Отделы музея: Музей истории ННГУ | Зоологический | Этнографический | Археологический | Фондовый | Сектор истории радиофизики | Отдел виртуальных программ | Музей науки ННГУ "Нижегородская радиолаборатория"| Информационных технологий| Музейной педагогики| Реставрационная лаборатория
Новости! | История ННГУ | Выставки | Экспозиция | Фонды | Экскурсии | Экспедиции| Деятельность | Пресса| Информация| Журнал"Нижегородский музей"| История НРЛ

Журнал Нижегородский музей

Нижегородский музей Журнал N27": Основная тема номера: Основная тема номера: активная позиция ННГУ им. Н.И. Лобачевского в отношении к сохранению и популяризации нижегородского богатейшего научного культурного и технического наследия."

К сведению!
В этом номере нашего журнала мы открываем рубрику "Навстречу 100-летию ННГУ", в которой будут публиковаться новые материалы из фондов университетского музея, государственных и личных архивов, воспоминания участников событий, биографические материалы ученых и организаторов науки и университетского образования..

Памятный день на фронте

В.С. Малинин

По мере того как наши войска приближались к Берлину, нами все с большей и большей силой овладевало чувство торжества, восторга и радости: мы были в ожидании скорой победы и возвращения на родину. В нашей части царило оживление, чувствовалась та приподнятость настроения, которая обычно сопутствует ожиданию какого-либо значительного события или большого праздника.

И вот этот День Победы, день торжества и радости, настал.

Много фронт дал незабываемых дней, но этот день навсегда останется в памяти как самый яркий в жизни день.

Наша часть - полевой подвижной госпиталь - была расположена в это время в 20-25 километрах от Берлина, на берегу большого озера, в дачном местечке возле небольшого городка. Местечко было сплошь застроено маленькими уютными дачками, утопающими в зелени и цветах. Сколько цветов! Они и в палисадниках, обязательно имеющихся возле каждого домика, и на подоконниках с наружной стороны окон, и по перилам крылечек, ведущих в дачки. Дачек так много, они так близко примыкают друг к другу, расположены так несимметрично, не по линии, что рискуешь запутаться в бесконечных лабиринтах, прежде чем выберешься на основные уличные магистрали. Это так необычно для немцев, любящих во всем систему, порядок и четкость! Но это так понятно для частнособственнических интересов тех же немцев: ведь каждый метр земли в данной местности возле Берлина - источник большого дохода.

Наш госпиталь был свободен от приема раненых и больных. Перед ним была поставлена другая задача - в несколько дней развернуть в этом дачном местечке дом отдыха для офицерского состава. Всем было понятно, что со дня на день ожидается окончательный разгром врага, после которого особо отличившимся в боях офицерам будет предоставлен отдых в обычной для мирного времени обстановке курортного местечка. Все были деятельно заняты приспособлением домиков для приема отдыхающих. Мыли, чистили, расставляли кровати, накрывали их белоснежным постельным бельем и одеялами, расставляли наиболее удобно мебель, развешивали занавески на окнах, покрывали столы скатертями, украшали комнаты цветами и пр. Работа кипела. Наши девушки-санитарки и медсестры сбились с ног, вкладывая всю силу своей любви и энергии в дело. Одновременно кипела работа по приспособлению подходящих помещений для столовой и клуба. Ведь во всем этом у немцев, живших на дачках каждый своим хозяйством, а для развлечений пользовавшихся соседним городком, не было нужды. Авось, наши труды потом пригодятся и им!..

Наши приготовления близились к концу, когда настал знаменательный день 9 мая 1945 г. С раннего утра работа кипела по-прежнему. Как ни были все в ожидании развязки войны, но что это случится именно сегодня - кому могло прийти в голову? Кроме того, высказывались предположения, что взятием Берлина вопрос еще не будет разрешен: немецкие войска могут отойти на север и продолжить сопротивление там. Но вот часов в 11 дня разносится слух: немцы капитулировали. Еще через час слух подтверждается официально.

Какое началось ликование! Девушки бросаются друг другу на шею и целуются.

А Марусе есть о чем задуматься: отец погиб на фронте, мать пропала без вести во время немецкой оккупации, дом сгорел. Куда ей деваться?..

Работа не клеится. Все так возбуждены, взволнованы. . . Там и здесь люди стоят группами и оживленно беседуют, высказывая различные предположения о сроках и порядке демобилизации и легкомысленно полагая, что если сегодня прекратились военные действия, то чуть ли не завтра все по домам. . .

Но день необычен не только этой общей взволнованностью и радостью. Чувствуется вдруг, что чего-то не хватает, чего-то нет столь привычного для прежнего времени. В чем же дело? Ответ сейчас же находишь, ощутив вдруг странную, непривычную тишину. Вы уже не слышите над головами постоянного, ставшего уже привычным за годы пребывания на фронте жужжания и гудения своих и неприятельских самолетов. Изредка лишь пролетит наш "кузнечик", выполняя какое-либо поручение в порядке связи. И не слышно также постоянного то отдаленного, то более близкого раската артиллерийской канонады. Все вдруг замерло. Как будто прошла буря с раскатами грома, тучи рассеялись, выглянуло солнце и стало тихо и ясно. Действительно, день стоял ясный, тихий и теплый. Весна здесь в полном разгаре, цветы уже давно распустились, и воздух благоухал.

Объявлен митинг. Быстро собрались все в только что приспособленном для клуба помещении. Замполит в короткой речи сообщил о капитуляции немцев, призвал быть бдительными по-прежнему, к готовности так же добросовестно работать, как работали и раньше и с честью оправдать задачу - дать заслуженный отдых тем, кто завоевал победу над врагом.

День был объявлен праздничным.

Казалось бы, веселье должно захватить всех бурным потоком на весь день, но уже за праздничным обедом чувствовалось, что подъем первых часов знаменательного дня спал, была заметна какая-то сдержанность, и чем ближе к вечеру, тем эта сдержанность становилась заметнее.

Вместе с нами в этом же местечке располагался ансамбль песни и пляски нашей армии. Была договоренность, что вечером часть ансамбля даст концерт для нас, но, выехав к вечеру на автомашинах в какую-то часть, ансамбль не возвращался. Девушки пробовали организовать танцы, но дело клеилось плохо. Одинокий баян, призывавший своей игрой на танцы, был неубедителен. Молодежь то войдет в клуб, покружится с минуту и выйдет, то вновь пробует увлечь себя танцами, но из этого явно ничего не получалось, и баян скоро замолк.

После возбуждения и волнений дня наступила заметная реакция. Событие дня было настолько значительным, настолько сильно затрагивало положение каждого, что все чувствовали потребность сосредоточиться, побыть одному, подумать о будущем. Публика куда-то разошлась.

Настал вечер, и, когда темнота сгустилась, небосклон над озером вдруг прорезала огненная лента, поднявшаяся с противоположного далекого берега озера и рассыпавшаяся огненными брызгами. Вслед за нею поднялась другая, третья. . . Берег озера начал заполняться нашей публикой. Весь персонал госпиталя стекался на берег смотреть красивое зрелище. Там, на том берегу озера, где Берлин, наши войсковые соединения, расположенные по всей линии горизонта, как будто сговорившись, начали пускать ракеты. Части торжествовали победу, ознаменовав ее богатейшим

фейерверком. По всему противоположному берегу озера взвивались в небо почти без перерыва огненные ракеты, красиво разбрасывая фонтаны огня. Эти огненные ленты, поднимавшиеся высоко в небо и оканчивавшиеся брызгами огня, отражаясь в черной глади озера, создавали феерическую, незабываемую по красоте картину. Публика с восторгом наблюдала эту чарующую картину. То, что эти огни шли откуда-то издалека, неизвестно, откуда именно, ночная тишина кругом, сказочной красоты картины, сознание, что вместе с нами где-то там наши боевые товарищи тоже отмечают знаменательный день и ликуют, добившись, наконец, победы, создали торжественность и подняли настроение. Все молчали, о чем-то с грустью думая. На лицах всех было заметно глубокое волнение. Вдруг один товарищ быстро отстегивает кобуру, вынимает пистолет и стреляет вверх, за ним делает то же второй, как будто поняв его намерение, потом - третий, и так, как будто охваченные каким-то психозом, мы все разряжали свои пистолеты.

Прошло уже часа два-три, как началась эта сказочная игра огня в черном небе и в черной глади воды. Публика начала расходиться по домам.

Я долго продолжал стоять на берегу озера, безмолвно наблюдая, как огненные ленты взвиваются в темное небо и красиво отражаются в темной воде, все реже и реже появляясь на небе. Ночная тишина, отсутствие на берегу людей, только что пережитые волнения дня и эти постепенно пропадающие, как бы замирающие и что-то навсегда уносящие с собою плавные, беззвучные, далекие ленты огня, напоминающие таинственный, блуждающий по небу, чего-то ищущий, такой же беззвучный и плавный свет прожекторов, вызывали томящую до боли в сердце грусть. . . Хотелось без конца стоять и думать, думать о чем-то и грустить. . . И я думал. . . и грустил. . . и трудно было бы сказать, о чем я думал и почему мне было грустно. Мне чего-то недоставало, мне было чего-то жаль. . . Жаль того, что прошло и уже не повторится. 2.XII.1946

30 ноября 1947 года Ходят упорные слухи, что будет обмен денег. Мы с мамой поехали в центр города, что творится - в полном смысле громят магазины, все молча покупают, что попадется под руку. Я купила туфли, плащ и пошла в театр. Слушала "Чиочио-сан", музыка Пуччини. После театра купила еще чемодан, сумку и две косынки. Тоже заразилась паникой.

14 декабря 1947 года В шесть часов вечера передано постановление Совета министров и ЦК партии о денежной реформе и отмене карточной системы. Рубль новой валюты - 10 руб. в старой валюте, таков обмен денег. Но в сберкассе сбережение до 3000 обменивается рубль на рубль, от трех до 10 000 - 2 руб. [новых денег] - 3 руб. [старых денег], и свыше 10 000 - 1 руб. [новых денег] - 2 руб. [старых денег] Таким образом, мои 3000 руб. на сберкнижке сохранились.

В начале 1948 года у Анны Алексеевны появилась возможность воссоединиться с мужем, проживавшим на спецпоселении. Она отправилась из Харькова в Бурятию, на прииск Карафтит современного Витимканского сельского поселения Баунтовского района Красноярского края. И лишь в 1958 году семья Дотц, в которой к тому моменту родилось трое детей, смогла выехать в город Харьков.

[Журнал N27]
[Журнал "Нижегородский музей"]

В начало | Поиск| Карта сайта | E-mail| Социальная сеть BK
Copyright © 2000-2016 Музей ННГУ, ННГУ
[Для зарегистрированных пользователей]
8