Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Нижегородский музей Журнал N27": Основная тема номера: Основная тема номера: активная позиция ННГУ им. Н.И. Лобачевского в отношении к сохранению и популяризации нижегородского богатейшего научного культурного и технического наследия."

К сведению!
В этом номере нашего журнала мы открываем рубрику "Навстречу 100-летию ННГУ", в которой будут публиковаться новые материалы из фондов университетского музея, государственных и личных архивов, воспоминания участников событий, биографические материалы ученых и организаторов науки и университетского образования..

Кочемасовы "из-под Гагино 2-90"

Виктор Николаевич Баландин -краевед (г. Сергач).

В 2001 году я приступил к написанию книги "Из истории земли Сергачской" - краеведческих очерков о становлении и развитии здравоохранения (XIX-XXI века).

На очереди был очерк о главном враче Гагинской районной больницы Григории Ивановиче Кочемасове. В 1956 году под его руководством я проходил производственную практику как студент 4-го курса Горьковского медицинского института. Некоторые сведения о родителях Григория Ивановича я почерпнул из заметок И.Г. Соколова, долгожителя села Гагина, опубликованных в местной газете. Но для очерка полученных знаний было маловато. Я обратился к Андрею Леонидовичу Кочемасову. Но, оказалось, он и сам знал немного о родословной семьи Кочемасовых и, будучи в Москве, передал мое письмо двоюродной сестре Екатерине Николаевне Колачевской (Кочиной), дочери Николая Ивановича и Анны Ивановны Кочиных, последняя приходилась родной сестрой Григория Ивановича. И я был приятно удивлен и обрадован, когда месяца через два, 11 января 2002 года, получил письмо от Екатерины Николаевны. О Николае Ивановиче я знал (романы "Девки", "Парни", "Спелые колосья"), а о его дочери Екатерине Николаевне, конечно, ничего не знал, не ведал.

"Долго Вам не отвечала, потому что сама не все знаю о нашей семье... Написала письмо своей двоюродной сестре в г. Дзержинск, дочери старшей сестры Григория Ивановича Кочемасова... Вот эта сестра, которая тоже врач, Татьяна Александровна, по мужу Логинова, и прислала мне ответы на многие вопросы..."

Они-то мне и помогли во многом в написании данного очерка.

28 июня 2012 года в "Нижегородской правде" прочитал заметку "Линия судьбы". В подзаголовке: "Недавно ушла из жизни Екатерина Николаевна Колачевская (Кочина).

1 июля, в 40-й день, соберутся родные, друзья и благодарные ученики, чтобы помянуть добрым словом эту сильную женщину, замечательного хирурга и просто хорошего порядочного человека".

Я благодарен Екатерине Николаевне за ее отзывчивость, человечность, соучастие, когда совершенно незнакомому человеку она уделила так много внимания и времени (в то время она была профессором Московской медицинской академии, ей исполнилось уже 70 лет). Поэтому этот очерк я посвящаю светлой памяти этой незаурядной женщины.

Центральной фигурой очерка является Григорий Иванович Кочемасов. Он происходил из зажиточной крестьянской семьи. Отец "имел большой крестьянский дом и второй - станционный, в котором жили конюхи. Их было шесть, лошадей 15-20. Управлял перегонами: Гагино-Лукоянов, Гагино-Сергач..." (из заметки старожилов села Гагина Ивана Григорьевича и Галины Сергеевны Соколовых). Но перегоны не ограничивались Сергачом и Лукояновом. Можно было доехать и до Нижнего в два этапа: Гагино-Лысково - 90 верст и Лысково-Нижний - 90 верст. Отсюда и выражение: "Из-под Гагино 2-90".

Мать (не знаю имени), судя по тому, что она рожала 22 раза, была здоровой крестьянской закалки женщиной. К сожалению, 15 детей умерли в малолетстве.

Григорий Иванович родился 7 января 1893 года, окончил Гагинскую школу 2-й ступени, Починковское духовное училище, Нижегородскую духовную семинарию. С 1913 по 1917 год учился в Варшавском университете на медицинском факультете. Трудно сказать, что его вдохновило на медицинское поприще. Возможно, влияние врача Ветошкинской частной больницы Пашковых Эдмунда Петровича Ассендельфта, которого он мог знать. Какая-то была связь между Кочемасовым-отцом и Пашковыми. В "Записках краеведов" (2000) опубликована с пометкой "из архива Кочемасовых" фотография конца XIX века семейства последних Пашковых - Василия Александровича, его жены Александры Ивановны, дочерей Софьи, Ольги, Марии. В этом же журнале приводится полная родословная Пашковых.

После окончания университета в 1918 году Григорий Иванович назначен заведующим Лопатинским врачебным участком (в те годы здесь существовала врачебная амбулатория, сгоревшая во время войны), где работал фельдшером Степан Михайлович Филинов, о котором я писал в очерке "Один из многих" ("Сергачская жизнь" от 8 июля 2003 года).

В связи с кадровым голодом в Сергачской уездной больнице (здесь работали всего два врача: Иван Петрович Матасов и Сергей Васильевич Глотов, которые, имея колоссальные нагрузки непосредственно по лечебной работе, вынуждены были, к тому же, большое количество времени проводить в различных комиссиях) Григория Ивановича с 1 февраля 1921 года перевели в Сергачскую больницу, где он проработал до 25 ноября 1921 года.

А потом... Потом было родное село Гагино. С 1922-го по 1972-й, исключая фронтовые годы, отдал он Гагинской больнице. Григорий Иванович был свидетелем и одним из непосредственных организаторов советской системы охраны здоровья населения Гагинского уезда, с 1929 года - района. Несомненно, он знал и первого заведующего уездным отделом здравоохранения в то время Василия Алексеевича Листова, переведенного на эту должность из Черновской больницы нынешнего Большеболдинского района (в ней он работал и одновременно заведовал вторым медицинским участком бывшего Сергачского уезда с 1911 года по окончании Томского университета).

Пусть меня извинит читатель, но я отвлекусь от основной темы на эту неординарную личность. Василий Алексеевич недолго проработал в этой должности (с мая по сентябрь 1918 года). Видимо, организационная и канцелярская работа не удовлетворяла его как врача по призванию - профессионального хирурга (уже тогда его имя было на слуху у населения округи). Но именно ему пришлось принимать на свои плечи земские медицинские учреждения: 4 врачебных участка, включавших 3 больницы на 71 койку, 3 фельдшерских пункта - и организовывать структуру отдела: лечебного, санитарно-эпидемиологического, охраны здоровья детей с секцией охраны материнства и младенчества, фармацевтического отделений. В 1926 году В.А. Листов перешел на работу в Канавино в качестве старшего ординатора хирургического и гинекологического отделений 1-й Советской больницы, а в 1931 году назначен заведующим хирургическим отделением Автозаводской больницы. Трагический случай - случайный укол пальца руки при экстренной операции гангренозного прободного аппендицита привел к сепсису и смерти В.А. Листова. Ему был 51 год. Некролог был опубликован в газете "Нижегородская коммуна" 11 ноября 1932 года.

Но вернемся к основной теме. Не мог не знать Григорий Иванович Кочемасов и других заведующих этим отделом. Большим событием (знаковым, как говорят сейчас) явилась Первая уездная конференция медицинских и ветеринарных работников, состоявшаяся 10 января 1928 года. В повестке дня конференции стояли вопросы о пятилетнем плане развития здравоохранения уезда и профилактической работы. Организации и внедрению профилактического направления в уезде предшествовали экономическое и санитарно-гигиеническое обследования ряда сел и состояния здоровья их жителей, проведенные под руководством С.В. Глотова. Позднее они были обобщены в его книге "Сергачская деревня", изданной в 1929 году Нижегородской ассоциацией по изучению производительных сил при губернской плановой комиссии. Обследование жителей деревни Мансуровки и села Мишукова Гагинской волости проводилось гагинским участковым врачом Г.И. Кочемасовым и врачом ветпункта этого же участка С.И. Водопьяновой.

В завершение конференции участники сфотографировались: секретарь уездного комитета партии И.П. Старухин, ветврач Р.И. Яроцкий, заведующий уездным комитетом здравоохранения М.И. Чиженков, врачи А.А. Саар, П.И. Казаков, Г.И. Кочемасов и др. Григорий Иванович стоит рядом с Н.А. Саблиной. У него энергичное волевое лицо, целеустремленный взгляд. Почти все участники конференции еще относительно молоды, полны надежд и творческой энергии. Такими они и были до конца жизни.

О Григории Ивановиче Кочемасове я слышал еще в детстве. Его имя произносилось почти с божественным почтением. А увидеть его впервые пришлось при следующих обстоятельствах. В конце 1940-х годов мой отец лежал в хирургическом отделении с приступом почечной колики, и я принес ему в качестве дополнительного пайка к больничному рациону несколько испеченных мамой лепешек. Посетители стояли возле входа в отделение - сразу всех не пускали. Я услышал шепот: "Кочемасов идет, Кочемасов..." В интонации звучали трепетно-уважительные ноты. Медленной походкой он прошел в отделение, с ним поздоровались, он тоже - наклоном головы.

А познакомиться пришлось много позже, в 1956 году, когда мы, студенты, перешедшие на 5-й курс, проходили в Гагинской больнице производственную практику. Нас было трое: я, Зина Горюнова и еще один студент, фамилия которого не запомнилась. По какой-то причине Григорий Иванович не хотел нас брать на практику, несмотря на официальные направления из института. За нас заступилась присутствовавшая при разговоре врач-педиатр Анастасия Алексеевна Голованова, как выяснилось позднее, родом она была из Сергача, куда я и получил направление после окончания института. И Григорий Иванович сдался. В процессе практики я имел возможность познакомиться с ним и как с человеком, и как с доктором.

Григорий Иванович не менторски, а именно уважительно, на равных, относился к нам, студентампрактикантам. Это импонировало. Брал ассистировать нас на некоторые операции. При нем я сделал почти самостоятельно первую и последнюю операцию аппендэктомии. Меня влекла больше терапия - внутренние болезни. Иногда он вел прием больных.

Запомнился один случай: заходит в кабинет мужчина средних лет, осторожно ступая на напряженно вытянутую ногу и как-то странно отставляя ее в сторону, с искаженным от боли исхудалым бледным лицом, покрытым бисеринками пота. "Ставьте диагноз с ходу", - говорит нам Григорий Иванович. Мы молчим. "Ну, что же вы? Радикулит же!" - с укором говорит нам. При обследовании больного сзади под коленным суставом оказалась приличная мягкая флюктурирующая опухоль (натечник, обычно туберкулезного происхождения). "Ну вот, бывает и на старуху проруха", - как бы оправдывался он перед нами.

Запомнился один случай: заходит в кабинет мужчина средних лет, осторожно ступая на напряженно вытянутую ногу и как-то странно отставляя ее в сторону, с искаженным от боли исхудалым бледным лицом, покрытым бисеринками пота. "Ставьте диагноз с ходу", - говорит нам Григорий Иванович. Мы молчим. "Ну, что же вы? Радикулит же!" - с укором говорит нам. При обследовании больного сзади под коленным суставом оказалась приличная мягкая флюктурирующая опухоль (натечник, обычно туберкулезного происхождения). "Ну вот, бывает и на старуху проруха", - как бы оправдывался он перед нами.

Нас, студентов, такое его утверждение покоробило, так как многие из нас были максималистами и лозунг "Равенство, братство!" понимали уж слишком буквально и однозначно. Потом жизнь подтвердила его правоту, особенно в настоящее время. Да попади сегодня в больницу (не дай бог, конечно) лицо с положением, вокруг него закрутится такой хоровод, которого не знает Солнце со всеми планетами. Учил Григорий Иванович не только профессиональному опыту, но и жизни вообще. Запомнились его рассуждения о власти. Я привожу их примерную суть, не дословно, хотя заключаю выражения в кавычки: "Дай человеку власть, и он весь как на ладони. Посмотришь на иного обладателя ее и видишь - не человек идет, а Власть: лицо надутое, как у индюка; весь пыжится, сквозной взгляд, будто Земля вращается вокруг него. Ведь суть власти, данной кому-либо - творить благодеяния людям, добро, прежде всего коллективу, в котором властвуешь. В свою очередь, подвластные будут делать добро людям, с которыми им приходится сталкиваться по выполняемой профессиональной работе. Часто власть кому-то достается случайно. Это - страшно. Страшно, когда к власти стремятся недостойные ее люди, в чем-то даже ущербные, дабы унижать других. В этом они находят наслаждение, упиваются властью. Это - больные властью, вроде наркоманов. На страхе далеко не уедешь. Когда к людям относишься по-доброму, они сами выложатся на работе, без хлыста над ними. А из-за страха люди, конечно, будут работать, но это - подневольный труд, без радости творчества, от сих до сих и... точка". А вот его рассуждения о взятках.

"Противное слово. Вот вылечил я больного, в буквальном смысле вытащил с того света. Естественное состояние больного отблагодарить врача за это. Я ничего не прошу, не делаю никаких намеков на подношения, мне дорого простое "спасибо - Спаси Тебя Боже". Но меня чем-то презентуют. Что мне делать? Не взять - обидишь в искреннем порыве человека. Приходится брать. Но все равно это как-то неприятно. Один больной убеждал меня, что это же не взятка, которая отдает сделкой, чем-то неприятным. "Датка" этих качеств не имеет. Так что берите, молодые люди, только не мелочитесь. Дают, скажем, кусок мяса - берите целиком тушу. Шучу, конечно, но никогда не сходите до вымогательств. Это действительно грязно, постыдно и недостойно врача".

Жил Григорий Иванович в небольшом домике с палисадом на уличную сторону (кусты сирени почти заслоняли весь дом) на территории больницы. Большинство зданий остались еще от земства. Застройка павильонного типа: отдельное здание амбулатории, других отделений. Новая больница была построена в 1980-х годах прошлого века. Кажется, больница в целом, домик, в котором жил Григорий Иванович, и он сам - одно неразрывное целое, из одного времени. Больницу без Г.И. Кочемасова представить было невозможно. Он прожил большую и содержательную жизнь.

В годы Великой Отечественной войны работал военным хирургом в госпиталях в Муроме, Смоленске и других городах. За ратный труд награжден орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне", "За победу над Японией". В 1952 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Г.И. Кочемасову присвоено звание "Заслуженный врач РСФСР". Улица в Гагине, на которой он жил, по праву теперь носит его имя. Он почетный гражданин села Гагина

На торжественном собрании, провожая его на заслуженный отдых, первый секретарь районного комитета КПСС H.JI. Бирюков вручил ему памятный адрес. В нем говорилось: "Гагинский РК КПСС и исполком районного Совета депутатов трудящихся выражают Вам горячую благодарность за многолетнюю и безупречную работу на ниве народного здравоохранения. Работая долгие годы врачом-хирургом, а затем - заведующим и главным врачом больницы, Вы отдавали все свои силы, знания и опыт самому гуманному и благородному делу - охране здоровья советского человека. Мастерство, деловитость, принципиальность и настойчивость помогли Вам в организации здравоохранения, а добросовестное отношение к делу снискало Вам душевную теплоту, уважение и авторитет среди жителей района.

Родина высоко оценила Ваш самоотверженный труд, удостоив почетного звания "Заслуженный врач РСФСР" и правительственных наград. В связи с уходом на заслуженный отдых желаем Вам, дорогой Григорий Иванович, долгих лет жизни, доброго здоровья и большого личного счастья". Были в жизни Григория Ивановича и его семьи и трагические моменты.

В 1928 году Особым совещанием был приговорен к ссылке на три года на Урал отец жены Анны Андреевны местный священник Андрей Николаевич Виноградов. В 1943 году репрессирован муж сестры Анны Ивановны известный писатель Н.И. Кочин. В 1953 году в автомобильной катастрофе погиб старший сын Лев Григорьевич. Умер на руках отца и двоюродной сестры Екатерины Кочиной, проходившей тогда практику в Гагинской больнице.

Умер Григорий Иванович в 1979 году. В Гагинском музее на видном месте вывешен его портрет. А мне он видится таким, каким я его видел летом 1956 года. Тогда ему было 65. Среднего роста, крепкого телосложения, всегда безукоризненно одетый, тщательно выбритый. Врач от Бога, один из последних врачей-могикан от земской медицины, врач-универсал.

Посещая Гагинское кладбище, обязательно бываю на могиле Григория Ивановича, его жены Анны Андреевны, сыновей Льва Григорьевича и Леонида Григорьевича. Вечная им память!

Сведения, сообщенные мне о семье Кочемасовых Е.И. Колачевской (Кочиной), короткие, но я приведу их, так как они характеризуют общий культурный уровень семьи.

Старшей сестрой Григория Ивановича была Любовь Ивановна, ее муж - сын станционного смотрителя города Лукоянова Александр Иванович Филясов. Жили в городе Дзержинске. Их дочь Татьяна Александровна Логинова - врач по образованию - основная хранительница информации о семье Ивана Григорьевича Кочемасова - отца Григория Ивановича. Любовь Ивановна умерла 15 августа 1982 года, похоронена в городе Дзержинске.

Вторая сестра - Анна Ивановна - вышла замуж за Николая Ивановича Кочина, впоследствии видного писателя нашей страны, лауреата Государственной премии РСФСР им. М. Горького (1978), почетного гражданина города Горького. Преподавала историю в педагогическом институте. Умерла 11 июля 1984 года, пережив мужа на один год. Похоронены на Бугровском кладбище в Нижнем Новгороде, рядом с церковью и могилой писателя Мельникова (А. Печерского).

Прасковья Ивановна Горчакова (Кочемасова) вместе с мужем жила в городе Горьком, преподавала математику в школе. Умерла 17 апреля 1978 года. Похоронена в городе Горьком.

Младшая сестра Зоя Ивановна после войны жила в Ленинграде, преподавала литературу в школе. После смерти мужа переехала в город Горький. Похоронена вместе со старшей сестрой Любовью Ивановной в городе Дзержинске.

Брат Григория Ивановича Николай Иванович всю жизнь жил в городе Горьком. Семьи не создал. Работал в ремесленном училище завучем. Как пишет Екатерина Николаевна Колачевская (Кочина): "Дядя часто бывал в нашем доме. Мой отец Николай и дядя Николай были в очень теплых отношениях. Когда дядя Коля болел, то мама всегда его опекала. Умер он 14 января 1978 года, похоронен в городе Горьком на Бугровском кладбище".

Самый младший сын в семье - Александр Иванович. Был военным врачом, воевал на Дальнем Востоке. По возвращении в город Горький работал на военной кафедре в медицинском институте. Я его помню, он вел занятия в нашей группе. Его дочь Татьяна Александровна живет в Москве, работает врачом-лаборантом.

Жена Григория Ивановича Анна Андреевна - дочь местного священника Виноградова. Ничего не пишет о ней Екатерина Николаевна. Слышал, что трагическая гибель старшего сына при дорожно-транспортном происшествии отразилась на ее психическом состоянии здоровья, и она практически не показывалась на людях и жила последние годы затворницей. Скончалась 3 мая 1983 года, пережив Григория Ивановича на 4 года.

Лев Григорьевич погиб 28 июня 1953 года. "Я в это время проходила производственную практику у дяди Гриши в больнице. Льва привезли с переломом основания черепа, разрывом печени и т.д. Скончался он на наших руках. Сделать было ничего нельзя" (из письма Екатерины Николаевны). Окончил он зоотехнический факультет сельскохозяйственного института в городе Горьком.

Второй сын Григория Ивановича Леонид Григорьевич тоже был врачом. Работал в городе Горьком, затем переехал в родное село Гагино. От медицины ушел в пчеловодство. Умер 8 декабря 1997 года от злокачественного заболевания. Помню его.

Не избежала семейной трагедии и сама Екатерина Николаевна: в 44 года ушла из жизни от тяжелого заболевания ее дочь, тоже Екатерина Николаевна (это имя дал дочери и внучке сам Николай Иванович Кочин в память о рано ушедшей из жизни сестре Кате). Была она филологом. В "Нижегородской правде" (2012, № 72) опубликованы воспоминания Екатерины Колачевской (младшей) о своем деде, Николае Ивановиче Кочине. В этом же номере - фотография Николая Ивановича, Анны Ивановны, Екатерины Николаевны Колачевской (Кочиной), Кати Колачевской.

В заключение приведу несколько выдержек из сборника "Линия судьбы" (Нижегородская правда", 2012, № 66) о Екатерине Николаевне Колачевской (Кочиной).

"Буквально несколько дней не дожила Екатерина Николаевна до выхода в свет очередного сборника воспоминаний детей "врагов народа" "Линия судьбы", в который вошли ее воспоминания о счастливом довоенном детстве и несчастливом военном: голод, лишения, арест отца... Она выросла достойной дочерью своего отца. В 1955-м поступила в Горьковский медицинский институт, на 5-м курсе вышла замуж, учебу заканчивала уже в Москве... Шесть лет проработала участковым терапевтом, потом была аспирантура и приглашение на работу в НИИ туберкулеза Минздрава РСФСР, в отдел нелегочного туберкулеза... В 1980 г. защитила докторскую диссертацию, получила звание доктора медицинских наук...

У ветерана труда и труженицы тыла Екатерины Николаевны Колачевской (Кочиной) было еще одно звание, которое она ни от кого не скрывала, - реабилитированная жертва политических репрессий. Всю жизнь она хранила память о своем отце, издавала его книги".

Екатерина Николаевна в сборнике "Линия судьбы" писала: "Я так и не полюбила Москву. Душа моя осталась здесь, на Волге, где прошло мое детство и юность".

"Отметив свое восьмидесятилетие, в январе 2012 года она вернулась в Нижний. Обрела здесь свою семью, родных и близких. Хотела начать новую жизнь - справить новоселье, достойно отметить юбилей отца. Увы, планам этим не суждено было сбыться. Светлая память о Екатерине Николаевне навсегда останется в сердце всех, кто ее знал". Светлая память и всей семье Кочемасовых "из-под Гагино 2-90".

[Журнал N27]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8