дорогие мама и отец!

Для этого времени года здесь стоит отменная погода - холодная и сухая. С каждым днем рассветает все позднее, сейчас, например, не раньше 7.45. Светать начинает, когда мы завтракаем. Занятно, но нелегко вставать по утрам в полной темноте: Наша отопительная система нас тревожит, ведь если судить по тому, как топят сейчас, зимой, когда станет по-настоящему холодно, она просто замерзнет. Тем более что к одной системе подсоединено слишком много бараков.

Аллан

Вероятнее всего, Американский поселок был подключен к центральной отопительной системе, которую персонал компании "Остин" никак не мог контролировать. Мощная электростанция, предназначенная для подачи в Соцгород тепла и электричества, должна была вступить в строй только на следующий год. Тем временем была построена небольшая ТЭЦ, работавшая на торфе и дровах. Она снабжала тепломАмериканский поселок и часть рабочих бараков. На снимках Аллана мы видим бараки, это были длинные палатки, частично врытые в землю или обложенные камнем для защиты от ветра. В середине палатки помещалась плита, но холодной зимней ночью основное тепло шло от груды людских тел, спавших вповалку. Но как бы холодно ни было в домах американцев, в домах русских было еще холоднее.

В ноябре репортер газеты "The New York Evening Post" отправил сообщение со строительной площадки, вот фрагмент из него:

"Гарри Майтер, руководитель строительства, показывал нам строительные площадки. Над дверью в конструкторское бюро мы увидели лозунг на корявом английском языке: "Пролетарии всех стран соединяйтесь!" Лозунг явно служил приветствием для небольшой группы американских рабочих, приехавших в Нижний в поисках работы, большинство из них были коммунистами".

В той же статье сообщалось, что в связи с нехваткой рабочих рук продолжительность рабочего дня была увеличена с 8 до 10 часов. По мнению Аллана, эта мера была неоправдана и привела к переизбытку рабочей силы, поскольку имевшихся в наличии материалов явно не хватало для полной загрузки рабочих.

1 ноября 1930 года

Дорогой отец!

Погода стоит даже лучше, чем мы ожидали. Число рабочих увеличилось с 1650 до 2000 человек, это самое большое количество с начала строительных работ на Соцгороде, и даже лишку для имеющихся в наличии материалов.

На вид Соцгород не так уж и плох, и работы продвигаются быстрее, чем я ожидал, но все равно мы не укладываемся в сроки, на которых настаивает Автострой.

Кирпичная кладка под крышу - на 19 домах.
Бетонные каркасы закончены - на 13 домах.
Крыши сооружены - на 10 домах.
Крыши покрыты - на 8 домах.

На первом доме до сих пор не хватает более 40% оконных рам и совсем нет входных дверей. У электриков и водопроводчиков море работы. В это здание жаждет переехать Автострой (из своей конторы в городе), 1 ноября назначили в качестве крайнего срока, но совершенно очевидно, что в лучшем случае это произойдет месяцем позже назначенной даты. Все остальные здания даже близко не готовы к эксплуатации.

Работы идут на блоке N 2 (второй блок из 30 зданий). Туда подведены канализация и водоснабжение. Заложены все 30 домов, вырыты ямы под фундамент для 10 домов, уже полностью установлены фундаменты 4 домов. Эти работы продвигаются очень быстро, и к следующей весне у нас будет от 20 до 30 готовых фундаментов. Уже заложены фундаменты для зданий хлебозавода, а строить их будут финские рабочие.

(Аллан скептически относился к продолжению строительства Соцгорода в холодные зимние месяцы, Металлострой доказал его неправоту.)

Поскольку ни одно из зданий не закрывается, мы вскоре полностью встанем. Как бы Металлострою этого ни хотелось, из-за зимних морозов мы не сможем работать в полную силу.

Аллан

Советское правительство приказывало ускорить работы на строительстве кузнечного цеха, который затем должен был выпускать оборудование для других подразделений. Аллана беспокоило плачевное состояние рабочих, и он высказывал опасения, что вместо выплаты зарплаты рабочим деньги будут растрачены на кузнице. 5 ноября 1930 года

Неплохо было бы иметь критерии оценки нашей работы. Такое впечатление, что здесь нарушаются все принципы экономики и мастерства, а результаты подобной практики обескураживают. Кпримеру, сегодня мы узнали, что необходимо форсировать любые виды работ на строительстве кузнечного производства только потому, что есть приказ ВАТО, предписывающий до конца первого года строительства освоить здесь 1 250 000 рублей. Не это ли пример рационального использования средств?

Писать сильно мешает шум, который подняли рабочие, требующие оплаты своего труда. Бедолаги, сердце разрывается, глядя на них, тем более, что условия их труда просто невыносимые...

5 ноября 1930 года Хо

телось бы, чтобы был простейший критерий, по которому бы оценивались наши дальнейшие усилия на этой стройке. Похоже, что здесь нарушены все правила экономики и работы, закономерно, что в итоге - полная неразбериха. К примеру, сегодня мы узнали, что полным ходом должны идти некие работы - любые работы - на кузнице, потому что ВАТО* (Советский центральный плановый орган) приказал до конца года освоить наэтом здании 1 250 000 рублей. Насколько разумными могут показаться такие траты! С трудом поддается описанию тот гвалт, который подняли в коридоре рабочие, требующие зарплаты. Бедолаги, мое сердце разрывается, глядя на них, ведь условия, в которых им приходится работать, не поддаются описанию : Эта порочная практика продолжалась и дальше, и ситуация только ухудшалась.

24 ноября 1930 года

Мы неоднократно слышали от русских, что они замерзают в тех же самых условиях, где мы чувствовали себя вполне комфортно. Я думаю, что это во многом обусловлено разницей в питании. Голодный человек замерзает гораздо быстрее сытого. На них на всех надето множество разных одежек, но они продолжают жаловаться на зиму.

(До Аллана дошло новое объяснение причин задержек с выплатой зарплаты рабочим.)

Большинству занятых на строительстве, включая руководителей, совсем не заплатили за 2 полных месяца работы. Небольшое замешательство вызвал перенос начала финансового года с октября на январь без каких-либо промежуточных ассигнований. Что ж, это вполне в духе настоящих коммунистов.

Следующее письмо называет другую причину.

2 декабря 1930 года

Поражают расходы, на которые они идут в своих зимних прогнозах и способах отопления. Может быть, вы уже слышали, что этот "Особый квартал" с 1 октября по 1 января был придуман для того, чтобы ускорить темпы производства пятилетнего плана. А добились они этого, выделяя увеличенные суммы для покрытия обычных затрат. Почему бы не попытаться. А с другой стороны, рабочие, которым так и не заплатили. Только за строительство Рабочего города им положены четверть миллиона рублей. И это называется правительство рабочих!

Продолжение следует

[Журнал N13]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8