Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Журнал 9-10 Журнал N16":
Главной темой нашего журнала стали корпоративные музеи.

К сведению!
Роль личности в музейном деле в большинстве случаев остается определяющей. Это относится к работникам и государственных, и корпоративных музеев. Всю жизнь работая на одном предприятии, относясь к нему как к родному дому, помимо своих непосредственных производственных задач, человек берет на себя заботы по организации музея, обогащая это дело личными качествами увлеченного собирателя и борца за справедливость, защитника интересов работников своего предприятия. Коллекции и экспозиции, созданные музейщиками-подвижниками, часто отражают историю развития отрасли, в которой они работают.

Нам очень хотелось отметить три важных юбилейных даты 2008 года: 90-летие Нижегородской радиолаборатории, 75-летие Нижегородского отделения Союза художников России и 60-летие Нижегородского планетария. Нижний Новгород, славный своими научными школами и наукоемкими производствами, продолжает быть местом средоточия огромного научного и производственного потенциала. Большое значение при этом имеет популяризация науки, чем с успехом занимаются и Нижегородский планетарий, и музей науки "Нижегородская радиолаборатория", и музеи вузов и предприятий.

2-3 декабря 2008 года в музее науки "Нижегородская радиолаборатория" был проведен Первый научный семинар "История науки и техники: музейные исследования", в работе которого приняли участие представители разных научных, технических, производственных музеев. Этот семинар будет отныне проводиться регулярно - один раз в два года. .

Н.В. Колесникова
А.А. Липгарт - конструктор, руководитель, человек К 110-летию со дня рождения

Многих зарубежных создателей автомобильной техники теперь мы знаем даже в лицо. Порше, Бенц, Иссигонис, Ледвинка: Их биографии легко найти сейчас на страницах наших многочисленных автомобильных журналов. Но, как и прежде, очень мало известно нам о конструкторах отечественных автомобилей. Грачев, Соловьев, Кригер, Липгарт:

Сегодня речь пойдет о выдающемся конструкторе автомобильной техники Андрее Александровиче Липгарте (1898-1980), которому в июне 2008 года исполнилось бы 110 лет. Горьковский автозавод и весь отечественный Автопром может гордиться этим именем. Именно в бытность Липгарта главным конструктором ГАЗа были созданы многочисленные модели легковых и грузовых автомобилей, принесших славу отечественному машиностроению. деятельность конструкторско-экспериментального отдела, возглавляемого А.А. Липгартом, отличали смелые технические решения, постоянный поиск новых форм, неординарность мысли.

В музее истории ОАО "ГАЗ" хранятся документы Андрея Александровича, личные вещи, воспоминания о нем ветеранов, его письма и рукописи. Наш сегодняшний рассказ об этом выдающемся человеке построен целиком на материалах их фондов заводского музея.

Передо мной автобиография Андрея Александровича. Читаю: "Родился я 4 июня 1898 г. в Москве в семье служащего. Отец мой - бухгалтер, работал до и после революции на различных предприятиях Москвы:"

Андрей Александрович был старшим ребенком в многодетной семье. И когда в дальнейшем отец оставил семью, Андрей стал первым надежным помощником своей матери. В 1915 году он окончил частное реальное училище Вознесенского и поступил в императорское московское техническое училище. Но в 1918 году ему пришлось прервать учебу. Два года Липгарт служил красногвардейцем в 1-м запасном телефонно-телеграфном батальоне, где ремонтировал автомобили, ставшие впоследствии его призванием. После демобилизации он продолжил образование. В 1925 году окончил МВТУ и поступил работать в Научно-исследовательский автомоторный институт (НАМИ). Работал сначала чертежником-конструктором, а потом и главным конструктором отдела. В НАМИ он работает по конструированию и постройке образцов первого отечественного малолитражного легкового автомобиля НАМИ-1, а затем по освоению производства этого автомобиля на заводе "Спартак". Кстати, один из сохранившихся образцов этой моде- ли находится в коллекции музея ОАО "Гидромаш". Из документов первых лет работы сохранилась расчетная книжка № 129, в которой оговаривались условия найма А.А. Липгарта на работу.

Он был переведен на ГАЗ по личной просьбе в 1933 году. Листок по учету кадров, заполненный его рукой по приходу на завод, хранится в музее. Появляется и первая заводская запись в трудовой книжке Андрея Александровича. "Сентябрь 1933 г. - принят на горьковский автомобильный завод и назначен главным конструктором завода:" Он принес на завод, построенный при технической помощи американцев, американский прагматичный подход к разработке конструкции автомобиля. Все модели, спроектированные под его руководством, были просты, технологичны, практичны, долговечны. Он сам считал, что причины успеха - это "здравый смысл, логика, точный расчет, рациональность". Эти принципы приняли и всегда отстаивали его ближайшие помощники и коллеги. Липгарт создал собственную конструкторскую школу, воспитал целую когорту выдающихся специалистов, многие из которых сами стали главными или ведущими конструкторами отрасли: Г.М. Вассерман, В.А. Грачев, А.Н. Кириллов, Б.Д. Кирсанов, А.М. Кригер, Н.Г. Мозохин, А.Д. Просвирнин, Н.А. Юшманов, В.С. Соловьев и др.

Здесь на ГАЗе проявились его основные качества: целеустремленность, творческая инициатива, умение работать с людьми. Андрей Александрович обладал огромной притягательной силой потому, что был человеком в самом высоком смысле этого слова. Именно поэтому ему удалось создать слаженный коллектив, сильный конструкторский ансамбль, звучание которого было великолепно.

Первой его работой на заводе было создание и ввод в производство легкового автомобиля м-1. заводские конструкторы во главе с Липгартом выдержали трудный экзамен, самостоятельно решив сложные конструкторские задачи. Сохранился черновик одной из первых докладных А.А. Липгарта в ЦК ВКП(б) А.А. Жданову "Личное мнение инженера А. Липгарта", где он обосновывал выбор двигателя нового автомобиля.

Миллионы автомобилистов знакомы с А.А. Липгартом не лично, а через спроектированные под его руководством и при его участии автомобили, каждый из которых он наделил частичкой своей души, своего характера.

Вот как характеризует работу конструкторов ГАЗа под руководством А.А. Липгарта создатель бронетанковой техники Н.А. Астров - доктор технических наук, герой социалистического Труда, заслуженный деятель науки и техники РСФСР:

"На ГАЗе я увидел настоящую, серьезную и большую конструкторскую, испытательную и доводочную работу, научился ее организации, а главное - осмысливанию конструкторского дела в большом и всестороннем смысле этих слов. Такой школы, кроме как у А.А. Липгарта, пройти было негде и невозможно. Более того, я думаю, что если бы судьба не свела меня с Андреем Александровичем, я не был бы чего-то стоящим конструктором..."

Перечень машин, спроектированных и построенных Липгартом и его учениками огромен. Грузовые и легковые, внедорожники, легкие танки, броневики, спортивногоночные, гусеничные: М-1 и ГАЗ-61, "Победа" и зим, ГАЗ-51 и ГАЗ-63, БА-64, ГАЗ-69, БТР-40, а также КАЗ-150, ЗАЗ-966, ПАЗ-652 , ВАЗ-2121 и др. Интересно, что даже в "чужих" конструкциях присутствовали инженерные решения в липгартовском стиле, носившие отпечаток творческой манеры мэтра.

По воспоминаниям его современников, Андрей Александрович был человеком авторитарным, жестким, бескомпромиссным, немногословным и даже угрюмым, но в тоже время добрым, душевным и прекрасно все понимавшим. Он возглавлял конструкторский коллектив огромного предприятия и был беспартийным, что в то время являлось совершенно невероятным. Но слишком велик был его авторитет не только среди руководителей завода и министерства, что ему разрешали даже это.

Чтобы лучше понять и оценить личность главного конструктора, уместно привести строчки из воспоминаний М.С. Мокеева - начальника лаборатории испытаний легковых автомобилей КЭО-УКЭР ГАЗ, хранящихся в фондах музея ГАЗа.

"Липгарт всегда знал все лучше других и чуть ли не раньше всех: он был самым знающим и в заводоуправлении, и в министерстве. Он смело брал на себя всю ответственность. Подчиненных строгал, но и защищал. Смотрел вперед дальше всех, а ошибался меньше всех:"

Это благодаря его смелой инженерной мысли впервые в СССР потребитель получил: гидромуфту, фланцевые полуоси и несущий кузов зима, кислотоупорные сухие гильзы цилиндров на "Победе" и ГАЗ-51, объединенную с демультипликатором раздаточную коробку ГАЗ-63, действующий от педали омыватель ветрового стекла у М-72 и многое другое.

Все автомобили, созданные Липгартом, получили за свои отличные эксплуатационные качества, в особенности за высокую работоспособность, надежность и долговечность, широкое признание. В этих новых по тому времени оригинальных конструкциях автомобилей, созданных методом творческого научного проектирования, чрезвычайно удачно сочетались достижения мировой автомобильной техники и глубокое понимание специфических условий производства и эксплуатации автомобилей в нашей стране. Вот почему конструкции автомобилей, созданных под руководством А.А. Липгарта, оказались столь долговечны.

За время работы на горьковском автозаводе А.А. Липгарту 5 раз присуждалось звание лауреата сталинской премии. Гости музея могут увидеть в нашей экспозиции все 5 почетных знаков, а также познакомиться с поздравительными телеграммами, присланными главному конструктору со всех концов страны. Среди них - шутливая от писателя Сергея Михалкова: "Поздравляю от души. Ваши ЗИМы - хороши".

В фондах музея много интересных документов, позволяющих проследить жизнь замечательного человека. Среди них - письмо (заявление), адресованное в трудные для Липгарта дни директору завода И.К. Лоскутову. Оно сохранилось в личном архиве бывшего директора.

"В связи с крайним переутомлением и моральной подавленностью прошу освободить меня ото всех работ по новому проектированию и, если Вы сочтете возможным, использовать на работе меньшего объема - на обслуживании текущего производства. Одновременно прошу предоставить мне очередной отпуск в ближайшие дни. Прошу учесть, что в последний раз я был в отпуске в 1939 г. 13.05.1948 г. А. Липгарт".

В 1951 году А.А. Липгарта все-таки настигли последние всплески сталинских репрессий. Он был снят с должности и направлен рядовым конструктором на уральский автомобильный завод. После смерти и.В. Сталина Андрей Александрович был переведен в Москву и стал главным конструктором НАМИ - главного КБ отрасли. В институте он возглавляет научные и проектные работы по созданию у-образного двигателя, автомобилей высокой проходимости, разрабатывает перспективный типаж отечественных автомобилей и двигателей.

Большую научную работу он всегда сочетал с педагогической деятельностью, подготовкой конструкторских кадров. В течение многих лет (1953-1973) он руководил кафедрой колесных машин МВТУим. Н.Э. Баумана, являлся членом научно-методических советов минавтопрома, НАМИ и других организаций, а также был членом ученых советов ряда втузов. В 1947 году был избран членом-корреспондентом Академии артиллерийских наук (упразднена в 1953 году). С 1954 года - член ученого совета лаборатории двигателей АН СССР. В 1956-1957 годах был постоянным советником государственного комитета совета министров СССР по новой технике (Гостехника). В 1958 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР. 3 июля 1954 года - утвержден профессором. Степень доктора технических наук присвоена 27 января 1960 года.

Любимым увлечением Андрея Александровича был сад. Вспоминает старший сын Липгарта ростислав Андреевич (письмо хранится в фондах музея): "Детям ежедневно он давал задания на прополку, рыхление, подкормку, прореживание. Посадками он руководил сам. Много занимался сиренью, поддерживал контакты с знаменитыми сиреневодами. Отводки и привитые кусты этой сортовой сирени папа щедро дарил тем, кто занимался садоводством. По вечерам сам любил поливать, бегая вдоль грядок с лейкой, обычно совсем в сумерках, а иногда и под дождем. Теперь совершенно очевидно, что большую роль в воспитании у детей и внуков трудолюбия сыграло увлечение Андрея Александровича садом. Родители создали большую семью, которая оказалась жизнеспособной и после смерти ее основателей. Дружба, любовь и взаимопомощь лежат в основе взаимоотношений членов этой семьи и сегодня:"

Сам Андрей Александрович считал, что годы работы на ГАЗе - лучшие, главные. и главный его автомобиль - это "Победа", которую он сам лично вел в пробную поездку 6 ноября 1944 года.

Силуэт этого главного автомобиля его жизни теперь на могильной плите его создателя на Введенском кладбище в Москве.

Доктор технических наук А.А. Липгарт скончался 20 марта 1980 года.

Новое время вписывает в историю страны новые имена, но и через поколения дойдет до наших потомков имя создателя "Победы", создателя отечественной инженерной школы. Память об А.А. Липгарте - созданные им автомобили, воспитанные его школой ученики. Память о нем хранят заводской музей, его дети, внуки и правнуки. Музей истории ОАО "ГАЗ" предлагает вниманию читателей воспоминания Андрея Александровича Липгарта, доктора филологических наук, профессора мгу, о своем деде.

Памяти деда Андрея Александровича Липгарта

В жизни можно встретить немало людей, от природы наделенных значительной энергией и с поразительным упорством идущих к достижению того, что ими намечено, какими бы ни были стоящие перед ними задачи. Эта цельность характера сама по себе не такая уж редкость и (при отсутствии некоторых других качеств) не такая уж большая ценность. Действительно редким и ценным является сочетание этой целеустремленности с чистотой помыслов, душевной щедростью, личной скромностью и человеческой высотой, способностью чувствовать чужую боль и поддерживать тех, кто в этом нуждается. Подобные люди встречаются не каждый день, и все те, кому посчастливилось соприкоснуться с ними, кто был когда-то согрет их теплом, кому в тяжелую минуту случилось принять от них помощь, долго хранят благодарную память об этих людях.

Такую живую, светлую и добрую память оставил после себя мой дед Андрей Александрович Липгарт.

Не всякий человек, имеющий конструкторское образование, способен создать автомобили "Победа", ГАЗ-51 или ГАЗ-69. Не всякий человек, обладающий организаторским талантом, мог быть главным конструктором одного из крупнейших автозаводов страны в течение 18 лет, когда доносы, тюрьмы, ссылки и расстрелы были кошмарной повседневностью; 4 из этих 18 лет пришлись на годы войны. Не о всяком человеке можно сказать, что он является главой целой конструкторской школы, что люди, работавшие под его началом и многому у него научившиеся, впоследствии (в разное время и на разный срок) стали главными конструкторами практически всех крупных отечественных автомобильных заводов. Не всякий беспартийный непролетарского происхождения, да еще и с немецкой фамилией, был в то время лауреатом пяти сталинских премий, награждался орденами Ленина и Трудового красного знамени. Не всякому присуждают ученую степень доктора технических наук без защиты диссертации, по совокупности научных (конструкторских) работ. Уже этот довольно краткий перечень достижений и наград дает определенное представление о человеке. В памяти же родных и близких Андрей Александрович Липгарт продолжает жить не только как создатель "Победы", главный конструктор ГАЗа, создавший целую конструкторскую школу, и совсем не как лауреат и доктор наук и профессор, а как удивительно чуткий, добрый и сильный человек.

Случилось так, что с юных лет ему постоянно приходилось о ком-то заботиться. Старший сын в многодетной семье, после развода родителей он стал помогать матери Адели Армандовне Пельтцер в воспитании младших братьев и сестер. В 28 лет он женился на Анне Панкратьевне Милославиной, с которой прожил 47 лет и которая родила ему четверых детей. Имея такую немаленькую собственную семью, немногие решились бы оказывать существенную материальную помощь семьям сестер и брата, родственникам жены, а тем более второй семье отца. Для Андрея Александровича же это было естественно - он просто не мог поступить иначе.

Подобных поступков - собирать на лето в Горьком многочисленных племянников (вместе с собственными детьми - до 20 человек), в военные годы посылать продукты в голодную Москву - в жизни Андрея Александровича было достаточно. Правда, это может показаться не слишком значительным - "Почему бы и не поблаготворительствовать, если средства позволяют?" Средства, конечно, были, иначе семья не выжила бы в войну, но распределялись они на такое количество людей, что собственные дети Андрея Александрович и Анны Панкратьевны воспитывались в исключительной скромности. Что же касается поступков, то Андрей Александрович был способен и на большее.

Люди, имеющие представление о том, что такое сталинские репрессии, смогут по достоинству оценить следующий факт. Когда вскоре после окончания войны Андрей Александрович узнал, что в Караганде живет его троюродная племянница Аля, в 1941 году высланная туда из Москвы и потерявшая всех близких родственников, и что девушка не может получить там образование, он проявил редкое мужество. Принял Алю в свою семью, не смущаясь тем, что никогда не видел ее до этого и что она была дочерью расстрелянного "врага народа". Здесь речь шла уже не просто о материальных затратах, а об огромном риске, когда под угрозой оказывалась личная безопасность самого Андрея Александровича и всех его близких. Едва ли такое решение далось ему легко, но он, посоветовавшись с женой, совершил этот поступок, и Аля переехала в горький.

В жизни деда были не одни лишь семейные радости, конструкторские успехи и сталинские премии. Только очень сильный человек смог бы пережить внезапно начавшуюся в 1951 году травлю, когда его вначале понизили в должности, а затем перевели на Урал в Миасс в качестве простого инженера, с перспективой в любой момент проследовать в места не столь отдаленные. К счастью, все это продолжалось не долго, Андрей Александрович не стал мизантропом и не сошел с ума. Сразу же после смерти Сталина его вернули с Урала, но уже не на родной горьковский автозавод, а в Москву, где он стал заместителем директора одного научно-исследовательского института (НАМИ) и по совместительству заведующим кафедрой колесных машин в МВТу им. Н.Э. Баумана.

Жизнь, казалось бы, налаживалась, вернулось материальное благополучие, исчезло ощущение постоянной угрозы, с которым приходилось жить в сталинское время. Однако одновременно из жизни ушло что-то чрезвычайно важное, во многом составлявшее ее суть и смысл - любимая работа. И здесь не могли помочь должности, деньги, награды, потому что в возрасте 55 лет, в расцвете творческих сил, Андрей Александрович навсегда лишился возможности заниматься любимым делом - создавать автомобили. Ни в НАМИ, ни в МВТу он всерьез делать это не мог.

Несмотря ни на что, он остался самим собой. Немногословным (в старости - очень немногословным), чутким и щедрым человеком. Его творческая энергия (по крайней мере частично) нашла применение, и довольно неожиданное. Цветами он увлекался давно, еще в Горьком, теперь же он сделался страстным садоводом. Необыкновенная сирень, нарциссы, тюльпаны, розы, пионы и, конечно же, гладиолусы - эти цветы он выращивал так же вдохновенно, как и вдохновенно затем раздаривал их.

Таким он запомнился нам, внукам, - дедушка с лейкой на даче в Болшево, молчаливый дед Андрей, зычным криком "Молодцы!" мобилизующий нас на прополку бесчисленных грядок и при этом не терпящий возражений. Спастись от прополки было нельзя, можно было лишь отдалить ее с помощью тихого саботажа, но в итоге рано или поздно мы все равно оказывались на грядке - ослушаться деда было немыслимо.

Только в день похорон мы по-настоящему поняли, кем был наш вечно углубленный в себя дедушка, Андрей Александрович Липгарт. Квартира была завалена телеграммами с выражениями соболезнования, а проститься с ним на панихиду пришли сотни людей. И уже потом, слушая рассказы старших, мы стали ближе узнавать его, и тогда к чувству безусловного уважения и некоторого трепета прибавилось еще одно, неизбежно горькое ощущение. Мы же не понимали его при жизни, мы же недодали ему любви и тепла, которые так нужны каждому, каким бы добрым, умным и сильным он ни был. И пусть эти запоздалые слова любви не могут быть услышаны тем, кому они предназначены, они все равно должны прозвучать. В благодарную память об Андрее Александровиче Липгарте.
Сталинские премии в количестве пяти,
Четверо детей, пять внуков и две внучки.
Жизнь на даче.
Даже сосны норовят цвести, и пожухлая листва сама ложится в кучки.
Взгляд досадливо суровый, ежики бровей,
Лоб высокий в память о родне остзейской.
В душегрейке, с вечной лейкой дед Андрей,
Доктор и профессор, житель сельский.
Ближних и далеких от голода спасал,
В дом просторный собирал мал мала меньше.
Только душу никому не открывал,
Вроде бы и близкий, а все-таки нездешний.
Врассыпную от него трясогузок стаечка,
Одуванчики жалеют, что родились на свет.
Так вот и живет в памяти - мозаичный,
Ни во что единое не складывающийся дед.

[Журнал N16]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8