Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Нижегородский музей Журнал N23":
2012 год – это год значительных исторических юбилеев:
1150-летие российской го- сударственности, 400-летия освобождения Москвы от интервентов Нижегородским ополчением, 200-летие победы в Отечественной войне 1812 года.

К сведению!
Музей является сегодня одним из институтов, формирующих гражданское самосозна- ние, и может активно участвовать «в восстановлении традиционного отношения чело- века к базовым моральным ценностям общества, без чего никакие меры экономической и социальной политики не принесут устойчивого результата» (выступление В.В. Путина перед депутатами Госдумы 11 апреля 2012 года).

Из рода Раевских
С.В. Казнина, Т.В. Казнина

Светлана Владимировна Казнина - зав. фондами Арзамасского центра ремесел.
Татьяна Венедиктовна Казнина - ст. науч. сотрудник Арзамасского литературномемориального музея А.П. Гайдара

История любого государства начинается с истории и деятельности отдельных личностей, семей и родов. У каждой семьи своя вековая история, созвучная времени. Свою историю имеет и старинный дворянский род Раевских, который дал России немало замечательных деятелей на разных общественных поприщах - военных, ученых, литераторов, историков культуры, архитекторов и священников. В истории этого славного рода отразились практически все перипетии российской истории минувшего тысячелетия. Верные сыны и дочери своей Родины, они своим беззаветным служением Отчизне вписали не одну страницу в великую летопись России.

В Арзамасе добрую память о себе оставило семейство иерея Федора Герасимовича Раевского. Семейные предания утверждали, что его дед Артемий Раевский происходил из старинного дворянского рода. В начале XVIII века он переселился в Москву из Киева вместе со святителем Дмитрием Ростовским (1651-1709), у которого был посошником и келейником, впоследствии им же рукоположен в священники[1]. Согласно преданиям Артемий стал основателем рода священнослужителей Раевских. К сожалению, дальнейшая судьба его нам неизвестна. Спустя много лет на нижегородской земле оказался его сын - Герасим Артемьевич, в 1797 году он значился иереем церкви Успения Пресвятой Богородицы Ардатов ской округи села Кологривово. В тот год его шестнадцатилетний сын Федор обучался в Нижегородской духовной семинарии[2]. Спустя несколько лет Федор Раевский окончил семинарию, женился на дочери священнослужителя девице Евдокии Соколовой и получил место в Арзамасской Благовещенской церкви. В Арзамасе семейство Раевских поселилось в небольшом деревянном доме, на Богословской горке, что вблизи Спасского мужского монастыря[3]. В 1810 году отец Федор познакомился с новым настоятелем монастыря архимандритом Александром (Подгорченковым), учеником митрополита Московского Филарета, который стал для него примером истинного духовного служения.

В 1802 году в семействе Раевских родился первенец, нареченный в Святом крещении Иваном. Через год на свет появилась дочь Александра, а 20 мая 1804 года - второй сын, названный Николаем. Спустя пять лет, в 1809 году - Дмитрий. Последним ребенком в семье священника Раевского стал младенец Михаил[4]. Более тридцати лет отец Федор служил в храме Благовещения и был делопроизводителем при Алексеевской женской общине5 . Прихожане всегда чтили пастыря за его любовь к людям. Во всех важных обстоятельствах своей жизни они нередко обращались к нему за советами. Для многих из них он был духовным отцом и наставником, являвшим собой образец истинной и высокой нравственности. За несколько месяцев до смерти иерей Раевский был назначен настоятелем Благовещенской церкви и благочинным города Арзамаса. Но сердце священника не выдержало, и в июле 1834 года в возрасте 52 лет отца Федора не стало. Отпевали его в Благовещенской церкви архимандрит Александр, строитель Высокогорского монастыря Сергий и старшее городское духовенство. Погребен он был на Тихвинском кладбище. Вся жизнь священнослужителя Федора Герасимовича Раевского служила примером для его паствы и сыновей[6]. Вероятно, поэтому все четыре его сына: Иван, Николай, Дмитрий и Михаил - продолжили священническую династию Раевских.

Старший сын иерея Раевского Иван в сентябре 1815 года в возрасте тринадцати лет был отдан на обучение в Нижегородскую духовную семинарию[7]. Спустя годы отец Иоанн Раевский стал настоятелем храма Христа Спасителя в Москве. Николай также пошел по стопам отца и старшего брата. Шесть лет, с 1816 по 1821 год, он воспитывался в Нижегородской духовной семинарии. Жизнь семинариста не оставила тяжелых воспоминаний, ведь в семинарии он нашел хороших и добрых товарищей. В его памяти остались веселые прогулки семинаристов за реку Волгу, посещение городского театра, которому покровительствовал князь Н.Г. Шаховской. В 1821 году как первого ученика его направили в С.-Петербургскую духовную академию (1821-1825), которую он окончил со степенью магистра, после чего был профессором математики и еврейского языка в Архангельской духовной семинарии. В 1826 году Николай Раевский вернулся в Петербург, где женился на дочери священника. Вскоре поступил протодьяконом в Петропавловский собор и был рукоположен в священники церкви 1-го кадетского корпуса. Приняв священнический сан, Николай Раевский посвятил себя самоотверженным пастырским трудам. Он преподавал Закон Божий в 1-м кадетском корпусе (1828), Доме воспитания бедных Человеколюбивого общества (1828-1840), во 2-й Санкт-Петербургской гимназии (1831- 1845) и в артиллерийском училище (1833-1845)

С 1846 года Н.Ф. Раевский стал главным наблюдателем за преподаванием этого предмета в военно-учебных заведениях[8]. Он всей душой отдавался порученному ему делу, и пользовался большим авторитетом у молодежи. Его педагогическая деятельность имела чрезвычайный успех и самым благотворным образом отражалась на воспитанниках. И как тяжела была для него подчас утрата любимого ученика, не выдержавшего суровых условий климата и военной обстановки, непритворной была его радость, когда после окончания курса кадет или его родители приходили к нему со словами благодарности. Спустя годы, вспоминая кадетский корпус, генерал М.Я. Ольшевский писал в своих воспоминаниях: "Последнее мое слово о тебе, наш любимый законоучитель Н.Ф. Раевский. Прекрасный ты был человек и добрый пастырь. Как теперь вижу твою высокую стройную фигуру:"[9] Великий князь Михаил Павлович, будучи главным начальником над военными учебными заведениями, встречаясь с Раевским, любил беседовать с ним о делах и нуждах кадетского корпуса. Уважение, приобретенное им в кадетском корпусе, доброе отношение к прихожанам и духовным детям, занятия в гимназии сделали отца Николая известным многим высшим лицам петербургского общества. Живя вдали от дома, Николай Федорович вел постоянную переписку с родителями. Отец и сын обменивались не только известиями о семейной жизни, но и мыслями по серьезным вопросам. В 1831 году иерей Федор Герасимович Раевский собрался в дорогу, чтобы навестить сыновей, живших в столице, но в связи с распространением холеры доехал лишь до с. Бронницы, что вблизи Новгорода, и возвратился в Арзамас[10]. Три года спустя он скончался. В начале 1850 года отца Николая Раевского перевели в Воскресенский собор Смольного монастыря, где игуменьей была известная своей подвижнической жизнью монахиня Феофания. Спустя четыре года, в 1854 году, Николай Федорович Раевский был назначен кафедральным протоиереем Петропавловского собора (в крепости) и ректором Петропавловского духовного училища. Человекумный и многосторонне образованный, отец Николай обладал даром красноречия, многие из его проповедей производили большое впечатление на многочисленную паству. Еще в годы учебы Николай Раевский изучал труды французских проповедников XVII века: Бурдалу, Боссюэ, Фенелона, Массильона. И вскоре его имя появилось в богословской литературе, он напечатал свое рассуждение "Рассмотрение мест, приводимых в послании к евреям книг Ветхого Завета"[11]. Известны такие его сочинения: "Несколько уроков из истории древней христианской церкви"(1849), "Избранные слова и речи" (1861), "О жизни и творениях семи знаменитых отцов жизни" (1847), опубликованные в Санкт-Петербурге[12]. Умер Николай Федорович Раевский в расцвете лет, 4 февраля 1857 года, похоронен на Смоленском православном кладбище в С.-Петербурге. Один из сыновей протоиерея Николая Раевского по принятой традиции должен был унаследовать духовную стезю отца, но вопреки его воле стал юристом. Он женился на Марии Алексеевне Марковой, сестре члена Государственного совета П.А. Маркова. К чести Сергея Раевского, надо отметить, что, успешно поднимаясь по карьерной лестнице, он восстановил дворянство для себя и своих детей. Его старанием и попечением все дети получили хорошее образование. Так, юридический факультет Санкт-Петербургского университета окончил сын Алексей, получивший имя в честь Алексея Алексеевича Маркова, талантливого судебного деятеля и писателя, родного брата бабушки. Его брат Николай обучался на естественном отделении физикоматематического факультета того же университета[13]. Примечательна судьба правнука протоиерея - Николая Алексеевича Раевского (1894-1988), биолога и писателя-пушкиниста, автора книг "Когда заговорят портреты", "Портреты заговорили", "Друг Пушкина Нащокин", "Жизнь за Отечество", автобиографической повести "Добровольцы. Повесть крымских дней" и др. В 1915 году, после четырех университетских семестров, Николай Раевский поступил добровольцем в Михайловское артиллерийское училище, где прошел ускоренный шестимесячный курс, и отбыл на передовую. На фронтах Первой мировой войны артиллерист Раевский воевал почти два года. За личную храбрость получил орден Святой Анны 4-й степени. В конце 1918 года Николай ушел на Дон в Южную армию. Позднее вступил в Добровольческую армию, где служил под командованием генерала М.Г. Дроздовского. В ноябре 1920 года после разгрома белых в Крыму в составе армии Врангеля прибыл в Турцию. В 1924 году, после сложных и тяжелых приключений, 30-летний Николай Раевский оказался в Праге, где начал учебу на естественном факультете Карлова университета. В 1930 году он получил в Карловом университете диплом доктора естественных наук и одновременно предложение напечатать свою студенческую диссертацию в "Трудах Чехословацкой академии наук и искусств". В 1930-е годы Николай Раевский приступил к работе над 2-томной научной монографией по теме "Пушкин и война", получившей впоследствии название "Жизнь за Отечество". Тематика его пушкинологических исследований значительно расширилась, когда он начал поиски частных архивов: А.Н. Гончаровой-Фризенгоф (с 1934 года) и Д.И. Фикельмон (с 1938 года). В 1941 году Раевский два с половиной месяца сидел в гестапо. Его выпустили под подписку о невыезде, посчитав старого русского офицера "безвредным". В 1945 году Раевский был вывезен из Чехословакии и приговорен советским военным судом по статье 58-4 б "за связь с мировой буржуазией" к пяти годам тюремного заключения. В 1950-1960 годах был на поселении в Минусинске, после реабилитации ему разрешили жить в Казахстане, и он поселился в Алма-Ате. Только тогда Николай узнал, что младшие его братья Сергей и Алексей погибли в 1937 году - один был расстрелян, второй умер в Усть-Печлаге, а любимая сестра Софья после ареста выслана вместе с мамой на поселение в Караганду. В 70 лет Раевский смог завершить и опубликовать свою первую книгу "Когда заговорят портреты" (1964), через десять лет была выпущена следующая книга в продолжение темы - "Портреты заговорили" (1974), затем "Друг Пушкина Павел Воинович Нащокин" (1977). В возрасте девяноста четырех лет (1988) его не стало. Заместитель председателя Советского фонда культуры Олег Карпухин писал о нем так: "В судьбе его есть все, чтобы на ее основе воссоздать, без преувеличения, историю XX века со всем блеском, трагедиями, величием, потерями и обретениями"[14].

Младший из сыновей отца Федора - Михаил Федорович Раевский родился 17 июля 1811 года в Арзамасе. Получил первоначальное образование в Нижегородской духовной семинарии (1823-1829) и следом за старшим братом Николаем в 1829 году поступил в С.-Петербургскую духовную академию, курс которой окончил через четыре года, в 1833 году. Вскоре женился на Анне Федоровне Песоцкой, дочери известного петербургского священника, протоиерея Ф.С. Песоцкого. Получив место настоятеля русской посольской церкви в Стокгольме (Швеция), покинул Россию. И с тех пор Михаил Раевский находился в сфере двух ведомств: синода и Министерства иностранных дел. За короткое пребывание в Стокгольме он овладел шведским и ознакомился с другими скандинавскими языками. К этой поре он уже владел не только церковнославянским, латинским, греческим (как положено духовенству), но и немецким, французским языками. В 1842 году отец Михаил Раевский был перемещен на ту же должность в Вену, где и оставался до своей смерти. При нем православная церковь в Вене стала духовным центром славян, проживавших на территории Австро-Венгрии. Через Австрию как центр Европы пролегали пути русских подданных, направлявшихся в Италию, Германию, Францию и Испанию. Сначала галицийские малороссы, а потом и другие православные славяне, проживавшие в Вене, сербы Карловицкой епархии и словаки стали заходить к нему домой по окончании богослужения.

Самовар, подчас русская песня поддерживали скромное общение, к которому впоследствии присоединились многие известные россияне. Среди тех людей, кого жизнь свела с протоиереем Раевским, были Петр Андреевич Вяземский (1792-1878) - князь, сенатор, известный поэт; Г.В. Жомини - один из крупных теоретиков военного искусства; князь Вл. Одоевский (1804-1869), писатель и музыкальный критик; Ф.И. Тютчев (1803-1886), поэт; А.Н. Островский (1823- 1886), драматург; А.Х Востоков (1781-1864), российский филолог; Н.А. Попов (1833-1891), историк. В числе его корреспондентов были знаменитый филолог И.А. Бодуэн де Куртенэ и композитор М.А. Балакирев, писатель И.С. Тургенев. Но особенно близок протоиерей был с семьей И.С. Аксакова (1823-1886), публициста и общественного деятеля, редактора газет "День" (1861-1865), "Москва" (1867-1868) и "Москвич" (1868). Горячий сторонник возрождения славянства, протоиерей Раевский всю свою долгую жизнь посвятил служению этой идее. Все это привлекло к Михаилу Федоровичу внимание австрийских властей и дало повод выразить свое неудовольствие российскому правительству. Николай I, узнав, что министр юстиции граф В.Н. Панин знаком с братом венского священника - Н.Ф. Раевским, сказал: "Передайте же нашему Раевскому, чтобы он предупредил своего венского брата быть осторожнее. Иначе он попадет из Вены в Якутск".К счастью, на помощь венскому протоиерею пришла великая княгиня Елена Павловна, которая по случаю болезни дочери жила в Вене, где познакомилась с Раевским и приняла живое участие в заботах о помощи нуждающимся славянам. В 1856 году, после окончания Русско-турецкой войны, на отца Михаила русским правительством была возложена обязанность по устройству в славянских странах церквей и школ. А в 1860 году он стал представителем Московского славянского благотворительного комитета. Отец Михаил поддерживал постоянную связь со многими выдающимися славянскими деятелями: Гаем, Вуком Стефановичем, князем Милошем Сербским, патриархом Раячичем, Черногорским князем Петром. Был дружен с митрополитом Михаилом Йовановичем (1826-1898), выдающимся деятелем Сербской церкви, сыгравшим большую роль в развитии российскосербских отношений. Сербский митрополит Михаил в своих письмах русскому священнику сообщал обо всех важнейших событиях, просил совета: "Слава Богу, уже кончено дело о Сербском подворье в Москве. Наше правительство приняло этот дар и дало 3000 червонцев для покупки дома. В апреле думаю послать в Москву архимандрита и диакона для принятия церкви Кир-Иоанновской в наше ведение". Во время тяжелейшего Балканского кризиса 1875-1878 годов он возглавил Международный комитет помощи беженцам в Боснии и Герцеговине. В этот трудный момент митрополит обратился к Раевскому "с покорнейшей просьбой пособить своими советами, основанными на долголетнем изучении и опытности, что нужно делать нашему Комитету для лучшей и существенной помощи бедным братьям? Черногория и Далмация полны народу герцеговинского, в Славонии и Среме, также в Кроации и Сербии очень много народу из Боснии. Все эти люди ужасно страдают от голода и холода, а оставшиеся в Турции также от насилия пропадают... Вам, достопочтеннейший отец, известно все, что мы делали для спасения бедного народа нашего. И спасибо русским, они одни приняли к сердцу несчастную судьбу своих единоверцев и единоплеменников и посылают обильную помощь". В 1844 году протоиерей Раевский познакомился со словацким патриотом Л. Штуром, для которого в последние годы жизни стал большой опорой. В начале 1860-х годов судьба свела его с Николаем Милошем, будущим знаменитым канонистом и защитником сербского православия, будущим епископом Никодимом, который по совету протоиерея оставил Венский университет и поступил в Киевскую духовную академию. Через Раевского русские профессора и ученые (М.П. Погодин, И.И. Срезневский, О.М. Бодянский) поддерживали переписку со всеми известными деятелями славянской литературы и науки.

Отец Михаил оказывал материальное покровительство славянской молодежи. Он собирал средства, на которые обучались многие из студентов-славян. Протоиерей помогал улаживать множество проблем, возникавших в связи с получением виз, паспортов, рекомендательных писем. Ему писали и о финансовой неустроенности, и о бытовых проблемах, с которыми сталкивались эмигранты в России. И он пытался помочь каждому, чем только мог. Протоиерей Раевский, поддерживая отношения с политическими деятелями славянства, никогда не вмешивался в политические дела балканских народностей. Возможно, этим и объясняется его продолжительное пребывание в Вене, где австрийское правительство зорко следило за всеми мало-мальски причастными к освободительному движению на Балканском полуострове. Будучи членом Копенгагенского общества северных антиквариев и многих славянских обществ, он вошел в историю как один из родоначальников идеи созыва славянского съезда в России (1867). М.Ф. Раевский активно участвовал в организации Всероссийской этнографической выставки: вел обширную переписку со многими учеными и руководителями национального освободительного движения славян, которым было разослано 300 приглашений и переведена на немецкий язык программа сбора коллекций и фотографий. В итоге за необычайно короткий срок (1865-1867) были собраны прекрасные коллекции предметов материальнойкультуры народов, населявших славянские страны. (В 1948 году эта коллекция пополнила фонды Ленинградского этнографического музея.) Особенно интересными поступлениями с выставки 1867 года являются комплекты народных костюмов из разных стран, наиболее ранние из которых датируются XVIII - началом XIX века. Ценность их и сейчас весьма велика, так как в результате различных политических и военных катаклизмов, потрясших Европу в XIX и XX веках, многие славянские музеи лишились своих коллекций. В XIX веке Вена служила местом стечения многих православных, которые нуждались в своем религиозном центре. Протоиерей Михаил Федорович Раевский выдвинул идею о необходимости создания в Вене величественного каменного храма. Он исходатайствовал разрешение и начал сбор пожертвований на строительство храма. Помощником у него был священник Василий Архангельский, который после смерти протоиерея с мая 1884 по май 1885 года исполнял обязанности настоятеля. В 1885 году настоятелем венской посольской церкви был назначен протоиерей из Ревеля (Таллинна) Александр Николаевский, которому посчастливилось осуществить идею и мечту протоиерея Михаила Раевского. Император Александр III по представлению посла России князя А.Б. Лобанова-Ростовского одобрил инициативу строительства в Вене православного храма и лично пожертвовал 200 тысяч рублей, другую половину - 200 тысяч - министр финансов И.А. Вышнеградский изыскал из правительственных средств. В октябре 1893 года по повелению императора Александра III и по благословению первенствующего члена Святейшего синода Русской православной церкви митрополита Палладия (Раева), уроженца земли арзамасской, состоялась закладка православного кафедрального собора во имя Святого Николая, архиепископа Мирликийского. А на средства, собранные протоиереем Раевским (22 тыс. рублей), была сооружена кладбищенская церковь во имя Святого праведного Лазаря в той части Централь-ного кладбища в Вене, которая была отведена для погребения русских. В течение многих десятилетий храм не реставрировался, в конце 1990-х годов находился в аварийном состоянии, по этой причине и был закрыт городскими властями. В ноябре 2006 года после реставрации храм был освящен митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом, будущим Патриархом Московским и всея Руси. Скончался протоиерей М.Ф. Раевский 2 мая 1884 года в Вене, на семьдесят третьем году, скоропостижно. Тело его было перевезено в Петербург и погребено на Смоленском кладбище. Профессор В.И. Ламанский в поминальной речи о протоиерее М.Ф. Раевском сказал, что "со времени св. Мефодия до Раевского не было церковного деятеля с таким, как он, всеславянским значением". У отца Михаила было двое детей - сын и дочь. Младшая дочь, Людмила Михайловна, выросла в Вене, получила домашнее воспитание, говорила на четырех иностранных языках, знала литературу и музыку. Она обладала прекрасным голосом - меццо-сопрано и, будучи еще совсем юной, стала действительным членом Филармонического общества в Вене. Потом один или два сезона пела в лучшем оперном театре мира - Ла Скала в Милане. Ее талантом восторгались Чайковский, Лист и Рубинштейн. Людмила Раевская, вероятно, могла бы стать знаменитой певицей, но ради любви пожертвовала своим артистическим будущим. Она вступила в брак с молодым офицером Ильей Шестаковым и покинула Вену. В те годы жена офицера не могла выступать в театре, и она ради мужа оставила сцену. В Петербурге Людмила Михайловна преподавала пение в консерватории, у нее в доме постоянно бывали музыканты, в том числе Антон Рубинштейн. У Ильи Ивановича и Людмилы Михайловны Шестаковых было четверо детей: Анна, Иван, Екатерина и Любовь. И.И. Шестаков до 1912 года служил в Артиллерийском управлении и в других учреждениях, а в чине генералмайора был назначен генерал-губернатором Вильно, но ненадолго. По болезни перевелся в Петербург, где стал директором военного завода "Арсенал". В 1914 году И.И. Шестаков умер от диабета[15]. Внучки протоиерея Раевского, Екатерина Ильинична (по мужу Куршакова) и ее старшая сестра Анна Ильинична (по мужу Хоментовская), окончили первые открывшиеся в Петербурге высшие школы для женщин: Женский педагогический институт и Бестужевские курсы. Анна Ильинична не удовольствовалась одним физико-математическим факультетом, который окончила в 1907 году, и дополнила свои знания занятиями в Геттингене, а через несколько лет, в 1912 году, поступила на историко-филологический факультет Бестужевских курсов. Окончив его, она сдала магистерские экзамены в Петроградском университете. С 1919 по 1923 год была доцентом кафедры новой истории университета. А позже преподавала в Зубовском институте истории искусств16.

После Октябрьской революции 1917 года семьи Раевских, Куршаковых, Шестаковых разделили горькую судьбу просвещенной интеллигенции Санкт-Петербурга. Еще до революции средняя дочь Людмилы Михайловны, Екатерина, вышла замуж за Владимира Александровича Куршакова. От этого брака было четверо детей: Ирина (1908), Татьяна и Дмитрий (1909), Елена (1913). После смерти бабушки и родителей в 1919 году девочек воспитывала тетя - Анна Хоментовская, выдающийся историк. По-разному сложилась судьба правнучек протоиерея Михаила Раевского. Ирина Куршакова (в замужестве Арнольд) в 1924 году окончила школу и поступила по профсоюзной путевке на факультет иностранных языков педагогического института. После его окончания работала переводчицей в Институте гражданской авиации, где в 1941-1947 годах заведовала кафедрой иностранных языков, в 1948-м защитила кандидатскую диссертацию по авиационной терминологии. С 1952 года И.В. Арнольд заведовала кафедрой лексики во II Ленинградском институте иностранных языков. С 1966 по 1975 год заведовала кафедрой английской филологии пединститута им. А.И. Герцена и читала курсы лекций в университете. Ирина Владимировна Арнольд - заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук, профессор.

Ее младшая сестра Татьяна Владимировна окончила библиотечный институт. Вышла замуж за Андрея Федоровича Достоевского (1908- 1968), внука писателя Ф.М. Достоевского. Свыше сорока лет проработала она в Публичной библиотеке им. М.С. СалтыковаЩедрина[17]. От этого брака двое детей: Татьяна (1937) и Дмитрий (1945). Фамилия Татьяны Андреевны по мужу Высогорец. По образованию она техник-конструктор радиоприборостроения и более шестнадцати лет проработала в конструкторском бюро Центрального научно-исследовательского института связи. Дмитрий Андреевич имеет специальность техникамеханика.

Средний сын протоиерея Федора Герасимовича Дмитрий Федорович Раевский (1809-1852) после окончания Нижегородской духовной семинарии вернулся в свой родной город Арзамас. Епископом Нижегородским и Арзамасским Афанасием он был назначен на должность инспектора и учителя Арзамасского духовного училища. В 1828 году в возрасте 19 лет по благословению отца и матери женился на дочери священника, девице Марии[18]. Позднее Дмитрий Раевский был рукоположен в сан священника и определен в Христорождественский храм города Арзамаса, где служил более 15 лет. Среди его прихожан было немало известных арзамасских фамилий. Дмитрий Федорович являлся духовным отцом семьи купца-миллионера Александра Михайловича Заяшникова, дом которого стоял вблизи храма. И когда у купца в августе 1845 года умерла дочь Евдокия, то безутешный отец обратился за советом к Раевскому, что сделать хорошего в память о его умершей дочери? Тогда Дмитрий Федорович посоветовал купцу расширить старый храм или построить новый. Купец отправился в столицу и заказал у знаменитого русского архитектора К. Тона проект нового Христорождественского храма. Через шесть лет храм будет освящен. Его расписывал академик Л.С. Игорев. Но ни А.М. Заяшников, ни Дмитрий Федорович Раевский не дожили до освящения храма, которое предполагалось 1 октября 1852 года. Отец Дмитрий простудился, служа в холодной церкви, и умер[19].

В семействе отца Дмитрия было восемь детей: три сына и пять дочерей. Его сыновья по семейной традиции получили имена, которые передавались из поколения в поколение в роду Раевских. Так, первенца нарекли в честь старшего брата Николаем (1833); среднего - Федором (1839), в память о любимом родителе Федоре Герасимовиче; а младшего - Михаилом (1843).

Судя по документам, хранящимся в Центральном архиве Нижегородской области № 2 (г. Арзамас), средний сын протоиерея - Федор Дмитриевич Раевский продолжил династию священнослужителей Раевских. Старшая дочь Евдокия Дмитриевна Раевская (1830) вышла замуж за чиновника Арзамасской почтовой конторы Владимира Андреевича Соколовского. Средняя, Александра (1837), стала женой смотрителя Арзамасского духовного училища священника Воскресенского собора Николая Петровича Иорданского. От этого брака было шестеро детей: две дочери - Олимпиада (1855), Мария (1859) и четверо сыновей - Александр (1856), Сергей (1858), Николай (1863), Алексей (1865)[20]. Один из сыновей отца Николая, Николай Николаевич Иорданский, после окончания Казанской духовной академии выбрал для себя профессию педагога. С именем Н.Н. Иорданского связана история возникновения в России первой общедоступной детской библиотеки и организация женских воскресных школ, сыгравших большую роль в народном образовании. В 1900 году на Парижской выставке ему была присуждена золотая медаль за книгу "Исторический очерк развития народного образования в Нижнем Новгороде". Николай Иорданский является автором ряда учебников и пособий для школ. Доктор педагогических наук (1938), профессор (1922). Сын Н.Н. Иорданского, тоже Николай (1900-1940), стал геологом. Поисковая партия, которой он руководил, обнаружила на высоком берегу реки Воркуты пять мощных угольных пластов. Именем правнука Д.Ф. Раевского назван красивый карстовый лог на Верхней Печоре, в котором исследователь обнаружил крупную пещеру, получившую впоследствии наименование Медвежьей. Незадолго до своей смерти Николай Иорданский (младший) вернулся на преподавательскую работу во 2-й Московский государственный университет. Скончался в 1940 году.

Екатерина (1846-1898) после окончания СанктПетербургского Мариинского института благородных девиц преподавала в Арзамасской женской прогимназии. Была замужем за известным в Арзамасе священником Федором Ивановичем Владимирским, другом русского писателя М. Горького[21]. От этого брака было двенадцать детей, пятеро из которых умерли в младенчестве. Осталось семеро детей[22]. Сын Владимирских Михаил (1874-1951) после окончания Нижегородской духовной семинарии решил стать врачом. Учился в Томске, Москве, Гейдельберге. В 1902 году окончил медицинский факультет Берлинского университета, в 1903 году получил диплом Казанского университета. Еще в 1895 году Михаил Федорович вступил в РСДРП. Спустя четыре года, в 1899-м, за революционную работу был приговорен к высылке за границу. Вернувшись в Россию, работал земским врачом в Нижнем Новгороде. С 1905 года - на партийной работе в Москве, за участие в Декабрьском вооруженном восстании арестован, позднее выпущен под залог и, не дожидаясь суда, уехал во Францию. В 1917 году член Боевого партийного центра по руководству восстанием (Москва). С марта 1918 года Владимирский - врио председателя ВЦИК, в 1919-м - зам. наркома внутренних дел РСФСР. В начале двадцатых годов ? секретарь ЦК, позднее заместитель председателя СНК Украины, в начале 1930-х - нарком здравоохранения РСФСР. С 1927 по 1951 год ? председатель ЦРК ВКП (б). Прах его погребен в Кремлевской стене. Старшая из дочерей отца Федора и Екатерины Дмитриевны Мария (1870-1936) вышла замуж за теле-графиста Николая Никаноровича Доброхотова (1861-1937)[23], родила двенадцать детей. Дети были на редкость способны, и в каждом из них уже в детстве ярко проявлялись задатки, которые предвещали незаурядные характеры и личности. Биографии трех ее сыновей Николая, Михаила и Григория Доброхотовых тесно переплетены с советской наукой. Николай Николаевич металлург, заслуженный деятель науки и техники, академик АН УССР. В 1930-х годах был арестован по обвинению во вредительской деятельности. Помощь в его освобождении оказала Екатерина Павловна Пешкова, жена М. Горького. Михаил Николаевич геолог, лауреат Ленинской премии и Государственной премии УССР; Григорий Николаевич, профессор, лауреат Государственной премии СССР24. Трагически оборвалась жизнь их отца Николая Никаноро-вича Доброхотова - он был старостой Рождественской церкви, и по постановлению тройки УНКВД по Горьковской области от 23 октября 1937 года его расстреляли. Софья Федоровна Владимирская (1885-1923) по второму мужу Коршунова. Ее сын Илья Алексеевич Коршунов (1911-1997). В 1928 году Илья поступил в Нижегородский университет на химический факультет, который окончил в 1932 году и стал химиком-технологом. В 1948 году Илья Алексеевич стал профессором и с 1949 года заведовал новой кафедрой - кафедрой радиохимии. Кафедра радиохимии Горьковского университета, руководимая И.А. Коршуновым, была одной из первых в стране, которые готовили специалистов для атомной промышленности. В 1961-1969 годах Илья Алексеевич был ректором Нижегородского государственногоуниверситета им. Н.И. Лобачевского. 14 сентября 1847 года у Дмитрия Федоровича и Марии Никифоровны Раевских родилась дочь, нареченная в Святом крещении Любовью[25]. В 1864 году она вступила в брак с окончившим курс семинарских наук студентом Николаем Страгородским. Видно, Богу было угодно, чтобы объединились родственными узами эти два славных рода священнослужителей: Раевских и Страгородских. 8 ноября 1864 года в Арзамасском Воскресенском соборе священник Николай Иорданский совершил таинство венчания 22-летнего Николая Страгородского с 17-летней Любовью Раевской[26]. Спустя два года, 19 января 1866 года, в семействе диакона Николая Страгородского родилась дочь, в Святом крещении нареченная Александрой. Согласно метрической записи крестили ее 21 февраля в Арзамасском Воскресенском соборе. Таинство Святого крещения совершал иерей Николай Иорданский, а восприемниками (т.е. крестными родителями) явились дед Иоанн Дмитриевич Страгородский и родная сестра матери девица Варвара Раевская[27]. В 1867 году, 11 января у Николая Ивановича Страгородского родился сын. При крещении его нарекли Иваном - в честь деда, протоиерея Воскресенского собора, Иоанна Дмитриевича Страгородского[28]. Восприемниками у младенца стали его дед протоиерей Иоанн и его тетка, дочь умершего священника иерея Раевского, Варвара. 10 июня 1968 года у иерея Николая родилась дочь Мария, но, пожив около трех недель, 24 июля умерла. Вскоре его жена Любовь Дмитриевна заболела чахоткой и 17 сентября, двадцати одного года от роду, она умерла[29].

Пролетели годы. 18 сентября 1883 года в селе Красном состоялось венчание внучки протоиерея Раевского Александры Николаевны Страгородской и преподавателя Арзамасского духовного училища Евгения Васильевича Архангельского[30]. К этой поре Александра окончила Арзамасскую прогимназию. Ее муж, Евгений Архангельский (1862), происходил из семьи потомственных священнослужителей. В 1882 году Евгений окончил курс обучения в Нижегородской духовной семинарии с аттестатом по 1-му разряду. Спустя четыре года, в 1886 году, преосвященным Модестом он был рукоположен в сан священника и определен настоятелем Арзамасской кладбищенской Всехсвятской церкви. По благословению духовных властей иерей Евгений Архангельский исполнял различные общественные должности, занимался преподавательской деятельностью, являлся членом правления Арзамасского духовного училища, председателем Арзамасского уездного отделения Епархиального училищного совета. За свою пастырскую, педагогическую и общественную деятельность священник Евгений Архангельский неоднократно был отмечен различными наградами. С апреля 1902 года отец Евгений исполнял должность благочинного по 3-му округу Арзамасского уезда. 24 февраля 1913 года, после кончины протоиерея Николая Страгородского, Евгений Архангельский был переведен старшим священником в Алексеевский женский монастырь. Кроме сына Евгения, в семье Архангельских росла дочь Наталья (1869). 27 апреля 1892 года она вступила в брак со студентом Нижегородской духовной семинарии Николаем Ивановичем Красотским, сыном священника с. Базино Княгининского уезда. Поручителем со стороны невесты выступал священник Алексеевской женской общины Николай Иванович Страгородский. Таинство венчания совершал брат невесты, священник Евгений Архангельский с дьяконом Иоанном Паскевичем[31]. У отца Евгения и матушки Александры Архангельских своих детей не было, вероятно, поэтому они всю свою любовь и ласку отдавали племянникам: Евгению (1893), Александру (1896), Николаю (1900), Марии (1898), Ольге (1901), Серафиму (1903) Красотским[32]. Уже в советское время, когда протоиерея Евгения не стало, Александра Николаевна взяла на воспитание сына священника - Бориса Лебединского. Как и прежде, она жила в старинном доме деда, Ивана Дмитриевича Страгородского, рядом с Алексеевским монастырем на улице Алексеевской, ныне ул. Свободы. В октябре 1937 года Александра Николаевна была арестована и, несмотря на полнейшую нелепость всех обвинений и весьма преклонный возраст (семьдесят один год), решением тройки НКВД от 23 октября 1937 года была приговорена к высшей мере наказания. 4 ноября вместе с другими арзамасскими пастырями ее расстреляли.

Трудный путь был уготован и внуку протоирея Дмитрия Раевского - Ивану Страгородскому. В 1885 году после окончания Нижегородской духовной семинарии с аттестатом по 1-му разряду он отправился в Санкт-Петербург для поступления в Духовную академию, куда был принят на казенный счет[33]. Летом 1889 года Иван Страгородский принял иноческий постриг. В связи с этим в столицу из Арзамаса приехал протоиерей Николай Страгородский. Он благословил сына на иноческое служение Матери Церкви и присутствовал при его пострижении[34]. В январе 1890 года Иван Страгородский принял монашество с именем Сергий в честь одного из валаамских чудотворцев[35]. В том же году монах Сергий (Страгородский) был рукоположен в сан иеродиакона, а затем - в сан иеромонаха. В 1895 году защитил диссертацию "Православное учение о спасении". Синод удостоил Сергия Страгородского ученой степени магистра богословия. Последующиегоды тесно связали Сергия Страгородского с Санкт

Петербургской духовной академией, где он трудился в должности инспектора, а впоследствии и ректора. Одновременно он читал курсы лекций, рецензировал множество научных работ, выступал в самых различных аудиториях, писал статьи в богословских журналах, продолжал деятельное участие в научных, благотворительных и просветительных обществах. Именно в эти годы известность молодого епископа Ямбургского, викария Петербургской епархии (посвящен в сан в 1901 году) вышла за стены академии и границы епархии. Ему поручалось руководство синодальными комиссиями по диалогу с римско-католической церковью и старокатоликами. В октябре 1905 года Сергий был назначен архиепископом Финляндским36. На этой кафедре он пробыл двенадцать лет, сделавших его известным во всероссийском масштабе как одного из деятельных членов Святейшего синода, с мнением которого считались и власть предержащие. С 1917 года - митрополит, с 1925-го - зам. патриаршего местоблюстителя Петра (Полянского), с 1937 года - местоблюститель патриаршего престола, одновременно с 1934-го - митрополит Московский и Коломенский. За труды на благо церкви архиепископ Сергий был награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке и орденом Александра Невского. 8 сентября 1943 года Архиерейский собор Русской православной церкви в составе 19 иерархов избрал митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. 12 сентября в Богоявленском (Елоховском) соборе состоялась интронизация новоизбранного патриарха.

15 мая 1944 года Сергий скончался от кровоизлияния в мозг. По просьбе Синода он был погребен 18 мая в кафедральном Богоявленском соборе, с которым были связаны многие десятилетия его земной жизни. В самые тяжелые времена для Русской православной церкви патриарх Сергий Страгородский сделал все от него зависевшее, чтобы спасти от разрушения церковную организацию и укредить патриаршество. Велика его роль в сборе пожертвований во время Великой Отечественной войны. Сергий Страгородский достойно выполнил свой человеческий и святительский долг перед церковью и Родиной. Велик пример священнослужителей Раевских и их потомков как граждан и как патриотов своей родины! Это особенно важно сейчас, когда возрождающаяся и крепнущая день ото дня Россия так нуждается в искренней любви своих граждан.

Примечания

1 Раевский Н.Ф.: биографический очерк // Русская старина. 1906. № 6. С. 38.
2 Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). Ф. 570. Оп. 555. Д. 51. Ведомость о студентах Нижегородской семинарии за 1797 год.
3 Щегольков Н.М. Исторические сведения о городе Арзамасе. - Арзамас. 1911. С. 193.
4 ЦАНО № 2 (г. Арзамас). Ф. 64. Оп. 1. Д. 2. Л. 392. Исповедальные росписи.
5 Раевский. Н.Ф. Указ. соч.
6 Щегольков Н.М. Указ. соч.
7 ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 63. Л. 11.
8 Родосский А. Биографический словарь студентов первых XXVIII курсов СПб. дух. академии // Русская старина. 1907. № 6. С. 393-394.
9 Ольшевский М.Я. Воспоминания // Русская старина. № 188.
10 Раевский Н.Ф. Указ. соч.
11 Некоторые упражнения студентов VI курса СПб. дух. академии. Ч. III. С. 287-367.
12 Чистович И. История СПб. духовной академии. С. 445.
13 Раевский Н.А. Избранное. В 2 т. Т. 1. Алма-Ата: Жазушы, 1983. С. 31.
14 Карпухин О. Жизнь Николая Раевского // Простор. 1988. № 6. С.147-148.
15 Арнольд И.В. Моя семья - ХХ век в Петербурге, Петрограде, Ленинграде, Петербурге // Вестник СПб. университета. 1998. № 2. С. 8.
16 Там же. С. 14-15.
17 Там же. С. 16.
18 ЦАНО № 2 (г. Арзамас). Ф. 64. Оп. 2. Д. 1а. Л. 193; Оп. 1. Д. 2. Л. 738-739. Обыскная книга Благовещенской церкви.
19 Щегольков Н.М. Указ. соч. С. 122.
20 ЦАНО № 2 (г. Арзамас). Ф. 58. Оп. 2. Д. 1. Л. 211, 243, 309, 346, 546, 554.
21 Там же. Д. 2. Л. 15 об., 16, 44, 45, 158 об. Метрическая книга Воскресенского собора.
22 Там же. Ф. 65. Оп. 1. Д. 8. Л. 1, 2. Клировые ведомости Троицкой церкви.
23 Там же. Ф. 61. Оп. 2. Д. 3. Л. 187, 188. Метрическая книга. Христорождественская церковь г. Арзамаса.
24 Доброхотов Г.Н. Из семьи Доброхотовых // Арзамасская правда. 1978. № 72. С. 4.
25 ЦАНО № 2 (г. Арзамас). Ф. 61. Оп. Д. 13. Л. 85. Клировые ведомости. Христорождественская церковь г. Арзамаса.
26 Там же. Ф. 58. Оп. 2. Д. 1. Л. 527 об. Метрическая книга Воскресенского собора.
27 Там же. Д. 2. Л. 1, 1 об, 2. Метрическая книга Воскресенского собора.
28 Там же. Л. 41 об., 42. Метрическая книга Воскресенского собора.
29 Там же. Л. 145. Метрическая книга Воскресенского собора.
30 Там же. Ф. 196. Оп. 1. Д. 6. Л. 349. Метрическая книга Смоленской церкви с. Красное Арзамасского уезда.
31 ЦАНО № 2 (г. Арзамас). Ф. 196. Оп. 1. Д. 6. Л. 346 об-349. Метрическая книга Смоленской церкви с. Красное Арзамасского уезда.
32 Там же. Л. 418-419; Д. 7. Л. 189-190; Д. 8. Л. 348-349; Д. 8. Л. 2-3, 109-110; Д. 9. Л. 17-18. Метрические книги Смоленской церкви с. Красное Арзамасского уезда.
33 Георгиевский Г.П. Патриарх Сергий Страгородский // Патриарх Сергий и его духовное наследство. - М., 1947. С. 189.
34 Там же. С. 192-194.
35 Панкратов В. Жребий пастыря. - Арзамас: ЗАО Арзамаскомплектавтоматика. 1999. С. 13.
36 Там же. С. 26.

[Журнал N23]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8