Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N15":
Тема номера "Музеи нижегородской глубинки"

К сведению!
Нижегородский музейный центр провел в мае 2008 года в г. Урене семинар-тренинг "Музейное образование: новые реалии, современные технологии".

Главный редактор журнала "Музей" Е.Б. Медведева и известный специалист в области музейной педагогики М.Ю. Юхневич познакомили участников семинара-тренинга с самыми современными технологиями музейных коммуникаций, с опытом организации музейных диалогов с публикой ведущих зарубежных и отечественных музеев. Предусмотренные программой семинара тренинги показали активную готовность нижегородских музейщиков к внедрению в свою практику этих технологий, а многие уже давно успешно ими пользуются.

Для столичных специалистов и многих нижегородцев стало открытием существование и активная плодотворная деятельность провинциальных музеев, с которыми они познакомились в ходе семинара. Уренский народный исторический музей, Тоншаевский краеведческий музей, Краснобаковский исторический музей, Ветлужский краеведческий музей принимали в своих залах коллег.

И в каждом музее были свои "изюминки" и свои находки, у каждого музея участники семинара увидели "свое лицо", несмотря на то, что в каждом из них есть общие для северных районов Нижегородской области старые орудия труда, предметы домашнего обихода. Важно, что в этих музеях работают замечательные творческие личности, "без страха и упрека" служащие своему музею и своей любимой публике, которую постоянно надо удивлять, просвещать, взаимодействовать с ней так, чтобы люди еще и еще приходили в музей и получали от него удовольствие, духовную поддержку, открывали для себя новые горизонты

М.В. Карташова

К 80-летию Балахнинского краеведческого музея
Призванный хранить государственное достояние*

Балахнинский историко-бытовой музей делал свои первые шаги "без директив сверху", а по инициативе простых балахнинцев. Он создавался трудом рядовых школьных преподавателей, которым зачастую не только не помогали, но и мешали руководящие органы Советского государства. История музея полна и радостными, и печальными страницами. С прискорбием констатируем, что за 80 лет своего существования (юбилей музея отмечался 7 ноября 2007 года) Балахнинский краеведческий музей до сих пор не имеет своей написанной истории. Отдельные архивные документы, хранящиеся в фондах Балахнинского городского совета, сообщают лишь сухую информацию о работе музея. Имена многих директоров до сих пор неизвестны, их личные фонды не собраны. Мы знаем лишь о деятельности В.Н. Кириллова и Е.С. Муравьева, и то отчасти.

По отношению властных структур к музеям, к самым бездоходным, но требующим постоянных финансовых вложений на экспонаты и ремонт городским учреждениям, можно проследить уровень культуры в городе. Балахнинский музей был основан в трудный период, когда жизнь требовала от людей полного напряжения сил, когда в Балахне происходили самые грандиозные за всю ее историю перемены: строились гиганты советской промышленности - бумкомбинат, НиГРЭС, картонная фабрика - и рушились вековые православные устои - разорялись и стирались с лица земли старинные храмы. То есть музей возник на новой волне, но он был обращен не в светлое коммунистическое будущее, как все вокруг, а в поруганное, оскверненное и якобы никому не нужное прошлое.

Но так ли оказалось на самом деле? Можно ли вычеркнуть из общечеловеческой книги жизни многовековую историю провинциальной Балахны? 80-летняя работа Балахнинского краеведческого музея показала - нельзя.

Стимулом для активизации в городе историко-краеведческой деятельности послужила общероссийская компания по ограблению церквей. Вскоре после изъятия комиссией Нижегородского губернского музея из церквей Балахны икон и других ценных предметов, в школе 2-й ступени (впоследствии школа № 1 по улице Ленина) собрались преподаватели: Виктор Николаевич Кириллов, Александр Михайлович Деницын, Петр Петрович Розанов и другие. Сейчас трудно сказать, что двигало этими людьми: желание сохранить в городе культурно-исторические ценности или религиозные мотивы[1], но они решили организовать в Балахне краеведческое общество и музей. На втором собрании, на котором кроме них присутствовали А.Н. Бронников, П.М. Терентьев, С.А. Чернявский, в лучших традициях советских времен, когда любили "постановлять", "решать", "утверждать", было вынесено "постановление": "...избрать председателем организационной комиссии Кириллова и секретарем Деницына и поручить Кириллову увязать организацию научного общества с нижегородскими организациями"[2]. В.Н. Кириллов развил активную деятельность. Сразрешения местных властей он собрал 250 подписей желающих вступить во вновь организуемое общество, и уже 3 марта 1926 года в Нижгубадмотд (Нижегородский губернский административный отдел) было утверждено Балахнинское археолого-этнологическое научное общество.

За первый год деятельности была проделана огромная работа. В.Н. Кириллов сумел выхлопотать помещения трех разоренных церквей: Спасо-Преображенскую деревянную[3] - под Центральную Балахнинскую библиотеку; Знаменскую - под музей; Крестовоздвиженскую - под кустарно-промышленный и естественно-исторический отделы музея. Начали собираться архивы дореволюционных учреждений, коллекции изразцов. Члены общества провели пробные археологические раскопки, чтобы отыскать подземные ходы крепости города, подготовили несколько исторических статей, произвели фотосъемку памятников старины (церквей)[4], и очень вовремя. Буквально через три года были снесены с лица земли Вознесенский собор, Спасо-Преображенская, Ильинская, Никитская церкви. В.Н. Кириллов налаживал связи с обществами и музеями Ярославля, Ростова, пытался открыть филиалы Балахнинского общества в Сормове, деревне Останкино Нижегородского уезда. Обширны были и планы общества: зарисовать все имеющиеся изразцы и издать собранные сколки (технические рисунки) балахнинских кружев, устроить мастерскую кружев и глади, исхлопотать в Балахнинском районном исполнительном комитете "ненужные им вещи - полицейские шашки старого образца"[5]. Члены общества пытались наладить в Балахне и практическую краеведческую работу - отремонтировать стену Покровской церкви, обследовать Никитскую церковь, открыть подземные ходы согласно преданиям старожилов и плану, который был составлен В.Н. Кирилловым во время большого половодья 1926 года. В.Н. Кириллов мечтал о том, чтобы башенные часы отмеряли время боем "Интернационала"[6]. Эти планы требовали значительных денежных средств, которых у общества, естественно, не было. Оно существовало за счет мизерных членских взносов.

На собрании Балахнинского археолого-этнологического научного общества, которое состоялось 25 января 1927 года, было избрано правление музея в составе В.Н. Кириллова, В.Ф. Черемухина, Б.А. Ступи-на, С.А. Чернявского, А.Н. Бронникова, И.Т. Николаева, П.М. Терентьева, В.П. Крутовского, В.И. Рукавишникова, А.М. Деницына, П.П. Розанова. Оно и подготовило документы на утверждение Балахнинского музея в высших инстанциях. И19 февраля 1927 года музейный отдел Главнауки Наркомпроса включил Балахнинский музей в сеть местных музеев РСФСРпо Нижегородской губернии. Этот день и можно считать днем основания Балахнинского историко-бытового (впоследствии краеведческого) музея. В августе этого же года музей был включен в смету городского бюджета с двумя штатными должностями - заведующего музеем и сторожа. За первый год на нужды музея было выделено 951 руб. 79 коп. Эти средства, кроме выплат заработной платы, пошли на промывку и побелку внутренней части Знаменской церкви, где разместились экспозиции, на приобретение стеллажей и витрин. Заведовал музеем В.Н. Кириллов. Немалую помощь оказывал и Б.А. Ступин, который вместе с архитектором С.А. Чернявским пожертвовал в музей большую коллекцию изразцов.

Следуя постановлению горсовета, музей был открыт для посетителей к 10-й годовщине Великого Октября и работал 7 и 8 ноября по 3 часа. Интерес к новому музею был столь велик, что за эти 6 часов его посетило 900 человек. Возрастал и престиж музея как научного учреждения. В 1927 году в музей приезжал начальник Московского горного округа за справками о Балахнинском соляном промысле, имевшем общероссийскую известность.

Члены Балахнинского археолого-этнологического общества во главе с В.Н. Кирилловым констатировали, что Балахнинский район, "несмотря на вывоз в центральные музеи ценных старинных вещей и хищническое скупание древностей, еще очень богат стариной"[7]. В первый год своего существования, благодаря стараниям В.Н. Кириллова и его помощников, музей располагал большим количеством экспонатов. В Знаменской церкви экспонировались:
- 400 штук изразцов;
- 45 кружев;
- балахнинское шитье шелком, шерстью, гладью, бисером, золотом, блестками и т. д.;
- одежда из парчи, камки, тафты, штофа - всего 16 образцов;
- русская набойчатая ткань - 10 образцов;
- 7 местных женских костюмов;
- 2 головки, шитых блестками;
- 2 косынки, шитых золотом;
- 4 холодника;
- 10 платков;
- 2 кремневых и 2 курковых пистолета;
- 2 пушечки и ядра к ним;
- сабля;
- алебарда;
- секира парадная;
- 2 копья;
- нарезное ружье с инкрустациями;
- 7 больших деревянных статуй;
- иконы, среди них уникальная - "Усекновение главы Иоанна Предтечи";
- кольца XVIII-XIX веков и разные украшения;
- более тысячи экземпляров денежных бумажных знаков и монет.

Были собраны замечательные коллекции резных деревянных изделий, рукописей XVII-XIX веков, мебели и домашней утвари, орудий труда древнего человека, орнаментированной глиняной посуды. В естественно-историческом отделе были представлены "костяки человека", минералы, гербарии, коллекции насекомых. Много экспонатов хранилось в революционном отделе и отделе крепостного права.

За 1926-1927 годы в музее были собраны экспонаты, которые и через 80 лет являются лучшими не только в Балахнинском музее, но и в области. Деятельность В.Н. Кириллова в качестве заведующего музеем была высоко оценена. Городской совет 8 марта 1928 года вынес ему благодарность и запланировал провести электроосвещение, остекление витрин, оградить здание забором и инвентаризировать музейные экспонаты.

Но вскоре над музеем начали сгущаться тучи:

В июне 1928 года в музей нагрянула "высокая комиссия" в составе представителей Нижгубмузея - товарищей Демьянова и Баранова, горсовета - Бортникова, административного отдела - Ганькина. В присутствии В.Н. Кириллова было произведено обследование помещения музей и его коллекций. Оказалось, что музей располагается в сыром, непроветриваемом помещении, экспонаты не учтены и не занесены в инвентарную книгу, более чем на половину вещей не оформлены документы о получении, экспонаты находятся в хаотическом состоянии, отсутствует система в планировке экспозиций. Решение комиссии было более чем жестким:

"1. Запечатать музей, произвести доскональный учет.
2. Привлечь к ответственности за халатность по отношению к госимуществу заведующего музеем Кириллова.
3. Передать 2 иконы (Смоленскую Божью Матерь и Усекновение главы Иоанна Предтечи), которые находятся в угрожающем состоянии, по указанию реставратора Нижгубмузея Баранова и его сотрудника Демьянова, в реставрационную мастерскую"[8].

Икону "Усекновение главы Иоанна Предтечи", написанную на рубеже XVII-XVIII веков неизвестным изографом, сторонником протопопа Аввакума, известный нижегородский архитектор-реставратор С.Л. Агафонов (1911-2002) назвал "украшением музея"[9]. На ней прослеживается портретное сходство палача в красной рубахе с топором в руках с царем Петром I. Его сестра Софья представлена Иродиадой. Правители государства, гонители староверов представлены в роли попирателей древней Православной Церкви. Эта икона после реставрации была возвращена в музей и вот уже 80 лет является одним из главных объектов внимания его посетителей.

В.Н. Кириллов был уволен и на его место 1 ноября 1928 года назначен новый заведующий. Им стал учитель Евграф Степанович Муравьев. Оего деятельности на посту заведующего музеем известно крайне мало, зато о его 42-летней педагогической работе сообщают многочисленные документы, хранящиеся в фондах краеведческого музея.

Евграф Степанович родился 7 декабря 1882 года в селе Бурцеве Бурцевской волости Балахнинского уезда. Его отец - крестьянин, служил лесным сторожем у одного балахнинского купца. Учиться Е.С. Муравьев начал у местного дьячка, потом пошел в открывшееся в селе земское начальное училище, которое и окончил в 1894 году. Пройдя курс наук в Балахнинском городском 3-классном училище, он два года проучился на Нижегородских педагогических курсах и выдержал испытание на звание учителя уездного училища. С1903 года в течение 25 лет работал учителем, а затем и заведующим Бурцевским училищем, которое при нем было преобразовано в 2-классное, заведующим Балахнинской школой-семилеткой. За эти годы он много сделал не только для развития народного образования, но и для поднятия общего уровня жизни населения его родного села. По его инициативе были открыты библиотека имени Л.Н. Толстого в 1904 году, фельдшерский пункт, потребительское и кредитные общества.

В бытность заведующим музеем, а на этой должности он оставался всего 2 года 5 месяцев, он преподавал русский язык и литературу на индустриальных курсах при НиГРЭС(Нижегородской электростанции) и на общеобразовательных рабочих курсах. В последующие годы он занимался преподавательской деятельностью в различных учебных заведениях города. Никогда не состоя на воинской службе, он с 1935 по 1941 год вел группу среднего и старшего комначсостава в 77-м отдельном батальоне войск НКВДпо охране особо важных предприятий промышленности, о работе в котором он получил положительный отзыв от командира батальона капитана Рулина. Вот такой человек, всю свою жизнь посвятивший преподаванию, неожиданно для него возглавил "молодой" музей.

При передаче имущества от одного директора другому все экспонаты оказались "на местах". Значительное число предметов было без документов (не оформлены документально), но на них имелись надписи, указывавшие их происхождение. Церковное серебро принималось по специальной описи, так как принадлежало Госфонду. Во второй (Крестовоздвиженской) церкви, занятой под склад (видимо, фонды музея), находилось много разного имущества закрытых церквей. Оно также принадлежало Госфонду, но не имело музейного значения[10].

При новом директоре основной акцент в работе музея был сделан на учет и хранение экспонатов. Уже через год после смены руководства 14 июня 1929 года на заседании президиума горсовета Е.С. Муравьев доложил о проделанной работе:

1. Здание музея приведено в надлежащий вид.
2. Экспонаты музея отделены от госфондовых вещей и разобраны по витринам.
3. Все имущество, как экспонаты, так и фондовое, записано в инвентарь музея.
4. Создан отдел краеведческого материала под названием "Советская Балахна".
5. Музей расширен на 2 комнаты, в которых и размещен вышеупомянутый отдел.

Одной из главных заслуг нового руководства стало увеличение посещаемости музея. 70% посетителей составили рабочие. Всего же за 46 дней в музее побывало 10 тысяч человек, то есть 217 человек в день. Цифра поистине огромная, если учитывать, что посетителями были не иногородние туристы, а только балахнинское население. Это еще раз подчеркивает огромный интерес к музею и к культуре в целом в среде балахнинцев.

Несмотря на значительные улучшения в работе, горсовет потребовал от Е.С. Муравьева активизировать сбор экспонатов и обещал выделить на ремонт здания 300 рублей.

На декабрьском заседании горсовет установил дни посещаемости музея (2 раза в неделю) и определил оплату за просмотр (5 копеек - для взрослых, 3 копейки - для детей).

Очередной доклад о работе музея Е.С. Муравьев читал на заседании 7 августа 1930 года. Работники горсовета прекрасно понимали то значение, которое имела деятельность музея для культурной жизни города, поэтому всем промышленным предприятиям и учреждениям предписывалось представить в музей свои планы пятилетнего строительства и материалы об их выполнении. Это значительно облегчало собирательскую работу музея и способствовало расширению фондов. Горсовет дал установку на создание в музее отделов обороны страны и народного образования, расширение антирелигиозного отдела. Уделялось внимание и оплате труда музейных работников. На заседании было решено уравнять их зарплату с зарплатой учителей и при этом учесть расходы на поездки в центральный музей с научными целями[11] (командировочные расходы). Таким образом, что очень важно, признавался статус музея как научного учреждения.

Подводя итог работы музея на первом этапе его деятельности - с момента его регистрации в Наркомпросе 19 февраля 1927 года и до начала в 1941 году Великой Отечественной войны, когда деятельность музея фактически была прекращена - следует отметить колоссальную работу, которая была проведена его сотрудниками, в первую очередь В.Н. Кирилловым и Е.С. Муравьевым. В.Н. Кириллову принадлежит первенство в деле организации музея и сборе уникальных музейных экспонатов. Е.С. Муравьеву - первенство в налаживании музейной учетной документации и организации массовой просветительской деятельности. На этом этапе музей сумел утвердиться в городе как научное и просветительское учреждение. Он стал важным, необходимым звеном городской инфраструктуры, способным заниматься не только собирательской и научной работой, но и стал идеологическим центром, проводником правительственной политики в широкие народные массы

. Когда Великая Отечественная война подходила к концу и советские войска уже начинали переходить государственную границу, изгоняя врага с территории СССР, городской совет в августе 1944 года принял решение о возобновлении работы музея. Однако и в первый послевоенный год музей находился "в крайне запущенном состоянии, не оправдывая своего назначения по ознакомлению трудящихся с историей своего города"[12]. Помещение музея давно не ремонтировалось, в экспозициях отсутствовали отделы современного периода, не освещалась работа промышленных предприятий в годы войны и, что особенно не удовлетворяло требованиям "текущего момента", отсутствовали материалы о ходе "первого года четвертой Сталинской пятилетки". Эти недостатки, по мнению руководителей города, нужно было немедленно устранять. Во-первых, музею предоставили новое помещение - каменное здание на Советской площади, бывший магазин "Динамо". Во-вторых, назначался новый директор музея - И.Я. Кузнецов. В-третьих, директора промышленных предприятий: бумкомбината, ГоГРЭС, картонной фабрики, Чернораменского торфопредприятия, ЖДО, хлебозавода, мебельной фабрики были обязаны принять участие в ремонте помещения музея. При этом сроки ремонта установили жесткие - 1 месяц. Этих же директоров обязали выделить ответственных лиц для создания и оформления в музее отделов своих предприятий. Кстати, эта замечательная практика могла бы проводиться и сейчас, что не только подняло бы авторитет музея, но и способствовало бы налаживанию связей между музеем и предприятиями, которые в настоящее время полностью отсутствуют, и очень жаль.

К январю 1947 года музей должен был предстать перед балахнинцами в обновленном виде. Однако положение музея после этих решений не только не улучшилось, но и ухудшилось. Начались мытарства по разным зданиям. И только в 1953 году музей переехал в Покровскую церковь, где и располагается более 50 лет.

Краткий взгляд на начальную историю Балахнинского краеведческого музея позволил выделить первый "становленческий" этап, когда была собрана самая ценная часть ныне существующих музейных коллекций. Тогда же были выработаны основные направления музейной работы. До сих пор остаются актуальными многие проблемы, которые ставили перед собой его первые директора. Особенно это касается развития кружевного промысла, сохранения и реставрации церквей и работы с предприятиями города. Балахна была и остается крупным промысловым, промышленным центром Нижегородского края, и основная цель музейных работников - собирать, хранить и популяризировать ее историческое наследие. В этом суть музея, его трудовые будни и его 80-летняя слава.

Примечания


1 А.М. Деницын являлся выпускником Нижегородской духовной семинарии, был человеком глубоко верующим и прекрасно знал иконографию.
2 Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО) № 3, г. Балахна. Ф. 62. Оп. 1. Д. 74. Л. 91.
3 Спасо-Преображенская деревянная церковь располагалась на территории современного городского парка.
4 Часть этих фотографий хранится в Балахнинском краеведческом музее.
5 ЦАНО№ 3, г. Балахна. Ф. 62. Оп. 1. Д. 74. Л. 211 об.
6 В настоящее время большие башенные часы с Вознесенского собора экспонируются в Балахнинском краеведческом музее.
7 ЦАНО№ 3, г. Балахна. Ф. 22. Оп. 1. Д. 29. Л. 179.
8 Там же. Ф. 62. Оп. 1. Д. 74. Л. 95.
9 Агафонов С.Л. Горький. Балахна. Макарьев. 2-е изд. М.: Искусство, 1987. С. 254.
10 ЦАНО№ 3, г. Балахна. Ф. 62. Оп. 1. Д. 74. Л. 91.
11 Там же. Ф. 32. Оп. 1. Д. 314. Л. 150.
12 Там же. Д. 49. Л. 37.

[Журнал N15]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8