Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N16":
Главной темой нашего журнала стали корпоративные музеи.

К сведению!
Роль личности в музейном деле в большинстве случаев остается определяющей. Это относится к работникам и государственных, и корпоративных музеев. Всю жизнь работая на одном предприятии, относясь к нему как к родному дому, помимо своих непосредственных производственных задач, человек берет на себя заботы по организации музея, обогащая это дело личными качествами увлеченного собирателя и борца за справедливость, защитника интересов работников своего предприятия. Коллекции и экспозиции, созданные музейщиками-подвижниками, часто отражают историю развития отрасли, в которой они работают.

Нам очень хотелось отметить три важных юбилейных даты 2008 года: 90-летие Нижегородской радиолаборатории, 75-летие Нижегородского отделения Союза художников России и 60-летие Нижегородского планетария. Нижний Новгород, славный своими научными школами и наукоемкими производствами, продолжает быть местом средоточия огромного научного и производственного потенциала. Большое значение при этом имеет популяризация науки, чем с успехом занимаются и Нижегородский планетарий, и музей науки "Нижегородская радиолаборатория", и музеи вузов и предприятий.

2-3 декабря 2008 года в музее науки "Нижегородская радиолаборатория" был проведен Первый научный семинар "История науки и техники: музейные исследования", в работе которого приняли участие представители разных научных, технических, производственных музеев. Этот семинар будет отныне проводиться регулярно - один раз в два года. .

А.В. Седов
Нижегородская губерния - малый Урал

По общественному разделению труда Нижегородская губерния оформилась как металлургическая и машиностроительная, за что удостоилась почетного народного звания "малый Урал". На ее территории сложилось несколько центров такого производства, старейшим из которых является Павловский район металлических изделий. Он начал складываться с XIV века, когда на берегу Оки в устье речки Тарки была поставлена рубленая крепостица - Павловский острог, замыкавшая Арзамасскую лесную засечную линию. Эту засеку, да и сам острог, охраняли царские стрельцы да арзамасские казаки. Со временем появились и павловские казаки, сторожившие перевоз через Оку. Постепенно, под защитой острога, выросло село Павлово, жители которого занимались обслуживанием стрельцов и казаков: в многочисленных кузницах изготовляли и чинили оружие, воинские доспехи, боевое снаряжение: ковали мечи и копья, мастерили кольчуги, щиты, луки, стрелы. А потом наладили производство огнестрельного оружия, да так мастерски, что превзошли иноземные образцы. Так постепенно сформировался Павловский оружейный центр.

Потребность в павловском оружии неуклонно возрастала, расширялось и село Павлово. По писцовой книге 1621 года в нем стояло 11 кузниц, а в 1677 году - уже 40. Павловские оружейники изначально славились высоким качеством своих изделий, о чем убедительно свидетельствует примечательный факт: в 1675 году царь Алексей Михайлович, отец Петра I, забрал в Оружейную палату Московского Кремля павловского мастера Афанасия Чернова с пятью товарищами, как лучших мастеров оружейного дела.

Петр I потом переводил павловских мастеров на железоделательные заводы, чтобы они там профессионально налаживали производство. Так, в 1706 году он направил 33 павловских умельцев на государственные оружейные заводы. Таким образом, Павлово стало поставщиком опытных мастеров оружейного дела для всей страны, что свидетельствовало о передовой технологии производства оружия у павловских мастеров. Недаром в Эрмитаже в числе лучших образцов оружия рядом с экспонатами европейскими стоит ружье с надписью: "Афанасий Овсяников. Село Павлово". В XVII веке павловские оружейники освоили производство и тяжелого по тем временам вооружения: фитильных мушкетов, крупнокалиберных ружей и пушек-пищалей, заряжавшихся не с замка, а со ствола. Производство разрасталось, и в 1797 году, т.е. в конце XVIII века, в Павлове работали 40 "заводов" и 323 "мастерские".

Со временем производство оружия отошло на второй план, возобладала продукция мирная: знаменитые ножи вилки, замки и ножницы, прославившие павловских мастеров на всю Россию. Уже к концу XVII века павловчане ежегодно поставляли на рынок до пяти тысяч различных замков, до десяти тысяч разнообразных ножей крестьянского обихода, по пяти тысяч дюжин ножей складных, по полутора тысяч дюжин ножей и вилок столовых, по тысяче дюжин различных ножниц и множество других изделий народного обихода. (Дюжина - древняя мера счета, равная 12 предметам.)

К концу XIX столетия на этом промысле в Павлове выросло немало оборотистых предпринимателей, закабалявших местных кустарей, перед которыми встала проблема: или наниматься к фабрикантам, или работать на скупщиков, обиравших мастеров. Выручил их либеральный народник А.г. Штанге, специально приехавший к павловчанам в 1887 году. Он предложил им третий путь решения социальной проблемы - объединение в промысловую артель. Кустарям идея понравилась, и они в 1890 году создают первую в России кустарную металлообрабатывающую артель, из которой потом вырос современный завод им. С.М. Кирова.

Именно Павлово положило начало железоделательной славе Нижегородского края. о происхождении это- го села бытуют легенды. одна из них повествует, что в начале XVI века здесь поселился в землянке пере- возчик через оку по имени Павел. Со временем вокруг его землянки обосновались другие поселенцы. Так образовалось селение, получившее название по имени своего основателя. Другая легенда сообщает, что для защиты судоходства от разбоев на месте современного Павлова в XVI веке был поставлен правительством стрелецкий острог, названный по имени первого поселенца Павловым перевозом. Под защиту этого острога стали селиться люди из разных мест. И таким образом, с течением времени образовалось большое промысловое село. Так что Павлово - село не только историческое, но и легендарное.

Очень мрачна легенда о происхождении павловского ремесла. Она повествует: "Давно дело-то было. задумал как-то черт устроить ад на земле, стало быть, на сем свете. обернулся немцем и подсыпался к графу, который проживал за границей: "Что, дескать, людишки у тебя все одной землей занимаются? Устрой им у себя в имении завод. И доход пойдет, да и почетнее тоже". Послушался помещик, сам остался за границей, а немца послал в имение заводы строить. И построил немец первый завод в Павлове, на семеновой горе, железо делать. Вот живет помещик за границей, получает доход хороший, и вздумалось ему как-то раз проведать свои имения и посмотреть, как работают на заводах. А был он доброй души человек. Вот приехал в Павлово и пришел на завод как раз в ту пору, когда из сварочной печи вынимали раскаленную "сварку". глядит помещик: печь пламенем пышет так, что и подойти невозможно, люди в дыму и копоти. А "сварка" красная вся, шипит, трещит, окалиной во все стороны так и брызжет. Подтащили ее крючьями к наковальне, как грохнет по ней стопудовый молот, как пыхнет от нее пламя, да искры. с нами крестная сила! и людишек- то из-за огня не видно.

Испугался добрый граф... "Подать немца сюда! Не знал я, откуда у меня доходы..." А немец точно сквозь землю провалился. Завод уничтожили, горно потушили, да искры из-под заводского горна уже разлетелись кругом с семеновой горы по всему Павлову. Застучали в избушках молоты, завизжали пилы, зашипели паяльники, закипело мастерство и разлилось, как пожар, по всей округе, по деревням- то хоть землю не бросили, а павловцы совсем забыли про пашню".

Сохранилась легенда и о высочайшем мастерстве павловских умельцев. Она уверяет: "Вот люди говорят про то, что, мол, тульские мастера аглицких за пояс заткнули. Они сумели подковать ту механическую блоху, которую заморские мастеровые в русские земли доставили. Все это так. Но ведь туляки-то наверняка со своим хитрым делом не справились бы, если бы им павловские умельцы не помогли. Да, да. Эта заводная блоха разве куда-нибудь ускакала бы, если бы не павловцы. Наши мастера для аглицкой блохи ошейник смастерили, заперли его на замок собственной конструкции и, как полагается, посадили ту блоху на цепь. Вот тогда туляки и смогли ее подковать"

Другим значительным районом металлообработки в Нижегородском крае была Красная Рамень. Так именовалась окраина красных (хвойных) керженских лесов, выходивших к волжской пойме. (Рамень - темнохвойный, большей частью еловый лес.) она включала 19 селений останкинской волости семеновского уезда, где жители мастерили металлические цепи к якорям, весовые коромысла для торговцев, строительные скобы, рубили проволоку на гвозди, из медной и железной проволоки плели металлические полотна, из которых изготовляли бытовые сита, грохоты и решета. Для волжских рыбаков делали всевозможные крючки и прочие снасти. И все это находило постоянный спрос на Нижегородской ярмарке, работавшей рядом. Самым крупным объектом малого Урала был Выксунский горный округ в Ардатовском уезде. Основали его, как и Демидовы на Урале, тоже бывшие тульские кузнецы, братья - Андрей да Иван Баташевы. они еще в Туле, С 1709 года, завели металлургическое дело и были там главными конкурентами Демидовых, когда те работали в Туле. Но в 1754 году императрица Елизавета Петровна распорядилась закрыть все заводы в радиусе 200 верст от Москвы, чтобы прекратить массовую вырубку лесов в Подмосковье, ибо вся тогдашняя промышленность работала на топливе древесном. В число предприятий, подлежавших закрытию, попали и три завода братьев Баташевых, что нанесло им ущерб в 31 430 рублей. Но правительство им эту потерю компенсировало.

Разумеется, такой крутой указ дочери Петра Великого осложнил дело братьев Баташевых, но они его не бросили. А с разрешения Берг-коллегии, управлявшей горными заводами, в 1755 году спустились вниз по оке, в знаменитые муромские леса, в раздолье соловья-разбойника, где условия для металлургических предприятий были прекрасными: в густых лесах полно топлива, в многочисленных болотах много железной руды, край изобиловал полноводными речками, удобными для заводских плотин. Все это и придавало Выксунскому району немалое сходство с Уралом, откуда и пошло название "малый Урал". Он располагался на стыке трех губерний: Нижегородской, Владимирской и рязанской. Но центр его находился на земле Нижегородской, в Выксе.

Братья поставили здесь 18 чугуноплавильных и железоделательных заводов. Чтобы успешнее закрепиться на выгодном месте, они действовали энергично и быстро. уже в 1755 году задымил первый их завод на реке Унже в Касимовском уезде Рязанской губернии. На нем поднялась доменная печь и застучали 10 молотов. А через четыре года был пущен новый, более мощный, Гусевский завод в Муромском уезде Владимирской губернии, энергетическая база которого позволила поставить 11 молотов. Затем братья обратили свое внимание на Ардатовский уезд Нижегородской губернии. для исследования его природных возможностей они пригласили шихтмейстера гофмана, который "обыскал", т.е. исследовал, 15 рудных мест по рекам Выксе и Велетьме. его изыскания окрылили братьев, так как гофман пришел в 1754 году к выводу, что "руд и лесов здесь довольное число на многие годы". На основании такого профессионального заключения в 1765-1766 годах и был построен главный баташев- ский завод - Выксунский.

Вскоре, в 1768 году, его посетил адъюнкт (адъюнкт - лицо, занимающее младшую ученую должность в научных учреждениях) Петербургской академии наук Иван Лепехин, оставивший интересное описание завода: "Заехал на железные рудники, которыя по близку сего завода находилися. В них руда добывается шурфами, т.е. круглыми ямами, потому что руда гнездовая и только кучками попадается. самая глубокая шурфа была около трех сажен (сажень - 2,134 метра. - А.С.). Но как слои земли, руду покрывающие, весьма мягки и состоят из песку и суглинку, то добывание руды нетрудное. Руда темно-красный цвет имеет с белесоватою прожилью и принадлежит к так называемым болотным рудам. Такой руды должно быть в окрестности великое множество, ибо в лесе, который от заводов до берега Оки верст на пять простирается, в болотистых местах везде примечается ржавчина, истинное и несумненное доказательство железной руды. Впрочем, заводы сии снабжены всем потребным. Заводчик, по установлению в России о рудных заводах, имеет изрядно населенную слободу крестьян, которых он для заводского дела употребляет. Бабы и малые ребята имеют при заводах приличную и с силами их сходную работу. Сверх того, и много есть еще наемников из окрестных деревень, вольные рудокопатели в деловую пору получают в день по осьми копеек, в другое время по пяти. кроме полосного железа на Выксунских заводах делают разную утварь, как-то чугуны, котлы, топоры, молота, ломы и сим подобные орудия"[1].

Свидетельство в высшей степени интересное. Оно подтверждает, что основной рабочей силой баташевских заводов были так называемые приписные крестьяне, специально прикреплявшиеся к предприятиям для работы на них. Учредил эту категорию сельского населения Петр I. Когда Демидовы развернули на Урале большую промышленность, им не хватило рабочих. Урал был еще слабо заселен. Но Петр I, заинтересованный в купцах-предпринимателях, не предоставил им дворянских прав владеть крепостными, а разрешил лишь покупать крестьян у помещиков на вывоз, чем и воспользовались Баташевы. Предприниматели стремились к этой дворянской привилегии владеть людьми, она им была нужнее, чем дворянам. И в 1783 году за заслуги в оснащении молодого Черноморского флота пушками и ядрами Баташевы тоже удостоились дворянства. За заслуги перед Черноморским флотом им было пожаловано 82 702 десятины земли и 38 деревень с крепостными крестьянами, численностью в 12 528 ревизских, т.е. мужских, душ. (ревизскими считались лишь мужские души, потому что на них раскладывались все налоги. их каждые десять лет пересчитывали, записывали в ревизские сказки - списки со слов (сказов) сельских старост.) Баташевы сразу стали дворянами крупнопоместными, что позволило им кардинально решить проблему рабочей силы. У братьев Баташевых сложилось семейное разделение труда. Андрей Родионович был энергичен, взял на себя благоустройство заводов, проблему рабочей силы, сношения с властями и соседями. Он навел порядок в легендарных муромских лесах, где и после соловья-разбойника водились лихие "соловушки". Но Андрей родионович показался им пострашнее ильи муромца. он всех их так приструнил, что они пред- почли работать у Баташевых, нежели разбойничать. А иван родионович вдумчиво занимался технологией производства, добиваясь высокого качества, в чем и преуспел.

Братья продолжали множить свои заводы. В 1770 году основали Велетьминский завод, переведя на него 135 мастеров со своего бывшего завода под Тулой, потому что на новых местах Баташевым не хватало квалифицированных кадров. Братья настолько освоились на новых местах, что стали покупать готовые предприятия. Так, в 1776 году они приобрели у е.В. рознатовского илевский завод в Кадомском уезде рязанской губернии за 150 тысяч рублей. В том же году за 80 тысяч рублей прикупили Ермишинский завод. В 1779 году на речке железице, притоке оки, пустили в действие завод железицкий, на котором организовали сверление пушечных стволов, что ускорило и расширило производство этого оружия. В том же году на берегу Оки Баташевы поставили Пристанский завод, ставший экспортными воротами баташевской продукции. Она имела в то время большое значение, особенно военная. Черноморский флот, вооруженный выксунскими пушками, не знал тогда поражений.

На выксунских заводах сложились целые династии великолепных мастеров металлургического литья. Выксунские умельцы художественного литья творили подлинные шедевры искусства. многие ограды дворцов и парков Москвы и Санкт-Петербурга были отлиты выксунскими мастерами. По проекту скульптора и.П. Витали сноведские мастера в 1832 году отлили коней и фигуры богатырей для триумфальных арок в Москве и Петербурге в честь победы России в отечественной войне 1812 года.

Продукция выксунских заводов славилась на весь мир и получала дипломы первой степени на международных выставках в Лейпциге, Париже, Турине и Милане .

Выксунские горные заводы были для своего времени столь уникальны, что их нередко навещали различные государственные и общественные деятели, оставлявшие любопытные впечатления. Так, известный немецкий натуралист, бывший российским академиком, Петр Симон Паллас, много путешествовавший по России, В 1768 году посетил Выксу, где наблюдал восстановление заводских сооружений после большого пожара. Он отметил отсутствие охраны труда при добыче руды, которую "находили на глубине от 5 до 7 сажен, не заботясь об укреплении шахт и ходов знаменитых "дудок", почему рабочие нередко страдали от неожиданного обвала". "Дудками" именовались шахты по добыче руды.

Обстоятельное описание баташевских заводов содержится в "Экономических примечаниях к генеральному межеванию земель Ардатовского уезда", составленных в 1784-1797 годах. В них подробно описаны четыре завода: Велетьминский, Выксунский, Илевский и Сноведский. Все они приводились в действие падающей водой с плотин заводских прудов. Так в центре европейской части России во второй половине XVIII века сложился крупный очаг металлургической промышленности, уступавший по масштабам лишь демидовскому на Урале. Из 9788 тысяч пудов чугуна, выплавленного в 1800 году всеми заводами России, на долю баташевских приходилось 1123 тысячи пудов, т.е. 11,6%!

Баташевы так добротно поставили свои заводы, что они до сих пор исправно работают и дают 85% доходной части районного бюджета.

Их продукция, особенно трубы, пользуется мировой известностью. Сам город Выксу Баташевы превратили в историческую достопримечательность нашей области. его окружает ожерелье красивых заводских прудов, в центре города красуется баташевский дом-дворец из 40 неповторимых комнат. А за ним - липовый парк и фруктовые сады с оранжереями, где выращивались ананасы, абрикосы, клубника и великое множество различных цветов. В вольерах парка содержались редкие птицы и звери. Баташевы содержали один из лучших в губернии крепостных театров, дававший представления каждое воскресенье. В общем, Баташевы превратили Выксу в крупный культурный центр Нижегородского края, каковым она остается и поныне. Недаром о Баташевых бытует немало легенд и преданий.

Одна из легенд называется "Велетьма". Она гласит: "есть недалеко от Выксы поселок с несколько необычным названием - Велетьма. Выксунские старожилы рассказывали, что поселок этот не случайно так назвали. оказывается, будто бы в былое время, когда по соседству с Выксой искали место для строительства новых баташевских заводов, в лесах, где теперь находится этот населенный пункт, обнаружили много руды и якобы, когда люди, нашедшие руду, докладывали заводчику Баташеву о своей находке, он спросил: "Много ли там этой руды?" Те отвечали: "Велия тьма!" То есть великое множество. С той поры, говорят, и пошло: место, где нашли великое множество руды, начали "Велией тьмой" называть. Там Баташев вскоре завод построил, а около него деревня выросла, рабочие поселились. И все это - и завод, и поселок - просто Велетьмой именовать стали".

Другая легенда называется "как жили заводчики Баташевы". Она раскрывает образ жизни этого "нижегородского Урала". Написана эта легенда со слов жительницы Выксы З.А. Прокофьевой. Она повествует: "Выксунские старожилы рассказывали мне много лет тому назад, что хозяева металлургических заводов жили тут роскошно, хотя заведения их были и далеко от столицы, в самом центре дремучих муромских лесов, они жили здесь ничуть не хуже богачей и петербургских, и московских. Трехэтажный господский дом стоял в стороне от закопченых и душных заводских цехов-построек. дом этот был обращен передней своей стороной на площадь, а задняя выходила в огромный парк, прорезанный широкой аллеей, ведущей к зданию театра. Парк имел много дорожек, которые соединяли собой площадки с беседками и фонтанами. По обеим сторонам парка располагались пруды, в которых плавали лебеди.

Были при господском доме фруктовые сады и оранжереи, в одной цветы выращивались, а в другой южные плодовые деревья и виноград. Недалеко от театра размещался небольшой зверинец, в котором, говорят, жили дикие козы, олени и еще какие-то животные. Но всего этого хозяевам было мало для отдыха и для своих развлечений. Верстах в трех от дома, за верхним прудом, в замечательной лесной стороне, были устроены разные сооружения. Тут были и качели, и навесы от солнца, и беседки, в стороне от рощи были выстроены кухня, фермы, имелся огород, где росли необходимые для летнего стола овощи. Ясно, что на все такие забавы никаких денег не хватит. Вот, говорят, и пустился этот самый Баташев на чеканку фальшивой монеты, и делал он те самые фальшивые деньги в подземелье своего господского дома. Царице об этом кто-то донес, и она послала людей проверить, так ли донесли. когда проверяющие приехали в Выксу, Баташев загнал своих фальшивомонетчиков в подземный ход, что якобы под главной аллей парка находился. и он вход в это подземелье приказал заложить камнями и наглухо замуровать. рабочие там и погибли". Да, жуткий конец у этой легенды, но следует учесть, что она была записана в 1949 году и явно пронизана классовым нигилизмом ко всем богатым, когда любой капитал считался криминальным и очень часто разбогатевших людей считали фальшивомонетчиками, потому что обыватели полагали, что трудом праведным не наживешь

палат каменных. Так считал, например, дед A.M. Горького. Был в Нижегородской губернии уголочек и большого Урала. Это село Фокино на Волге. Демидовы на Урале развернули большую промышленность, а рабочих рук недоставало, уральское население было еще малочисленным. Вот Никита Демидов, по петровскому указу о приписных крестьянах, в 1719 году и купил у боярина А.П. Салтыкова крупную вотчину - село Фокино с деревнями. и сразу переселил 540 мужиков с семьями на Урал: Из Фокина - 129, из сомовки - 55, из огнева майдана - 59, из Быковки - 46.

Но фокинская округа не опустела, приволжские селения все были густонаселенными. И сын Никиты Демидова, Акинфий, по примеру отца завел в Фокине металлургическое производство. сырьем послужила болотная руда из легендарного озера Нестиар, которую добывали мужики села Разнежье. На Фокинском заводе ковали для петровской армии штыки и палаши (прямые длинные сабли). Развивая металлургическое производство, Акинфий Никитич в 1728 году недалеко от Фокина поставил крупный чугунолитейный завод, на котором трудилось 176 мастеров с подмастерьями. кроме оружия, этот завод ковал судовые якоря, отливал решетки оград и модные тогда чугунные плиты полов с оригинальными узорами, поставлял жителям печные дверцы и вьюшки.

Но фокинское металлургическое производство не выдержало конкуренции, и в 1763 году сын Акинфия, Прокопий, учреждает в Фокине канатную фабрику для обслуживания волжского судоходства, снабжавшую снастями и бурлаков, и судовладельцев. Этот Демидов, Прокопий Акинфович, внук основателя демидовской фирмы, слыл у современников "чудаком". Будучи одним из богатейших людей России, он гордился народным происхождением своего рода, пренебрежительно относился к "придворным шаркунам" и свои обращения к властям подписывал издевательски-иронично: "каторжник Прокофий демидов". Был весьма щедр на благотворительность, финансировал строительство обширного государственного Воспитательного дома, к проектированию которого, по его инициативе, был привлечен нижегородский зодчий Я.А. Ананьин, который затем станет первым нижегородским архитектором. Для Прокопия Ананьин выстроит красивую усадьбу в селе Быковка.

Село Фокино не просто древнее, оно легендарное. Его легенда гласит: "Когда-то в прошлом по этим живописным волжским берегам тянулся дремучий лес. страшно было тут: по всей горной цепи над рекой все лес и лес! Только в одном месте, в самой высокой части нависшей над Волгой кручи, виднелась небольшая светлая поляна. Посреди нее, подобно сторожевой будке, маячил одинокий домик.

Рассказывают, что жил в этом домике атаман разбойничьей шайки по имени Фока. Не зря выбрал атаман это место: отсюда далеко просматривались все излучины реки и любое, даже маленькое суденышко было видно, как на ладони. Особенно хорошо умел примечать Фока богатые купеческие караваны. Едва завидит атаман расписное судно с товарами, тотчас же по всему лесу сигнал подает. И вмиг из дремучих чащ да из прибрежных ивняков, как из-под земли, вооруженные люди являются. На легких и быстрых лодках спешат они вместе со своим атаманом наперерез богатею... смелый набег длится недолго, а потом наступает время дележа добычи и воспоминаний о происшедшем. Старики говорили, что на волжском берегу в это время нередко случалось и такое, когда разбойники атамана Фоки отдавали только что добытые богатства неизвестно откуда взявшемуся бедному крестьянину. Вдруг мгновенно исчезнув в густых зарослях, фокинские люди не появлялись на берегу реки до следующего боевого клича их предводителя.

...Шли годы, и вот гора, где стоял дом атамана, стала называться Фокиной горой. Фокинкой окрестил народ и ручеек, что берет начало на ее высоких кручах. Возникшее на поляне, где стоял одинокий домик, селение увековечило в своем названии имя атамана, бывшего некогда грозой богачей". Еще легендарнее история озера Нестиар, залежи болотной руды с которого послужили сырьем для демидовского завода в Фокине. Люди, что живут недалеко от этого озера, рассказывают, что в давние времена на месте озера стоял монастырь. Звон его колоколов раздавался по всей округе, что помогало путникам выбираться из лесной чащобы. Но вот пришли на Русь татары.

Они разграбили много сел и деревень. И один раз, в поисках новой добычи, ринулись вглубь заволжских лесов, где и наткнулись на этот монастырь. Обрадовались и попытались его ограбить. Но на их глазах монастырь провалился в глубокую яму, которую быстро залила вода. И образовалось озеро, которое укрыло монастырь от злобных татар. Монастырь-то скрылся, а звон его до сих пор помогает путникам, потерявшим дорогу, добраться до дому.

Легендарна история малого Урала, составлявшего славу Нижегородского края в XVIII веке.

Примечания

1 Дневные заметки путешествия доктора и академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 году. сПб., 1771. с. 48-49

[Журнал N16]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8