Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N16":
Главной темой нашего журнала стали корпоративные музеи.

К сведению!
Роль личности в музейном деле в большинстве случаев остается определяющей. Это относится к работникам и государственных, и корпоративных музеев. Всю жизнь работая на одном предприятии, относясь к нему как к родному дому, помимо своих непосредственных производственных задач, человек берет на себя заботы по организации музея, обогащая это дело личными качествами увлеченного собирателя и борца за справедливость, защитника интересов работников своего предприятия. Коллекции и экспозиции, созданные музейщиками-подвижниками, часто отражают историю развития отрасли, в которой они работают.

Нам очень хотелось отметить три важных юбилейных даты 2008 года: 90-летие Нижегородской радиолаборатории, 75-летие Нижегородского отделения Союза художников России и 60-летие Нижегородского планетария. Нижний Новгород, славный своими научными школами и наукоемкими производствами, продолжает быть местом средоточия огромного научного и производственного потенциала. Большое значение при этом имеет популяризация науки, чем с успехом занимаются и Нижегородский планетарий, и музей науки "Нижегородская радиолаборатория", и музеи вузов и предприятий.

2-3 декабря 2008 года в музее науки "Нижегородская радиолаборатория" был проведен Первый научный семинар "История науки и техники: музейные исследования", в работе которого приняли участие представители разных научных, технических, производственных музеев. Этот семинар будет отныне проводиться регулярно - один раз в два года. .

Т.А.Краснолобова
Мои учителя, наставники, коллеги К 130-летию со дня рождения академика К.И. Скрябина

7 декабря 2008 года исполнилось 130 лет со дня рождения академика К.И. Скрябина, доктора биологических, ветеринарных и сельскохозяйственных наук, лауреата Ленинской и Государственных премий, Героя Социалистического Труда, создателя науки гельминтологии (наука о паразитических червях и вызываемых ими заболеваниях. - Ред.).

Он прожил длинную (94 года) и чрезвычайно насыщенную жизнь, оставаясь в строю практически до последних дней жизни, занимаясь наукой. Мне посчастливилось пройти путь рядом с этим замечательным ученым и человеком в последние 20 лет его жизни, работая в созданной им лаборатории гельминтологии при отделении общей биологии Академии наук СССР (Москва).

Воспоминания об академике К.И. Скрябине

Начиналось это так.

После окончания биологического факультета Горьковского университета я получила направление в аспирантуру. В Москве, после предварительной встречи с секретарем Константина Ивановича я получила возможность встретиться со Скрябиным у него дома (жил он на улице Горького). Встреча проходила в присутствии нескольких ученых, которые были у него в гостях. Константин Иванович попросил рассказать о моих научных достижениях в студенческие годы. Я рассказала о расшифровке двух видов циклов развития трематод, вызывающих массовый падеж домашних птиц (преимущественно кур) в природных очагах. Свою работу я проводила в Чернухинском районе на полевой базе биологического факультета, где в ближайших деревнях наблюдалась массовая гибель кур и причина была неизвестна. Прослушав мою информацию, К.И. Скрябин допустил меня к участию в конкурсе на поступление в аспирантуру. Конкурс был большой, но желание попасть в лабораторию было еще больше. Я оказалась в стенах учреждения, о котором Константин Иванович говорил так: "Моя маленькая кристально чистая лаборатория состоит из настоящих людей и ученых". Это было действительно так. Лаборатория находилась в отделении общей биологии Академии наук СССР (Ленинский пр., 33). В этом здании кроме нашей лаборатории размещались институты морфологии животных, биохимии, микробиологии, физиологии, а также лаборатории биофизики и электронной микроскопии. Руководителями этих подразделений были академики Несмеянов, Курсанов, Кузин, Крис и другие. Практически все они были авторами учебных пособий по своей науке. Вот в такой мир я попала сразу после окончания университета. Моя судьба оказалась счастливой, так как гельминтология стала для меня целью жизни и радостью творчества. Я быстро защитила кандидатскую диссертацию, поскольку она была продолжением моих студенческих исследований, и Константин Иванович начал привлекать меня практически ко всем мероприятиям, которые поднимали престиж нашей науки. Я принимала участие в многочисленных экспедициях: полуостров камчатка, полуостров Ямал, остров Барсакельмес, Карасукские озера и многие другие. Более 30 летних сезонов проработала на озере Энгуре, полевой базе Академии наук Латвийской ССР, являясь там единственным специалистом.

В 1961 году по инициативе К.И. Скрябина в нашей стране создается журнал "Helmintologia". Константин Иванович предложил мне стать ученым секретарем этого журнала. Мы вместе ходили на прием к президенту Академии наук СССР М.В. Келдышу за помощью в издании этого журнала и финансовой поддержкой. Вопрос решился положительно. В ред- коллегию журнала вошли ученые Польши, Румынии, Болгарии, Венгрии, германии (ГДР) и Чехословакии. Практически все они были учениками К.И. Скрябина. Он их нашел во время своих поездок за рубеж и "заразил" их этой наукой. В последующие годы журнал издавался в Чехословакии, и мне неоднократно приходилось выезжать в города Брно и Прагу на международные симпозиумы по гельминтологии, где обычно проходили и заседания редколлегии.

В памяти осталась моя самая первая поездка за рубеж в Берлин (ГДР) на Первый международный паразитологический конгресс в 1959 году вместе с Константином Ивановичем. Центральная часть Берлина лежала в руинах, и стена между двумя секторами еще не была возведена.

Константину Ивановичу была предоставлена честь открыть этот конгресс. Зал был переполнен учеными со всего мира. Он выступал на чистейшем немецком языке. Нас охватило чувство гордости за такое признание его научных заслуг в мире. Константин Иванович окончил Дерптский ветеринарный институт. После его окончания получил направление в Туркестан в г. Чимкент. Там был собран огромный гельминтологический материал, который обрабатывался во время командировок в Европу у знаменитых ученых того времени. В 1918 году Скрябин создает кафедру паразитологии в г. Новочеркасске. Через несколько лет переезжает в Москву и начинается, как пишет Константин Иванович в своей книге "Моя жизнь в науке", "Золотой век советской гельминтологии". Вышел в свет 2-томный труд "Гельминты человека". В стране проводилось обследование и лечение людей от гельминтов, особенно в наиболее удаленных от центра местах (Якутия, Алтай, Сибирь и т.д.). Совместно с ветеринарными врачами в стране активно внедрялся надзор за мясными продуктами, обращалось особое внимание на глистные болезни домашних животных, опасных для человека. Постоянно проводились экспедиции по изучению гельминтологической ситуации в стране. И это было возможно, хотя в конце 1920-х - начале 1930- х годов страна находилась в тяжелой ситуации.

Константин Иванович написал большое количество монографий сам и в соавторстве со своими учениками. Начиная с середины 1940-х годов он полностью посвятил себя обобщению материала по трематодам животных и человека. Им было выпущено 22 тома.

Поскольку я занималась этой группой гельминтов, Константин Иванович неоднократно привлекал меня к редактированию отдельных томов. В те годы не платили гонораров за издание подобных работ, но Скрябин говорил так: "Деньги в этой ситуации не главное, важно, чтобы не было препятствий в публикации". Цена этих монографий не выражалась деньгами. Вспоминаю такой случай. В лабораторию приехала ученая из Америки, и я ей подарила один из томов монографии К.И. Скрябина. Уезжая от нас, она сказала: "Все свои вещи сдам в багаж, кроме монографии. Она для меня бесценна".

Однажды к нам приехала делегация американских ученых, и я вспоминаю такой разговор: "Как вы зарабатываете деньги, чтобы заниматься наукой?" Меня этот вопрос очень удивил. На мой аналогичный вопрос американский коллега ответил: "Мы выращиваем рыбу в искусственных прудах, продаем ее и на вырученные деньги проводим исследования". Оценивая доклад о результатах научной работы американцев, мы сделали вывод, что учиться у них тогда было практически нечему. Я и сейчас остаюсь при мнении, что наука должна оплачиваться государством, и в науке должны работать высокообразованные люди, преданные ей, так как настоящая наука поглощает жизнь целиком.

Хочу вспомнить ежегодный праздник всех гельминтологов, который проводился 7 декабря, в день рождения Константина Ивановича, - это проведение Всесоюзной конференции гельминтологов. Все происходило в Москве либо в доме ученых, либо в актовом зале московского университета. На конференцию приезжало огромное количество гельминтологов со всего советского союза и из-за рубежа. Эти встречи позволяли нам подниматься на новый научный уровень и быть в курсе последних открытий в нашей науке. По окончании конференции в одной из гостиниц Москвы проводился банкет, на который мог попасть практически каждый желающий за сравнительно небольшую плату. Я работала в оргкомитете встречи и помню о постоянном участии в ней друга К.И. Скрябина народного артиста СССР Ивана Семеновича Козловского. Появившись в дверях ресторана "Националь", на 80-летнем юбилее Константина Ивановича, он запел "Сейте разумное, доброе, вечное..." На этих праздниках за рояль садился и сам Константин Иванович, который прекрасно владел инструментом.

Даже в свои 90 лет он говорил: "Я не считаю себя стариком, а считаю только пожилым человеком". Таковым он и был на самом деле. Ушел из жизни Константин Иванович в 94 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Гельминтология как самостоятельная наука была создана К.И. Скрябиным в 1940-е годы. До этого все исследования в этой области относились к паразитологии. Ведущим ученым в этой области был академик Евгений Никанорович Павловский. Константину Ивановичу выпало подлинное счастье создать научную школу. среди его учеников более сотни докторов ветеринарных, биологических и сельскохозяйственных наук.

В нашей стране было проведено около 300 экспедиций. Материалы вскрытий позволили создать музей, где хранятся образцы гельминтов. Музей уникален и является одним из крупнейших собраний мира.

Еще хочется сказать об ораторских способностях Константина Ивановича. До сих пор я помню его высказывания об ученых и науке. Он говорил: "Представьте на минуту, что в науке остались одни старики... Но ведь это трагедия. Представьте, что в науке одна молодежь... Но ведь это комедия. Только при совместной работе можно добиться гармонии". Опыт старшего поколения - это ценнейшее богатство, которое мы накопили за годы советской власти. Константин Иванович писал в 1950-е годы, что в нашей стране работает четверть научного потенциала мира. К сожалению, сегодняшнее состояние гельминтологии трагично, знаний мало, специалисты практически не готовятся. А проблема серьезная, так как все чаще и чаще ставятся неправильные диагнозы и наблюдаются смертельные случаи, а виновниками на самом деле являются гельминты.

Воспоминания об учителях, открывших мне путь в науку (Горьковский государственный университет) А.А. Соболев, доктор биологических наук

В 1950 году я поступила в Горьковский университет (ГГУ) на биологический факультет. После окончания первого курса необходимо было определиться в выборе узкой специальности. Именно в этот год пришел в университет из пединститута профессор Андрей Андреевич Соболев. Он возглавил кафедру зоологии беспозвоночных животных после перехода на работу в московский университет Алексея Дмитриевича Некрасова. На курсе нас было 50 человек, и большинство студентов выбрали своей будущей специальностью микробиологию, физиологию, биохимию, ботанику. Наши немногочисленные мужчины (в будущем все доктора наук) определились на кафедру к профессору Е.М. Воронцову. Эта кафедра была престижной для зоологов-полевиков. Лишь 5 человек подали заявление на кафедру зоологии беспозвоночных, куда и пришел работать А.А. Соболев.

Я думаю, что о науке гельминтологии в те годы в университете никто не знал, тем более студенты, так что наш выбор был сделан вслепую. В результате из пяти поступивших четверо в дальнейшем защитили кандидатские диссертации. В чем секрет этого успеха? Думаю, только в нашем учителе Андрее Андреевиче Соболеве, который был прежде всего талантливым ученым и педагогом. уже в те годы он был автором монографии по нематодам п/отр. Spirurata, которую писал по совету академика К.И. Скрябина. При определении темы моей курсовой работы он предложил мне прийти в пединститут, сначала к себе домой, а потом на кафедру, где он еще продолжал работать. Жил он в небольшой комнате при институте. В комнате ничего, кроме стола и кровати, не было, зато на подоконниках лежали сотни коробок от папирос "Казбек", которые практически закрывали окно на три четверти.

Когда он предложил мне тему, связанную с изучением цикла развития цестоды выхухоли, он открыл несколько папиросных коробок, заполненных жуками, и показал возможных переносчиков этого заболевания. При посещении музея он показал мне огромную коллекцию тропических бабочек, указав на большую ценность ее. Возможно, это была его личная коллекция. Так он вводил меня в науку. После этого я заселила всю кафедру жуками, однако цикла развития не расшифровала. Соболев видел мои старания, но при защите курсовой написал заключение : "Автор проделал значительную работу, но потерпел неудачу. Надеюсь, что в дальнейшем будет и успех!!" Этим он морально поддержал меня. Успех пришел на 3-м и 4-м курсах. Я изучила два очень сложных цикла развития трематод, которые абсолютно не были известны, а заболевания, вызванные этими паразитами, вызывали массовую гибель домашних птиц. Думаю, что Андрею Андреевичу было очень приятно, так как он сразу же сообщил об этом в Москву академику К.И. Скрябину, где в течение нескольких лет выполнялась диссертация по этой теме, а результатов не было.

Я рассказываю об этом, чтобы показать на своем примере, как Андрей Андреевич готовил своих учеников к серьезной работе.

Как правило, он предлагал своим студентам темы, которые по масштабу были значительно шире курсовых работ. Он рассчитывал на способности человека. Это доверие подогревало инициативу, и хотелось, очень хотелось оправдать доверие такого ученого.

Хочется вспомнить, как Андрей Андреевич продвигал своих учеников дальше. Он не бросал их на полпути, а старался вывести их в люди. Он посылал нас с докладами на всесоюзные конференции, которые ежегодно проводились либо в Москве, либо в Ленинграде. Он сам присутствовал на них. Видно было, как он волновался за нас, как за своих детей. Был такой случай. Я, студентка, выступаю на конференции в Москве. Андрей Андреевич стоит за дверями аудитории. когда я уверенно рассказала о расшифровке новых циклов, Андрей Андреевич прошел в зал и сел на первый ряд. Это было чувство гордости за своего воспитанника.

А.А. Соболев читал только спецкурсы для небольшой группы студентов. Это был праздник. Его эрудиция, знание иностранных языков погружали нас в богатый мир науки. Андрей Андреевич хорошо знал мифологию, латынь и объяснял названия беспозвоночных, исходя из этих знаний. Он очень доверительно относился к нам и, как правило, на экзаменах говорил так: "Я видел, как серьезно вы готовились к сдаче экзаменов, просиживая до глубокого вечера на кафедре". И ставил нам только хорошие оценки. В середине 1950-х годов он стал проректором университета. Но, вспоминая эти годы, следует отметить, что никакого удовлетворения от этой работы он не получал.

Он недолго работал в Горьковском университете. В 1955 году Андрей Андреевич уехал во Владивостокский университет. Я поступила в аспирантуру в Москве. Многие горьковские гельминтологи последовали за Соболевым на дальний Восток. Е.В. Надточия, моя коллега по Горьковскому университету, работала на кафедре А.А. Соболева во Владивостокском университете. Андрей Андреевич страдал бронхиальной астмой, и, видимо, климат оказался для него тяжелым. Он прожил недолго и скончался в полном одиночестве. мне рассказали, что похоронен он рядом с В.К. Арсеньевым, знаменитым этнографом, писателем.

Однако и за короткий период пребывания во Владивостоке А.А. Соболев подготовил гельминтологов, известных не только в нашей стране, но и за рубежом.

Я не ошиблась, поступив в Горьковском университете на кафедру зоологии беспозвоночных к А.А. Соболеву. Гельминтология стала смыслом моей жизни.

А.М. Парухин, кандидат биологических наук

Одновременно с А.А. Соболевым в ГГУ пришел и его ученик Амур Макарович Парухин. Он был ассистентом на кафедре зоологии беспозвоночных и вел у нас занятия. Он тоже был неординарным человеком. Будучи примерно одного возраста, преподаватель и студенты поддерживали дружеские отношения. Побывав у него дома, кроме стеллажей с книгами вдоль всех стен я ничего не увидела. Он был сыном учителя. Прекрасно образован. Он вел у нас практические занятия не только в университете, но и на биостанции в с. старая Пустынь Чернухинского района. Кроме того, считался руководителем наших курсовых работ. Энтузиаст, который работал на кафедре до поздней ночи. Пожалуй, только на нашей кафедре горел огонек до глубокого вечера, и мы сидели там, увлеченные своей работой. В дальнейшем он последовал за А.А. Соболевым во Владивосток, но работал там в Тихоокеанском научно-исследовательском институте рыбного хозяйства и океанографии (ТИНРО). Плавал в экспедиции во Вьетнам. Впоследствии он перебрался в Севастополь в институт биологии южных морей и принимал участие в экспедициях по многим морям и океанам. Собрал огромный материал о редких видах рыб. Много печатался. Когда я была приглашена на конференцию в Севастополь и посетила квартиру Амура Макаровича, то кроме огромного количества книг я увидела богатейшую коллекцию морских раковин, подобное в те годы трудно было увидеть даже в музеях. Он не порывал связь с горьковским университетом и институтом паразитологии Академии наук. Однако жизнь его оборвалась очень рано. Умер он в Севастополе совсем молодым человеком.

Сейчас я понимаю, что мне очень повезло при выборе моей специальности, а главное, с учителями, которые вывели меня на широкую дорогу жизни.

М.Д. Сонин, член-кор. Академии наук СССР

Марк Дмитриевич Сонин - выпускник кафедры зоологии Горьковского государственного университета 1955 года.

"Вестник российской академии наук" в официальном отделе опубликовал материалы о научных заслугах М.Д. Сонина в связи с его 70-летием (м., 2002. Том 72. № 12. с. 1139-1140).

М.Д. Сонин - крупнейший специалист в области исследований фауны, систематики и экологии гельминтов, лидер научной гельминтологической школы академика К.И. Скрябина, автор более 200 научных публикаций, в том числе 10 монографий. Под руководством Марка Дмитриевича получили развитие новые направления в изучении экологии гельминтов, микологии и иммунитета растений при гельминтозах, начались исследования по радиобиологии и проблемам протозоологии.

М.Д. Сонин - один из авторов концепции паразитарного загрязнения среды под воздействием антропогенных факторов. С 1983 по 2001 год был директором института паразитологии Академии наук СССР, вице-президентом Всероссийского общества гельминтологов и Паразитического общества, председателем научного совета РАН по проблемам паразитологии, членом Национального комитета советских биологов. По его инициативе создан совместный научно-экспериментальный центр института паразитологии РАН и института зоологии Национальной академии наук Армении.

М.Д. Сонин - лауреат премии им. К.И. Скрябина РАН, награжден многими орденами, медалями, избран почетным членом паразитологических обществ Чехословакии и Германии.

Первой крупной работой, принесшей ему известность среди паразитологов, стала 4-томная монография "Филяриаты животных и человека", выпущенная в 1966-1977 годах. Совместно с чешскими и словацкими паразитологами были выпущены монографии "Гельминты рыбоядных птиц Палеарктики" (Прага, 1978), "Гельминты диких копытных Восточной Европы" (Москва, 1988), "Нематоды диких куриных птиц Палеарктики" (Москва, 1996).

М.Д. Сонин широко известен среди зарубежных паразитологов. за вклад в развитие паразитологических исследований президиум Чехословацкой Академии наук наградил М.Д. Сонина серебряной медалью им. Менделя (1982), а паразитологические общества Чехословакии (1975) и германии (1988) избрали его своим почетным членом.

[Журнал N16]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8